Юридическое Бюро - Юридические услуги

Поиск по сайту

Специальное предложение!

Продается Инвестиционно-финансовая компания

Лицензия ФСФР от января 2009 на осуществление брокерской, дилерской деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами

ООО, один участник – Штат сотрудников укомплектован. ООО, один учредитель - юридическое лицо, уставный капитал оплачен деньгами в размере 10 миллионов рублей. ИФНС России № 7 по г. Москве. Вся отчетность в порядке. Деятельность не велась.

Цена 750 000руб. подробнее

Вход

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2

ТЕМА: Арест залогового имущества другого лица

Арест залогового имущества другого лица 3 года 8 мес. назад #2409

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Здесь рассматриваются ситуации, когда арест накладывается на имущество по требованию кредитора, но при этом арестованное имущество находится в залоге у другого лица. А так же ситуации, связанные с возможностью обращения взыскания на такое имущество, обремененное залогом по требованию не залогодержателя, а иного кредитора.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Арест залогового имущества другого лица 3 года 8 мес. назад #2410

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Арест на имущество, являющегося предметом залога, по требованию не залогодержателя, а другого кредитора, является незаконным, тк нарушает права залогодержателя. С требованием о признании недействительным такого Постановления судебного пристава-исполнителя может выйти Должник, о чем говорит это судебное постановление ВАС РФ.



ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 марта 2010 г. N ВАС-3172/10

ОБ ОТКАЗЕ В ПЕРЕДАЧЕ ДЕЛА В ПРЕЗИДИУМ
ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Харчиковой Н.П., судей Марамышкиной И.М., Прониной М.В. рассмотрела в судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью "Крахмал.ру" (г. Дзержинский, Московская область) от 03.03.2010 б/н о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Московской области от 10.09.2009 по делу N А41-К2-17623/09, постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2009 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 15.02.2010 по тому же делу
по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Хелиос" (г. Дмитров, Московская область, далее - должник, залогодатель) об освобождении от произведенного судебным приставом-исполнителем отдела судебных приставов по Дмитровскому муниципальному району Управления Федеральной службы судебных приставов по Московской области Кофейниковой И.Ю. (г. Дмитров, Московская область, далее - судебный пристав-исполнитель) ареста и исключении из описи имущества: автопогрузчика, 1998 года выпуска, регистрационный знак - МХ 7529 50, рама 619243, двигатель - 619243, и автопогрузчика, 1991 года выпуска, регистрационный знак - АЕ 4639 50, рама - 15809, двигатель - 5К - 1262224 (с учетом изменения заявленных требований).
Другие лица, участвующие в деле: закрытое акционерное общество "Акционерный коммерческий банк "Абсолют Банк" (Москва, далее - банк, залогодержатель), общество с ограниченной ответственностью "Крахмал.ру" (г. Дзержинский, Московская область), открытое акционерное общество "Знамя" (г. Киселевск, Кемеровская область).
Суд

установил:

решением Арбитражного суда Московской области от 10.09.2009, оставленным без изменений постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2009 и постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 15.02.2010, требования ООО "Хелиос" удовлетворены.
В заявлении о пересмотре названных судебных актов в порядке надзора ООО "Крахмал.ру" просит их отменить, ссылаясь на неправильную оценку судами представленных доказательств, а также допущенные нарушения норм материального права.
Изучив содержание принятых по делу судебных актов, доводы заявителя, коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации считает, что заявление ООО "Крахмал.ру" подлежит отклонению по следующим основаниям.
Как установлено судами, постановлением судебного пристава-исполнителя от 05.05.2009, вынесенного в рамках сводного исполнительного производства N 46/5/29/6/2009-СД о взыскании с ООО "Хелиос" в пользу ООО "Крахмал.ру" и ОАО "Знамя" денежных средств, наложен арест на имущество должника, являющееся предметом залога по договору от 20.08.2008 N МБ-019/033-08/З-З, заключенному в обеспечение исполнения залогодателем перед банком обязательств по кредитному договору от 20.08.2008 N МБ-019/033-08/к.
Полагая, что указанное постановление судебного пристава-исполнителя противоречит требованиям закона, должник обратился в суд с данным заявлением.

Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 198, 200, 201, 329 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 334 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 69, 80, 119 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве), суды пришли к выводу, что наложение судебным приставом-исполнителем ареста и включение в опись имущества, являющегося предметом залога по договору от 20.08.2008 N МБ-019/033-08/З-З, по требованиям взыскателей, не являющихся залогодержателями и не относящимся к лицам, указанным в части 4 статьи 78 Закона об исполнительном производстве, противоречит требованиям закона и влечет нарушение прав и законных интересов залогодержателя в рамках исполнения обязательств по данному договору залога.
Кроме того, суды указали, что до проведения ареста (описи) имущества судебным приставом-исполнителем не устанавливалось наличие на счетах должника денежных средств, а также им в нарушение требований Методических рекомендаций о порядке действий судебного пристава-исполнителя при обращении взыскания на заложенное имущество, являющихся приложением к письму Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации от 05.11.2008 N 12/01-14744-НВ, не уведомлен залогодержатель о принятии решения о наложении ареста и произведенном аресте заложенного имущества.
Переоценка установленных судами нижестоящих инстанций фактических обстоятельств дела и представленных участниками спора доказательств в силу положений главы 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в полномочия суда надзорной инстанции не входит.
Иное толкование заявителем положений законодательства, а также иная оценка обстоятельств спора не свидетельствует о неправильном применении судами норм права.
Утверждение заявителя о том, что должник сознательно стремится вывести находящиеся в залоге имущество из под ареста для его последующей продажи с целью избежать необходимости исполнить обязанности перед кредиторами, носит предположительный характер. Между тем согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
В соответствии с частью 4 статьи 299 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определение о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра оспариваемого судебного акта в порядке надзора может быть вынесено лишь при наличии оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Поскольку названные основания для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отсутствуют, оспариваемые судебные акты не могут быть пересмотрены в порядке надзора.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299, 301, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд

определил:

в передаче дела N А41-К2-17623/09 Арбитражного суда Московской области в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения от 10.09.2009, постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2009 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 15.02.2010 по тому же делу отказать.

