Юридическое Бюро - Юридические услуги

Поиск по сайту

Специальное предложение!

Продается Инвестиционно-финансовая компания

Лицензия ФСФР от января 2009 на осуществление брокерской, дилерской деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами

ООО, один участник – Штат сотрудников укомплектован. ООО, один учредитель - юридическое лицо, уставный капитал оплачен деньгами в размере 10 миллионов рублей. ИФНС России № 7 по г. Москве. Вся отчетность в порядке. Деятельность не велась.

Цена 750 000руб. подробнее

Вход

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: уступка коллектору по потребкредиту

уступка коллектору по потребкредиту 4 года 11 мес. назад #1628

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Казалось бы все понятно -


ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО
от 30 октября 2007 г. N 120

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обсудил Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации и в соответствии со статьей 16 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" информирует арбитражные суды о выработанных рекомендациях.

Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
А.А.ИВАНОВ

ОБЗОР
ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ПОЛОЖЕНИЙ
ГЛАВЫ 24 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

2. Уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству.
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании задолженности по кредитному договору, процентов за пользованием кредитом и применении мер ответственности за несвоевременный возврат кредита и уплату процентов. В обоснование требований истец сослался на уступку ему банком прав кредитора по кредитному договору. Определением суда к участию в деле в качестве третьего лица привлечен банк.
Согласно материалам дела между ответчиком и банком существовали кредитные отношения. Ввиду неисполнения заемщиком своих обязательств по договору банк уступил принадлежащие ему к ответчику требования обществу с ограниченной ответственностью, не являющемуся кредитной организацией.
Суд, признав соглашение об уступке права (требования) ничтожным, в иске отказал, исходя из следующего.
В силу положений статей 1 и 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" исключительное право осуществлять в совокупности операции по привлечению денежных средств физических и юридических лиц во вклады и размещению указанных средств от своего имени на условиях возвратности, платности, срочности принадлежит только банку. Исключительность указанного права не допускает передачу банком прав по кредитному договору другому лицу, не являющемуся банком и не имеющему лицензии Центрального банка Российской Федерации на осуществление указанных банковских операций.
Судом было также указано, что уступка банком прав кредитора по кредитному договору нарушает как баланс интересов участников кредитного обязательства, так и права вкладчиков кредитных учреждений. Кроме того, по мнению суда, кредиторами по кредитным договорам согласно пункту 1 статьи 819 ГК РФ могут быть только банки или иные кредитные организации.
Полагая, что при изложенных обстоятельствах уступка права (требования) не допускается, суд, руководствуясь положениями статьи 168 и пункта 1 статьи 388 ГК РФ, сделал вывод о ничтожности соглашения об уступке права (требования).
Обжалованное в кассационную инстанцию решение суда было отменено, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.
Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. Уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности". Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. По смыслу данного Закона с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни Закон, ни статья 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.
Суд кассационной инстанции отверг и довод суда о том, что заключение спорного соглашения нарушает права вкладчиков. Согласно пункту 3 статьи 423 Кодекса договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права (требования). Как следовало из материалов дела, за уступленное требование банк в соответствии с соглашением об уступке права (требования) получил встречное имущественное предоставление от цессионария.
Таким образом, вывод суда о ничтожности спорного соглашения основан на неправильном применении норм материального права. Поскольку судом не проверялся размер заявленных исковых требований, дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Последнее редактирование: 4 года 11 мес. назад от Рига.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re:уступка коллектору по потребкредиту 4 года 11 мес. назад #1629

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Однако с потреб кредитами не все так просто -


МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ
ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА

ПИСЬМО
от 23 августа 2011 г. N 01/10790-1-32

О ПРАКТИКЕ
ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ЗАЩИТЕ ПРАВ
ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ПРИ ЗАМЕНЕ ЛИЦА В ДОГОВОРНОМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ
(ПО ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ
ОРГАНОВ РОСПОТРЕБНАДЗОРА)

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека доводит до сведения своих территориальных органов, что Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (далее - ВАС РФ) 14 июля 2011 г. вынес уже второе определение об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ, связанное со случаями неправомерного включения в договоры с гражданами условий, предусматривающих переуступку прав требования кредитора третьему лицу, не наделенному специальным правом на заключение и исполнение сделок с потребителями.
Первый раз ВАС РФ вынес определение такого рода 24 сентября 2009 г. по делу N А33-8727/2008, в котором сторонами являлись акционерный коммерческий банк "Союз" (открытое акционерное общество) и Управление Роспотребнадзора по Красноярскому краю.
АКБ "Союз" (ОАО) обратилось в арбитражный суд с целью признания незаконным Постановления Управления Роспотребнадзора по Красноярскому краю от 23 июня 2008 г. N 2317 по делу об административном правонарушении, определенном частью 2 статьи 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).
В состав правонарушений, вмененных территориальным органом Роспотребнадзора названному банку, входило, среди прочего, включение в кредитные договоры с потребителями условия о "праве кредитного учреждения уступить полностью или частично свои права требования по договору третьим лицам, а также права на раскрытие необходимой для совершения такой уступки информации о заемщике, кредите, процентах, а также иной информации".
После неоднократного рассмотрения данного дела арбитражными судами разных инстанций Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа было вынесено Постановление от 25 мая 2009 г. N А33-8727/2008 - Ф02-2223/2009, которым решение Управления Роспотребнадзора по Красноярскому краю о назначении соответствующего административного наказания банку признано законным.
При этом в постановлении суда кассационной инстанции прямо обозначено, что включенное в кредитный договор условие о переуступке прав требования кредитора, в случае, если новым кредитором являются не банк или кредитная организация, нарушает право на согласование условий в контексте требований пункта 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).
В этой связи "суд, руководствуясь требованиями статей 382, 819 ГК РФ, обоснованно признал, что уступка банком права требования возврата кредита третьим лицам может привести к тому, что право требования к гражданину-заемщику будет передано третьим лицам, не являющимся кредитными организациями. В силу части 1 статьи 819 ГК РФ денежные средства в кредит может предоставить только банк или иная кредитная организация, имеющая соответствующую лицензию".