Председательствующий судья
Н.П.ХАРЧИКОВА

Судья
И.М.МАРАМЫШКИНА

Судья
М.В.ПРОНИНА
Последнее редактирование: 3 года 8 мес. назад от Рига.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Арест залогового имущества другого лица 3 года 8 мес. назад #2412

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СФЕРЕ ЗАЛОГОВОГО ПРАВА

КОММЕНТАРИЙ К ПОСТАНОВЛЕНИЮ ПЛЕНУМА ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО
СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 17 ФЕВРАЛЯ 2011 Г. N 10
"О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ЗАЛОГЕ"

Р.С. БЕВЗЕНКО

80. Первоначальный проект комментируемого Постановления содержал решения двух важных проблем залогового права, которые не вошли в финальную версию документа.
Первая из них - это ситуация, когда в ходе исполнительного производства по требованию, не обеспеченному залогом, судебный пристав-исполнитель обращает взыскание на имущество, заложенное в обеспечение требования другого кредитора.[/b] Вторая - столкновение требований предшествующего и последующего залогодержателей в рамках обращения взыскания на предмет залога. Ни группа разработчиков проекта, ни члены Научно-консультативного совета при ВАС РФ не смогли выработать единообразный подход к разрешению озвученной проблемы. В частности, пункт проекта постановления Пленума ВАС РФ, касающийся проблемы соотношения требований залогового и незалогового кредиторов, содержит три (!) варианта ее разрешения <1>.

<1> Об этом см.: Бевзенко Р.С. Удовлетворение нескольких кредиторов из стоимости заложенного имущества // Вестник гражданского права. 2011. N 1; Егоров А.В. Конкуренция залогодержателя и иных кредиторов по российскому и германскому праву // Вестник ВАС РФ. 2011. N 5.
81. Существует несколько подходов к разрешению коллизии (а) обеспеченных и необеспеченных требований и (б) требований предшествующего и последующего залогодержателя <1>.
<1> Далее я, пользуясь традиционной терминологией залогового права, буду именовать их старшим и младшим залогодержателем.
Действовавшее до начала 2009 г. законодательство об исполнительном производстве (как Закон 1997 г., так и Закон 2007 г.) допускало возможность обращения взыскания по долгам перед взыскателями, не являющимися залогодержателями, на предмет залога. И если текст ст. 49 Закона об исполнительном производстве 1997 г. практически не ограничивает возможность пристава обратить взыскание на заложенное имущество по требованию незалогового кредитора <1>, то положения ст. 78 Закона об исполнительном производстве в редакции 2007 г. уже ограничивают возможность обращения взыскания на заложенное имущество, оно может состояться только по незалоговым требованиям, относящимся к требованиям первой и второй очередей (требования по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью, по выплате авторского вознаграждения, по выплате заработной платы). Причем такие требования должны возникнуть до заключения договора о залоге.
<1> Указание ст. 49 Закона на то, что взыскание обращается на предмет залога в случае недостаточности у должника иного имущества, нельзя всерьез рассматривать в качестве хоть сколько-нибудь серьезного ограничения. Такой подход законодателя справедливо и много критиковали (см., например: Правовые проблемы организации рынка ипотечного кредитования в России / Под ред. В.С. Ема. М., 1999. С. 91 и далее).
В ходе реформы залогового права конца 2008 г. (Федеральный закон N 306-ФЗ) эта норма подверглась существенной корректировке: из нее исключили любые упоминания о том, что взыскание может быть обращено на предмет залога по требованию незалогового кредитора. Однако проблема тем самым была не разрешена, а лишь на какое-то время проигнорирована, ведь никакого позитивного правила (например, о том, что кредитор по незалоговому обязательству не имеет права требовать обращения взыскания на заложенное имущество) в закон введено не было.
82. Тот факт, что проблема по-прежнему актуальна, подтверждают и материалы судебной практики, которая весьма противоречиво отвечает на вопрос о возможности ареста и продажи предмета залога в ходе исполнительного производства, возбужденного по исполнительному документу, выданному незалоговому кредитору <1>.
<1> См., например: Определение ВАС РФ от 23 марта 2010 г. N ВАС-3172/10; Постановления ФАС Центрального округа от 30 сентября 2009 г. по делу N А64-1460/09; ФАС Северо-Западного округа от 6 мая 2010 г. по делу N А56-21641/2008; ФАС Дальневосточного округа от 8 февраля 2010 г. по делу N А51-10356/2009; ФАС Волго-Вятского округа от 25 мая 2010 г. по делу N А31-7800/2009.
Мыслимо три возможных пути разрешения описываемой ситуации.
(А) Обращение взыскания на предмет залога по требованию незалогового кредитора не допускается. Если у должника отсутствует какое-либо иное имущество, на которое можно было бы обратить взыскание в ходе исполнительного производства, то исполнительный лист должен быть возвращен взыскателю и он может обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом. В этом случае требования кредиторов (как залоговых, так и незалоговых) будут удовлетворяться в порядке, установленном законодательством о банкротстве.
(Б) Обращение взыскания на предмет залога по требованию незалогового кредитора возможно. Однако в целях более эффективной продажи предмета залога и максимального удовлетворения кредиторов залогодателя залогодержатель должен участвовать в исполнительном производстве и получить преимущественное удовлетворение из стоимости предмета залога. Оставшиеся после этого денежные средства передаются взыскателям, не являющимся залогодержателями.
(В) Обращение взыскания на предмет залога по требованию незалогового кредитора возможно. Однако продажа такого имущества на торгах в ходе исполнительного производства не должна затрагивать положение залогодержателя. В частности, залог должен сохраняться, что означает возможность залогодержателя обратиться с требованием об обращении взыскания на предмет залога к лицу, приобретшему имущество на публичных торгах.
Рассмотрим достоинства и недостатки каждого из озвученных вариантов.
83. Подход (А), в соответствии с которым арест и продажа заложенного имущества по требованию незалогового кредитора не допускаются, достаточно распространен в судах. Он был продемонстрирован также и в практике высшей судебной инстанции <1>.
<1> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 25 января 2000 г. N 5993/99. Правда, особенность вывода высшей судебной инстанции заключается в том, что Суд не допустил ареста предмета залога по незалоговому долгу, так как залогодержатель возражал против этого. Если рассуждать от противного, то получается, что если бы залогодержатель не возражал против ареста, то он бы считался правомерным.
Его идеология довольно проста: так как залогодержатель является кредитором, имеющим приоритет перед всеми другими кредиторами в части удовлетворения своих требований к должнику из стоимости заложенной вещи, то это означает, что, пока залогодержатель не обратил взыскание на вещь, залог, лежащий на ней, как бы автоматически "отодвигает" от нее прочих кредиторов должника. Другими словами, никто из незалоговых кредиторов не может требовать продажи заложенной вещи, потому что преимущественное право на "извлечение" из вещи ее стоимости имеет залогодержатель. Другие кредиторы могут удовлетворять свои требования к залогодателю из стоимости иного его имущества.
Если должник, который допускает просрочки по своим обязательствам, нарушил и обеспеченное обязательство, то тогда залогодержатель может обратить взыскание на предмет залога, и только когда имущество будет продано с торгов, причитающаяся залогодержателю часть стоимости предмета залога будет передана ему, а разница между вырученной суммой и суммой, переданной залогодержателю, может быть направлена на удовлетворение требований незалоговых кредиторов.
84. Безусловно, эта модель взаимоотношений залогового и незалогового кредиторов является абсолютно "прозалогодержательской", так как она "защищает" предмет залога от требований других кредиторов залогодателя.
Однако последовательное ее проведение может привести к возникновению ситуации, когда имущество должника, на которое можно было бы обратить взыскание, полностью находится в залоге (который был установлен сознательно <1>, или у должника просто не осталось незаложенного имущества), но сроки исполнения обязательства, обеспеченного таким залогом, еще не наступили и потому залогодержатель не обращается с требованием о продаже заложенного имущества.
<1> Ср. так называемый floating charge (Dalhuisen J. Transnational and Comparative Commercial, Financial and Trade Law. Oxford and Portland (Oregon), 2007. P. 697 - 698).
Эта ситуация может иметь два варианта разрешения. Первый - неопределенно долгое (по факту - пока предмет залога не будет продан с торгов по требованию залогодержателя) отстранение незалоговых кредиторов от обращения взыскания на предмет залога. Второй - банкротство залогодателя и удовлетворение требований всех кредиторов из стоимости имущества должника в рамках дела о банкротстве и в порядке, установленном конкурсным законодательством.
Первый подход явно несправедлив к незалоговым кредиторам, к числу которых могут относиться такие кредиторы, чьи требования заслуживают повышенной защиты (например, по деликтным обязательствам, по обязательствам, связанным с выплатой заработной платы, и пр.), и потому он должен быть отвергнут.
Второй же, напротив, вполне соответствует центральной задаче конкурсного производства - обеспечить максимально справедливое распределение имущества должника, не способного полностью оплатить все свои долги, между всеми его кредиторами. Кроме того, такой подход также укладывается и в идеологию законодательства о банкротстве: дело о банкротстве возбуждается, как правило, в отношении лица, которое не платит по своим долгам в течение определенного срока, причем не имеет значения соотношение стоимости имущества такого лица и общего размера долгов, принятых им на себя <1>.
<1> Оно имеет значение впоследствии, при определении того, стоит ли в отношении должника вводить процедуры, предусмотренные Законом о банкротстве, или нет. Ведь понятно, что механизм банкротства нужен в первую очередь там, где стоимость имущества должника меньше его долгов. В остальных случаях удовлетворение требований кредитора должно быть осуществлено в рамках исполнительного производства (см. подробнее: Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М., 2000. С. 88).
85. В качестве негативного последствия такого решения можно указать на следующее. Проведение в отношении должника конкурсных процедур требует серьезных затрат на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и лицам, привлеченным управляющим для проведения процедур. Кроме того, вероятна и такая ситуация, когда окажется, что издержки по делу о банкротстве будет вынужден нести обратившийся незалоговый кредитор (ст. 59 Федерального закона о несостоятельности (банкротстве); далее - Закон о банкротстве), что может послужить фактором, снижающим привлекательность обсуждаемого подхода. Кроме того, не следует забывать и о том, что при реализации предмета залога в рамках дела о банкротстве залогодержатель также подвергается угрозе лишиться части стоимости предмета залога (я имею в виду положения ст. 138 Закона о банкротстве, предусматривающие распределение денежных средств, вырученных от продажи предмета залога, между залоговым кредитором, кредиторами первой и второй очередей, а также направление части денежных средств на погашение расходов в деле о банкротстве).
Справедливость соответствующих норм Закона о банкротстве (о возложении бремени расходов в деле о банкротстве и о распределении средств, вырученных от продажи предмета залога) у меня не вызывает особых сомнений, однако вопрос заключается вот в чем: есть ли необходимость в том, чтобы дополнительно возлагать на залогодателя весьма тяжкое бремя расходов в деле о банкротстве в ситуации, когда в этом совершенно нет необходимости?
Приведу такой пример. Лицо является должником по двум обязательствам - на 100 и 200 руб. Обязательство заплатить 200 руб. обеспечено залогом имущества должника стоимостью 500 руб. Никакого другого имущества у должника нет. Вопрос: есть ли экономическая целесообразность в том, чтобы продажу предмета залога осуществлять исключительно в рамках дела о банкротстве и направлять часть стоимости предмета залога (которую можно было бы отдать залогодателю) на оплату услуг арбитражного управляющего? На мой взгляд, ответ на этот вопрос должен быть отрицательным. Но это, в свою очередь, означает, что правильность и универсальность обсуждаемого подхода весьма и весьма сомнительны <1>.
<1> Дополнительный аргумент может быть таков: в приведенном мной примере должник не является несостоятельным, так как стоимость его имущества превышает сумму его долгов. Поэтому нет и смысла открывать в отношении его конкурсное производство, требования кредиторов вполне могут быть удовлетворены в рамках принудительного исполнения судебных актов о взыскании задолженности.
86. Иной подход (обозначенный как подход (Б)) к описываемой проблеме можно было бы обозначить как "принцип стягивания" незалогового и залогового кредиторов в одно исполнительное производство, в рамках которого они бы получили удовлетворение из стоимости предмета залога (естественно, с сохранением преференциального положения залогового кредитора). Наиболее перспективным данный путь решения проблемы видится в ситуациях, когда стоимости предмета залога явно хватит для того, чтобы удовлетворить и залогового, и незалогового кредиторов. Разумеется, допущение самой возможности удовлетворения требований незалоговых кредиторов из стоимости заложенного имущества возможно только тогда, когда другого (незаложенного) имущества у должника уже не осталось.
Почему "затягивание" залогового кредитора в процедуру продажи с публичных торгов заложенного имущества все же необходимо? Причина проста: участие залогового кредитора в распределении денежных средств, вырученных от продажи заложенного имущества, осуществленной по требованию незалогового кредитора, будет означать, что предмет залога будет продан с торгов без сохранения залогового обременения по справедливой рыночной цене. Это, в свою очередь, повышает привлекательность участия в торгах для публики, устраняет потенциальные риски покупателей такого имущества подвергнуться процедуре обращения взыскания на приобретенное ими имущество (по требованию залогодержателя), позволяет выручить за продаваемое имущество максимально возможную цену.
Однако вся эта радужная картина рассыпается лишь оттого, что залогодержатель может не пожелать предъявить досрочное требование об обращении взыскания на предмет залога. Например, в силу особенностей содержания обязательства, обеспеченного залога. Приведу такой пример. Должник должен заплатить кредитору 100 руб. через девять месяцев, кроме того, он должен уплатить на эту сумму 24% годовых. Требование обеспечено залогом имущества должника стоимостью 300 руб. К должнику еще имеется требование незалогового кредитора на сумму 50 руб. Имущества, помимо заложенного, у должника нет. Незалоговый кредитор предлагает залоговому кредитору предъявить досрочное требование об исполнении обязательства, обеспеченного залогом, и обратить взыскание на предмет залога. Не вдаваясь в обсуждение правомерности такого требования (допустим, возможность предъявления требования о досрочном исполнении предусмотрена договором), можно предположить, что залоговый кредитор не будет заинтересован в том, чтобы согласиться на это - ведь он теряет 18% от суммы долга (2% в месяц x 9 месяцев), причем в реальности получения этой суммы залоговый кредитор может не сомневаться, ведь стоимость предмета залога позволит удовлетворить требование залогового кредитора в полном объеме.
Правовой стимул, который заставит залогового кредитора в описываемой ситуации все же предъявить требование о досрочном исполнении обязательства, обеспеченного залогом, лежит на поверхности. Достаточно лишь последовательно провести принцип, в соответствии с которым публичные торги, проводимые в ходе исполнительного производства, очищают имущество от всех лежащих на нем обременении (аренды, залогов и проч.) <1>. В этом случае желание не потерять привилегированное положение заставит залогодержателя предъявить требование об исполнении обязательства раньше срока. Если он этого не сделает, то он утрачивает право залога в отношении имущества, проданного на торгах по требованию незалогового кредитора.
<1> Нормативное обоснование этой концепции - положения п. 2 ст. 313 ГК РФ (см. подробнее: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 144 - 145; Новоселова Л.А. Публичные торги в рамках исполнительного производства. М., 2006. С. 215).
87. Этот подход вызывает следующий упрек: получается, что судьба обязательства должника перед одним лицом оказывается связанной с судьбой обязательств этого же должника перед другими лицами, причем эта связь настолько тесная, что она может повлиять даже на срок исполнения первого из обязательств. Такое положение дел нарушает устойчивое мнение о том, что обязательственная связь - всегда строго относительная, существующая только между кредитором и должником и потому третьи лица не могут влиять на силу и существо обязательства.
В качестве возражения против этого упрека можно выдвинуть следующее соображение: здесь нет непосредственного влияния действий третьего лица на содержание обязательства (в первую очередь на срок исполнения), так как обязательство залогодателя в отношении залогодержателя остается неизменным даже и в случае, если залогодержатель не пожелал присоединиться к исполнительному производству, в рамках которого был продан предмет залога. Его обеспеченное требование перестало быть таковым.
Справедливость же такого решения может быть обоснована и с помощью довода о том, что залог дает лишь приоритет в удовлетворении кредитора из стоимости вещи, но не защищает вещь от взысканий со стороны других кредиторов. Если залогодержатель не захотел воспользоваться своим приоритетом, это, по идее, не должно препятствовать продаже залога с публичных торгов.
Минусом обсуждаемого подхода является то, что имеющихся процедурных норм Закона об исполнительном производстве явно недостаточно для того, чтобы, во-первых, обязать пристава уведомить залогодержателя <1> о том, что предмет залога будет продан с торгов по требованию незалогового кредитора, и, во-вторых, приостановить первое исполнительное производство (по незалоговому требованию) до момента выдачи исполнительного листа по залоговому требованию (в случае, если залогодержатель пожелает предъявить требование должнику досрочно). Без этого механизма предлагаемое решение работать не будет.
<1> Естественно, при условии, что пристав будет знать о залоге. Это, видимо, возможно исключительно в случаях, когда публичность залога обеспечивается записью в реестре (прежде всего речь идет об ипотеке).
88. Есть еще одно соображение, которое заставляет усомниться в обсуждаемой модели разрешения коллизии залогового и незалогового кредиторов. Она позволяет недобросовестному должнику избавляться от "дорогих" долгов, обеспеченных залогом, путем искусственного создания незалогового долга, по которому им будет допущена просрочка. Представим ситуацию, в которой должник возвращает банку денежную сумму, выданную ему по договору кредита под 18% годовых три года назад; кредит обеспечен залогом. Сегодня средние ставки по такого рода кредитам существенно ниже (например, 13% годовых). Банк отказывается обсуждать с должником вопрос о снижении размера ставки. Вероятна ситуация, в которой заемщику будет выгодно пойти на то, чтобы не исполнить какое-либо обязательство перед другим кредитором, с тем чтобы вынудить банк предъявить требование о возврате кредита досрочно и удовлетворить его либо из денежных средств, вырученных от продажи предмета залога, либо перекредитовавшись в другом банке после предъявления залогодержателем требования о досрочном возврате кредита.
Очевидно, что распознать в описанной ситуации злоупотребление положением залогодателя и защитить интерес залогодержателя суду будет довольно сложно.
89. И наконец, третий вариант (подход (В)) - предмет залога может быть продан с публичных торгов в ходе исполнительного производства, возбужденного по требованию незалогового кредитора, с сохранением залога.
Вернемся к самому первому примеру: лицо является должником по двум обязательствам - на 100 и 200 руб. Обязательство заплатить 200 руб. обеспечено залогом имущества должника стоимостью 500 руб. Если имущество будет продаваться на публичных торгах с обременением в виде залога, то его цена не может быть выше 300 руб. Допустим, именно по этой цене оно и будет куплено покупателем. Покупая имущество за 300 руб., покупатель понимает, что суть полученного им дисконта заключается в том, что к нему может обратиться залогодержатель и потребовать обращения взыскания на имущество и уплаты ему 200 руб. в счет долга, обеспеченного залогом. Поэтому, видимо, покупатель имущества на торгах, соглашаясь на такую покупку, имеет в виду то, что ему придется заплатить залогодержателю денежную сумму, соответствующую размеру долга, обеспеченного залогом <1>. Итак, имущество продано за 300 руб., из этой денежной суммы незалоговому кредитору выдали 100 руб., а остаток (200 руб.) передали должнику.
<1> Для простоты подсчета я предлагаю исходить из того, что долг залогодателя перед залогодержателем не сопровождается обязанностью уплатить проценты.
90. Однако стройность конструкции нарушается тем, что, покупая заложенное имущество, покупатель не принимает на себя долг по обязательству, обеспеченный залогом. На деле это означает то, что должником по обеспеченному обязательству по-прежнему является должник в исполнительном производстве. Следовательно, залогодержатель по-прежнему вправе предъявить ему требование об исполнении обязательства. Теоретически можно даже представить себе ситуацию, когда залогодержатель такое исполнение от должника получит (назовем ее ситуацией (В1)). Но тогда окажется, что дисконт, предоставленный покупателю имущества на публичных торгах в сумме залогового обременения, оказался совершенно напрасным и безосновательным: он был предоставлен с расчетом на то, что к покупателю обратится кредитор, а этого не произошло. Но ведь тогда выходит, что залогодатель не только лишился имущества стоимостью 500 руб., но и заплатил сверх того еще 200 руб. Если же подсчитать экономический результат описанной операции, то получится, что должник понес убыток в размере 200 руб. Но ведь до начала обращения взыскания его имущества хватало не только на удовлетворение обоих требований - у должника осталось бы еще 200 руб. (500 руб. - 200 руб. - 100 руб.)! А приобретатель имущества, напротив, купил его с существенной скидкой, предоставление которой оказалось неоправданным.
91. Похожим образом ситуация (назовем ее ситуацией (В2)) разворачивается и в случае, если залогодержатель обратится к приобретателю предмета залога с требованием об обращении взыскания и последний это требование удовлетворит, заплатив долг, обеспеченный залогом. В соответствии со ст. 387 ГК к приобретателю предмета залога перейдет принадлежащее кредитору право требования. Теоретически возможно и то, что приобретатель предмета залога сможет указанную сумму от должника фактически получить. Опять-таки оказывается, что залоговый дисконт был получен приобретателем предмета залога неосновательно, а залогодатель оказывается в убытке.
92. Как можно примирить интересы приобретателя предмета залога и залогодателя?
Вряд ли возможно отрицать право приобретателя на залоговый дисконт, ведь иначе может оказаться, что он, удовлетворив залогодержателя и не получив как цессионарий соответствующую сумму от должника, заплатит больше рыночной стоимости вещи. При таком понимании ситуации заложенное имущество просто никто не будет покупать.
Другой вариант - исключить возможность перехода требования от кредитора к приобретателю предмета залога, удовлетворившему кредитора (ситуация (В2)). Но тогда остается ситуация (В1) с возможностью получения залогодержателем исполнения по обеспеченному залогом обязательству непосредственно от должника. Запретить залогодержателю обращаться за исполнением обязательства к должнику вряд ли возможно, потому что при покупке заложенного имущества не происходит перевода долга по обязательству, обеспеченному залогом, на лицо, которое такое имущество приобрело (что, безусловно, правильно!).
Решением проблемы может быть принятие подхода, в соответствии с которым залоговый дисконт должен квалифицироваться не как скидка с цены продаваемого имущества, а как отсрочка оплаты части покупной цены. При таком подходе получается, что покупатель продаваемого заложенного имущества на публичных торгах должен уплатить покупную цену в два этапа: первый платеж - это рыночная стоимость имущества минус залоговый дисконт; второй - собственно сумма залогового дисконта. Первый платеж делается после того, как был объявлен победитель торгов, срок второго платежа должен привязываться к сроку исполнения обязательства, обеспеченного залогом. В случае если обязательство, обеспеченное залогом, было исполнено самим должником, то у покупателя предмета залога с момента исполнения обязательства перед залогодержателем есть обязательство уплатить ему (как бывшему собственнику имущества, проданного на публичных торгах <1>) вторую часть цены по договору купли-продажи (которая соответствует залоговому дисконту). Если же покупатель предмета залога выплатил долг за должника и к нему в силу ст. 387 ГК РФ перешло право, принадлежавшее залогодержателю, то здесь может иметь место зачет встречных денежных обязательств (первое - обязательство залогодателя-должника, кредитором по которому стал покупатель имущества на публичных торгах; второе - обязательство покупателя имущества перед его бывшим собственником - должником в исполнительном производстве уплатить вторую часть покупной цены по договору купли-продажи, которая соответствует залоговому дисконту).
<1> Описываемая конструкция рассчитана на ситуацию, когда должник и залогодатель - одно и то же лицо. Однако она не претерпевает изменений и тогда, когда залогодатель и должник по обеспеченному обязательству - разные лица.
93. Против описываемой модели есть одно возражение - обязательству покупателя заплатить вторую часть покупной цены присуща та же нетвердость, ненадежность, которая характерна для любого денежного обязательства. Вполне можно представить ситуацию, когда покупатель предмета залога перепродал его дальше и у него не осталось имущества, за счет которого он будет исполнять свое обязательство по уплате второй части покупной цены. И тогда искомый результат - справедливое распределение стоимости предмета залога между кредиторами и должником - опять-таки достигнут не будет.
Для упрочения положения залогодателя-должника в исполнительном производстве, а точнее - для повышения его уверенности в том, что залоговый дисконт будет ему впоследствии выплачен, если он сам заплатит кредитору-залогодержателю, можно воспользоваться хорошо известным приемом - установлением законного залога в качестве обеспечения обязательства по уплате покупной цены в рассрочку (п. 5 ст. 488 ГК РФ). Понятно, что такой залог будет последующим (младшим) по отношению к тому залогу, который обеспечивает требование кредитора-залогодержателя в отношении залогодателя-должника в исполнительном производстве. Однако такой залог будет лежать на вещи, приобретенной в ходе исполнительного производства с залоговым обременением, и бывший собственник всегда сможет при помощи этого инструмента добиться исполнения обязательства по выплате ему оставшейся части цены проданной на публичных торгах вещи.
Описываемый подход позволяет достаточно гибко разрешить основные проблемы, вытекающие из коллизии прав залогового и незалогового кредиторов. Главный его недостаток - он содержательно довольно сложен, так как для его эффективного функционирования привлекаются институты последующего залога, зачета, законной цессии. Но вряд ли сама по себе сложность какого-то правового механизма является основанием для того, чтобы отвергнуть его.
Последнее редактирование: 3 года 8 мес. назад от Рига.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Арест залогового имущества другого лица 3 года 8 мес. назад #2413

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Обеспечительная мера вполне может быть принята в отношении залогового имущества по требованию незалогового кредитора, о чем говорит это судебное постановление. (важно, что требования были заявлены банком не об освобождении имущества от ареста).



ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 30 сентября 2009 г. по делу N А64-1460/09

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Центрального округа, рассмотрев кассационную жалобу Открытого акционерного общества "Российский сельскохозяйственный банк" в лице Тамбовского регионального филиала на решение Арбитражного суда Тамбовской области от 17.04.2009 г. и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2009 г. по делу N А64-1460/09,

установил:

открытое акционерное общество "Российский сельскохозяйственный банк" (далее - ОАО "Россельхозбанк", Банк) в лице Тамбовского регионального филиала обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя Мордовского районного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Тамбовской области (далее - Мордовское РОСП УФССП по Тамбовской области, Управление), выразившегося в непринятии мер по освобождению заложенного имущества из-под ареста, и обязании судебного пристава-исполнителя освободить из-под ареста имущество, находящееся в залоге у ОАО "Россельхозбанк".
Решением Арбитражного суда Тамбовской области от 17.04.2009 г. в удовлетворении заявленных Банком требований отказано.
Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2009 г. состоявшийся по делу судебный акт оставлен без изменения.
В кассационной жалобе ОАО "Россельхозбанк" просит отменить решение и постановление суда, полагая, что они приняты в нарушение норм материального права.
Изучив материалы дела, рассмотрев доводы жалобы, кассационная инстанция не находит оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов.
Как следует из материалов дела, на основании исполнительного листа от 10.12.2007 г. N 300173, выданного Арбитражным судом Тамбовской области по делу N А64-7052/07-21 на исполнение определения об обеспечении иска путем наложения ареста на имущество на сумму 25251956,65 руб., принадлежащее Обществу с ограниченной ответственностью "Радуга" (далее - ООО "Радуга", Общество, должник), постановлением судебного пристава-исполнителя Мордовского РОСП УФССП по Тамбовской области Луночкиной Л.В. от 19.12.2007 г. возбуждено исполнительное производство N 10/5213/22/5/2007.
В соответствии с постановлением от 19.12.2007 г. и актом от 21.12.2007 г. судебным приставом-исполнителем произведен арест имущества должника на сумму 25251956,65 руб. и оно передано на ответственное хранение и.о. генерального директора ООО "Радуга" Фильсову И.А., которым акт ареста имущества подписан без замечаний.
Решением Арбитражного суда Тамбовской области от 03.12.2008 г. иск, на обеспечение которого были направлены принятые судом меры, удовлетворен.
Поскольку в ответ на уведомления ОАО "Россельхозбанк" о погашении задолженности по кредитным договорам N N 080215/0011, 070215/0103 и 060200/1725 ООО "Радуга" письмом от 25.02.2009 г. сообщило о невозможности в полном объеме исполнять обязательства по уплате основного долга и процентов за пользование кредитом по причине неблагоприятного финансового состояния и предложило реализовать залоговое имущество в добровольном порядке, уточнив, что на него наложен арест, Банк 04.03.2009 г. обратился к судебному приставу-исполнителю с заявлением об освобождении заложенного имущества Общества из-под ареста. При этом, ОАО "Россельхозбанк" ссылалось на то, что арестованное имущество является предметом залога по договорам от 30.06.2008 г. N 080215/0011-4, от 05.10.2007 г. N 070215/0103-4, от 05.10.2007 г. N 070215/0103-5 и от 25.08.2006 г. N 060200/1725-4, в связи с чем его арест в интересах других лиц, не являющихся залогодержателями, в силу п. 1 ст. 78 Федерального закона "Об исполнительном производстве" от 02.10.2007 г. N 229-ФЗ (далее - Закон "Об исполнительном производстве") не допускается.
Уведомлениями от 05.03.2009 г. ОАО "Россельхозбанк" сообщило ООО "Радуга" об обращении взыскания на заложенное имущество по договорам залога во внесудебном порядке.
Письмом от 10.03.2009 г. Мордовский РОСП УФССП по Тамбовской области в ответ на письмо от 04.03.2009 г. сообщил Банку, что по вопросу освобождения заложенного имущества из-под ареста необходимо обратиться в Арбитражный суд Тамбовской области.
Полагая, что судебным приставом-исполнителем допущено неправомерное бездействие по освобождению заложенного имущества Общества из-под ареста, ОАО "Россельхозбанк" обратилось в суд с соответствующим заявлением.
Суд полно и всесторонне исследовал доказательства, представленные сторонами, и, правильно применив нормы материального права, принял обоснованные судебные акты по существу спора.
В соответствии с ч. ч. 1 и 2 ст. 90 АПК РФ обеспечительными мерами являются срочные временные меры, направленные на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя (обеспечительные меры), принимаемые арбитражным судом по заявлению лица, участвующего в деле, а в случаях, предусмотренных данным Кодексом и иного лица, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.
Согласно ст. 91 АПК РФ к числу обеспечительных мер относится наложение ареста на денежные средства или иное имущество, принадлежащие ответчику и находящиеся у него или других лиц.
В силу ч. 1 ст. 96 АПК РФ определение арбитражного суда об обеспечении иска приводится в исполнение немедленно в порядке, установленном для исполнения судебных актов арбитражного суда. На основании определения об обеспечении иска выдается исполнительный лист.
Частью 6 ст. 36 Закона "Об исполнительном производстве" определено, что требования, содержащиеся в исполнительном листе, выданном на основании определения суда об обеспечении иска, должны быть исполнены в день поступления исполнительного листа в подразделение судебных приставов, а если это невозможно по причинам, не зависящим от судебного пристава-исполнителя, - не позднее следующего дня.
В соответствии с ч. 4 ст. 96 АПК РФ в случае удовлетворения иска обеспечительные меры сохраняют свое действие до фактического исполнения судебного акта, которым закончено рассмотрение дела по существу.
Согласно ч. 4 ст. 80 Закона "Об исполнительном производстве" арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования и других факторов.
Учитывая изложенное, суд пришел к правильному выводу об отсутствии в Законе "Об исполнительном производстве" запрета на совершение исполнительных действий в отношении имущества, находящегося залоге.
Пунктом 1 ст. 334 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) предусмотрено, что в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом. В случаях и в порядке, которые установлены законами, удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателя) может осуществляться путем передачи предмета залога в собственность залогодержателя.
В соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 346 ГК РФ залогодатель вправе, если иное не предусмотрено договором и не вытекает из существа залога, пользоваться предметом залога в соответствии с его назначением, в том числе извлекать из него плоды и доходы, тогда как распоряжение предметом залога ограничено согласием залогодержателя.
Принимая во внимание, что реализация арестованного имущества судебным приставом-исполнителем не производилась, и ОАО "Россельхозбанк" не представлено суду убедительных доказательств нарушения бездействием судебного пристава-исполнителя по освобождению имущества ООО "Радуга" от ареста его прав и законных интересов, суд обоснованно отказал Банку в удовлетворении заявленных требований.
Нарушений процессуального закона, влекущих отмену обжалуемого определения, не установлено и оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.
В связи с тем, что налоговое законодательство не предусматривает оплаты государственной пошлины за подачу кассационной жалобы на судебные акты об оспаривании действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, госпошлина, уплаченная ОАО "Россельхозбанк" платежным поручением от 05.08.2009 г. N 12, в размере 1000 руб. подлежит возврату заявителю.
Руководствуясь ст. 104, п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 АПК РФ,

постановил:

решение Арбитражного суда Тамбовской области от 17.04.2009 г. и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2009 г. по делу N А64-1460/09 оставить без изменения, а кассационную жалобу открытого акционерного общества "Российский сельскохозяйственный банк" в лице Тамбовского регионального филиала - без удовлетворения.
Возвратить открытому акционерному обществу "Российский сельскохозяйственный банк", находящемуся по адресу: 392000, г. Тамбов, ул. М.Горького, д. 20, из федерального бюджета государственную пошлину в размере 1000 (одна тысяча) руб., уплаченную платежным поручением от 05.08.2009 г. N 12.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Арест залогового имущества другого лица 3 года 8 мес. назад #2414

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
А вот здесь незалоговый кредитор пытался обратить взыскание на имущество Должника, находящееся в залоге у другого лица через "изменение способа и порядка исполнения решения суда", но у него ничего не вышло, тк это нарушает права залогового кредитора.


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 6 мая 2010 г. по делу N А56-21641/2008

Резолютивная часть постановления объявлена 04 мая 2010 года.
Полный текст постановления изготовлен 06 мая 2010 года.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Гафиатуллиной Т.С., судей Захаровой М.В., Константинова П.Ю., при участии от закрытого акционерного общества "СЭБ Лизинг" Мамулина Ю.П. (доверенность от 14.08.2009), Зимина А.В. (доверенность от 15.09.2009), от общества с ограниченной ответственностью "Кола-Ресурс" Ефимова Д.Ю. (доверенность от 26.04.2010 N 17/2010-ДВ), рассмотрев 04.05.2010 в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Кола-Ресурс" на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.02.2010 по делу N А56-21641/2008 (судьи Жиляева Е.В., Зайцева Е.К., Копылова Л.С.),

установил:

Закрытое акционерное общество "СЭБ Лизинг" (далее - ЗАО "СЭБ Лизинг") обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Кола-Ресурс" (далее - ООО "Кола-Ресурс") - поручителю по договору поручительства от 08.12.2006 N 06/12/0394 о взыскании 96 691,74 евро задолженности лизингополучателя по договору лизинга от 08.12.2006 N 06/12/0394 и 15 443,26 евро неустойки.
Решением от 14.10.2008 иск удовлетворен. С ООО "Кола-Ресурс" в пользу ЗАО "СЭБ Лизинг" взыскано 96 691,74 евро задолженности в рублевом эквиваленте по курсу Центрального банка Российской Федерации на дату фактического платежа, 15 443,46 евро неустойки.

На основании указанного судебного акта взыскателю выдан исполнительный лист N 565007, который предъявлен к исполнению. Судебным приставом-исполнителем принято постановление от 26.12.2008 о возбуждении исполнительного производства N 52/21/8197/2/2008.
ЗАО "СЭБ Лизинг" обратилось в арбитражный суд с заявлением об изменении способа исполнения судебного акта путем обращения взыскания на объекты недвижимого имущества, принадлежащего ООО "Кола-Ресурс" на праве собственности, - здания бытового корпуса (кадастровый номер 51:20:01:01:01:155:017:6041) и производственного корпуса (кадастровый номер 51:20:00 00 000:000:6038), расположенные по адресу: г. Мурманск, Рыбный порт, Южные причалы.
Определением от 10.11.2009 суд отказал ЗАО "СЭБ Лизинг" в удовлетворении заявления об изменении способа исполнения судебного акта в связи с неправильно избранным способом защиты права и недоказанностью обстоятельств, свидетельствующих о затруднении исполнения судебного акта.
Постановлением апелляционного суда от 24.02.2010 определение от 10.11.2009 отменено, заявление ЗАО "СЭБ Лизинг" удовлетворено, изменен способ исполнения решения от 14.10.2008 путем обращения взыскания на вышеуказанные объекты недвижимого имущества.
В кассационной жалобе ООО "Кола-Ресурс", ссылаясь на неправильное применение апелляционным судом норм материального и процессуального права
, несоответствие его выводов фактическим обстоятельствам дела, просит постановление апелляционного суда от 24.02.2010 отменить, оставить в силе определение от 10.11.2009.
По мнению подателя жалобы, суд ошибочно применил статью 324 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), нарушил права залогодержателя - компании Landsbanki Island hf., Исландия, поскольку спорное имущество является предметом залога по договору об ипотеке от 25.12.2007.
В отзыве на кассационную жалобу ЗАО "СЭБ Лизинг" просит постановление от 24.02.2010 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.
В судебном заседании представитель ООО "Кола-Ресурс" подтвердил доводы, приведенные в кассационной жалобе. Представители ЗАО "СЭБ Лизинг" возражали против удовлетворения жалобы.
Представители Управления Федеральной службы судебных приставов по Мурманской области, надлежащим образом извещенного о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явились, что в соответствии с частью 3 статьи 284 АПК РФ не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.
Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.
В соответствии с частью 1 статьи 324 АПК РФ при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, арбитражный суд, выдавший исполнительный лист, по заявлению взыскателя, должника или судебного пристава-исполнителя вправе отсрочить или рассрочить исполнение судебного акта, изменить способ и порядок его исполнения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 37 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон N 229-ФЗ) взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться с заявлением о предоставлении отсрочки или рассрочки исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица, а также об изменении способа и порядка его исполнения в суд, другой орган или к должностному лицу, выдавшим исполнительный документ.
Согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от 18.12.2003 N 467-О Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Закон N 229-ФЗ не содержат перечня оснований для отсрочки, рассрочки или изменения способа и порядка исполнения судебного акта, а лишь устанавливают критерий их определения - обстоятельства, затрудняющие исполнение судебного акта, предоставляя суду возможность в каждом конкретном случае решать вопрос об их наличии с учетом всех обстоятельств дела.
В силу статьи 65 АПК РФ заявитель, ходатайствующий об изменении способа исполнения решения, должен доказать наличие обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта.
При оценке обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, суд должен исходить из необходимости достижения баланса интересов должника и взыскателя, сопоставляя их с требованием действующего законодательства об обязательности судебных актов арбитражных судов (статья 16 АПК РФ).
В качестве обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, ЗАО "СЭБ Лизинг" указало, что не является залогодержателем недвижимого имущества, на которое просит обратить взыскание, а иное имущество, денежные средства, ценные бумаги, позволяющие удовлетворить требования заявителя, у ответчика отсутствуют.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из недоказанности заявителем обстоятельств, свидетельствующих о затруднении исполнения судебного акта, и ненадлежащего способа защиты права.
Отменяя определение от 10.11.2009, апелляционный суд указал на наличие безусловных оснований для отмены определения, предусмотренных пунктом 2 части 4 статьи 270 АПК РФ.
Кассационная инстанция считает, что данный вывод апелляционного суда является мотивированным и подтверждается материалами дела.
Рассмотрев дело по правилам суда первой инстанции, апелляционный суд пришел к выводу о наличии оснований, предусмотренных статьей 324 АПК РФ, и удовлетворил заявление ЗАО "СЭБ Лизинг".
Данный вывод апелляционного суда основан на неправильном применении и толковании им норм процессуального и материального права.
Согласно статье 78 Закона N 229-ФЗ обращение взыскания на заложенное имущество осуществляется по исполнительному документу - судебному акту, исполнительному листу, исполнительной надписи нотариуса.
Обращение взыскания на имущество должника при отсутствии у него денежных средств не является изменением способа исполнения решения, поскольку этот порядок урегулирован специальными нормами закона. Статья 87 Закона N 229-ФЗ, на которую сослался апелляционный суд, регулирует порядок реализации имущества должника, в том числе и того, на которое уже обращено взыскание (часть 3).
Как следствие, вывод апелляционного суда о том, что обращение взыскания на заложенное имущество возможно путем изменения способа и порядка исполнения решения на стадии исполнительного производства в соответствии с процессуальным законодательством, неправомерен.
Изменяя порядок и способ исполнения решения, апелляционный суд ущемил интересы залогодержателя спорного имущества - компании Landsbanki Island hf., Исландия.

Поскольку определение от 10.11.2009 не может быть оставлено в силе в связи с наличием оснований, предусмотренных пунктом 2 части 4 статьи 270 АПК РФ, а выводы апелляционного суда базируются на неправильном применении им норм процессуального и материального права, кассационная инстанция в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 АПК РФ направляет дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении суду первой инстанции следует учесть вышеизложенное, рассмотреть дело с соблюдением норм процессуального права, проверить и оценить доводы и возражения сторон, дать им соответствующую оценку.
Руководствуясь статьями 286 - 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10.11.2009 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.02.2010 по делу N А56-21641/2008 отменить.
Дело передать на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Председательствующий
Т.С.ГАФИАТУЛЛИНА

Судьи
М.В.ЗАХАРОВА
П.Ю.КОНСТАНТИНОВ
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Арест залогового имущества другого лица 3 года 8 мес. назад #2415

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 8 февраля 2010 г. N Ф03-190/2010
(извлечение)

Как установлено судами и следует из материалов дела, на основании исполнительных листов Арбитражного суда Приморского края о взыскании с ИП Ерилина О.М., в пользу ЗАО "НПК "Катрен" от 17.11.2008 по делу N А51-11064/2008 2 171 105 руб. 81 коп., от 03.02.2009 по делу N А51-13900/2008 о взыскании 3 691 406 руб. 90 коп. судебными приставами - исполнителями Мартьяновой Г.А. и Ветошкиным Д.С. возбуждены исполнительные производства N 33/4/29656/2/2008 и N 5/4/13595/4/2009 соответственно, которые объединены в сводное исполнительное производство N 5/4/9548/2/2008-СД.
Считая, что судебным приставом-исполнителем не применяются меры, направленные на розыск имущества должника и обращение взыскания на заложенное имущество в целях исполнения исполнительных документов, общество обратилось в арбитражный суд.
Оспаривая выводы судов первой и апелляционной инстанций, заявитель указывает, что судами неправильно применена статья 78 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве), полагая, что судебный пристав - исполнитель обязан в рамках исполнительного производства проводить исполнительные действия по обращению взыскания на заложенное имущество, принадлежащее должнику.
В соответствии со статьей 78 Закона об исполнительном производстве обращение взыскания на заложенное имущество осуществляется по исполнительному документу - судебному акту, исполнительному листу, исполнительной надписи нотариуса. Следовательно, исполнительное производство об обращении взыскания на заложенное имущество (как движимое, так и недвижимое) как на предмет залога возбуждается только на основании исполнительного документа.
Учитывая, что ЗАО НПК "Катрен" не является в отношении ИП Ерилина О.М. залогодержателем по спорному недвижимому имуществу - объекта незавершенного строительства и жилого дома, расположенного по адресу г. Владивосток, ул. Шахтерская 8, положения пункта 2 статьи 78 Закона об исполнительном производстве применены быть не могут.
Следовательно, судами сделан обоснованный вывод о том, что у судебного пристава - исполнителя отсутствовали основания для обращения взыскания на заложенное по договору залога N 558/3 от 16.05.2008 недвижимое имущество.
В связи с вышеперечисленным, правомерен и вывод суда об отсутствии основания для обязания судебного пристава - исполнителя уведомить ОАО КБ "САММИТ БАНК" и кредитный потребительский кооператив граждан "Денежный", являющихся залогодержателями, о намерении принудительной реализации заложенного имущества, наложения ареста на долю должника в совместном имуществе - объекте незавершенного строительства и ареста на жилой дом.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
Время создания страницы: 0.183 секунд
Работает на Kunena форум

Контакты

Офис "Братиславская"

г. Москва, ул. Братиславская д.16, корп. 1
(отдельный вход со двора)

м. Братиславская (1 мин. пешком)

Офис "Трехпрудный"

г. Москва, Трехпрудный пер., д. 11/13 стр. 2

м. Маяковская (5 мин. пешком)

Тел.: +7 (495) 545-10-99
Тел.: +7 (495) 543-50-44
Факс: +7 (495) 347-67-67
Дежурный: +7 (916) 303-23-23

e-mail: 5451099 @ mail.ru

Узнайте больше!

Вы можете получить краткую бесплатную юридическую консультацию прямо на страницах нашего сайта в Форуме, а так же обменяться своим мнением относительно обсуждаемых там вопросов. Услуга "Заказ звонка" - Вы можете оставить заявку на оказание юридической поддержки с кратким описанием Вашей проблемы, заполнив специальную форму в разделе "Контакты" и наш Дежурный консультант обязательно свяжется с Вами в ближайшее время. Так же Вы можете воспользоваться СМС-сервисом, отправив СМС на наш мобильный номер +7(916) 303-23-23.

Счетчики



 форум
BANKI.RU — народный рейтинг, вклады, кредиты, ипотека