Не согласившись с данным постановлением, АКБ "Союз" (ОАО) направил надзорную жалобу в ВАС РФ, который по результатам рассмотрения доводов банка подтвердил обоснованность действий Управления Роспотребнадзора по Красноярскому краю, отметив при этом в соответствующем определении от 24 сентября 2009 г. N ВАС-11679/09, что "отказывая в удовлетворении заявленного требования суды исходили из того, что в отдельные пункты кредитного договора... банком включены условия, ущемляющие установленные законом права потребителя".
Несмотря на данный вердикт ВАС РФ, в 2010 году ОАО АКБ "РОСБАНК" отказалось выполнять предписание Управления Роспотребнадзора по Магаданской области от 16 апреля 2010 г. N 1588-ФС/10 о прекращении нарушений прав потребителей, оспорив его в суде.
В числе нарушений, выявленных в ходе проверки по заявлению пострадавшего потребителя, было зафиксировано неправомерное включение в кредитный договор условия "уступки прав требований по договору другому лицу". При этом Управление Роспотребнадзора по Магаданской области особо отметило, что в силу пункта 2 статьи 388 ГК РФ не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.
Гражданин, имея договорные отношения по кредитному договору с банком как субъектом, наделенным в установленном государством порядке соответствующим специальным правом (подтверждается лицензией, выдаваемой Банком России) и априори несущим законные обязанности перед потребителями (в любом обязательственном правоотношении потребитель всегда является не только "специальным" должником, но и "общим" кредитором в контексте положений пункта 2 статьи 308 ГК РФ), при реализации условия договора об уступке права требования общего характера может оказаться в отношениях с одним из "коллекторских агентств", работа которых не урегулирована законодательно, или иного неизвестного потребителю лица, в том числе лица, изначально не осуществляющего деятельность на потребительском рынке и в этой связи не обязанного соблюдать правила, установленные законодательством о защите прав потребителей.
Очевидно, что при возникновении таких обстоятельств гражданин-потребитель оказывается лишенным законных преференций, предусмотренных Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон N 2300-1).
Одновременно Управление Роспотребнадзора по Магаданской области указало, что условия практикуемых ОАО АКБ "РОСБАНК" кредитных договоров для заемщиков - физических лиц не предусматривают выбор нового кредитора с точки зрения наличия у него правового статуса, гарантирующего гражданам сохранение при цессии возможности защитить свои права и законные интересы как потребителям.
В этой связи также необходимо иметь в виду, что в силу взаимосвязанных положений пункта 1 статьи 1 и пункта 5 статьи 4 Закона N 2300-1, корреспондирующихся с нормами, установленными пунктом 1 статьи 857 ГК РФ и статьи 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон N 395-1), особенно с учетом общих запретов, предусмотренных пунктом 4 статьи 421 и пунктом 1 статьи 422 ГК РФ, стороны кредитного договора не вправе включать в договор условие, "разрешающее" нарушение банковской тайны.
Кроме того, по смыслу приведенных норм соблюдение банковской тайны является одним из критериев качества соответствующей финансовой услуги, оказываемой банком потребителю, в связи с чем цессия в потребительских отношениях если и возможна, то только в ситуации, когда новый кредитор является банком, обязанным, как и первоначальный кредитор, качественно обслужить клиента-потребителя, в том числе с соблюдением банковской тайны.
Таким образом, при включении банком в кредитный договор общего условия о допустимости уступки требования (вместе с передачей соответствующей информации, относящейся к банковской тайне) третьему лицу, не обладающему специальным правовым статусом, адекватным статусу первоначального кредитора, права потребителей оказываются ущемленными, что является нарушением требований, установленных пунктом 1 статьи 16 Закона N 2300-1.
Как указано в решении арбитражного суда Магаданской области от 30 сентября 2010 г. по делу N А37-944/2010, ОАО АКБ "РОСБАНК" сам сослался на сложившуюся арбитражную практику, согласно которой уступка права требования одного банка-кредитора другому банку рассматривается как правомерная (при этом цессия такого рода никогда не оспаривалась Роспотребнадзором).
Вместе с тем, ОАО АКБ "РОСБАНК" и названный суд первой инстанции, опираясь на ту же судебную практику, в принципе не учитывающую особенности потребительских отношений (поскольку в качестве судебных прецедентов были приведены Постановления ФАС ДВО от 27.08.2007 N Ф03-А51/07-1/3737, ФАС МО от 19.04.2007 N КГ-А40/1501-07, от 24.06.2009 N КГ-А409/3837-09, ФАС СКО от 23.06.2010 N А32-22637/2009, определения ВАС РФ от 11.10.2007 N 13543/06 и от 12.09.2007 N 9102/07, касающиеся исключительно споров юридических лиц между собой), сделали неправомерный вывод о том, что цессия не ограничена никакими законными требованиями, в том числе в части объема и существа передаваемой при этом информации.
Данный ошибочный вывод был исправлен на стадии кассационного обжалования Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 22 марта 2010 г. N Ф03-615/2011, которым действия Управления Роспотребнадзора по Магаданской области относительно правовой квалификации рассматриваемых событий признаны обоснованными в целом. При этом в указанном Постановлении по делу N А37-944/2010 отмечено, что "кассационная инстанция не может согласиться с выводами судов о правомерном включении банком в кредитный договор условия о предоставлении информации о заемщике третьим лицам, привлекаемым банком для взыскания задолженности по кредитному договору и для сопровождения уступки права требования".
Правильность такой позиции окончательно подтверждена уже упоминавшимся выше определением ВАС РФ от 14 июля 2011 г. N ВАС-8679/11, в котором еще раз было непосредственно указано, что согласно взаимосвязанным положениям статьи 857 ГК РФ и статьи 26 Закона N 395-1 "право заемщика на сохранение информации о его банковском счете, операций по этому счету, а также сведений, касающихся непосредственно самого заемщика, являются тайной, и разглашение этих сведений третьим лицам, не указанным в законе, нарушает его права".
Более подробная оценка цессии, в результате которой новым кредитором гражданина может оказаться "коллектор" или иное лицо, не обладающее соответствующей правосубъектностью, дана при рассмотрении арбитражным судом заявления ОАО "Восточный экспресс банк" об оспаривании Постановления Управления Роспотребнадзора по Ленинградской области от 28 августа 2009 г. N 61 о назначении административного наказания в виде административного штрафа за совершение административного правонарушения, определенного частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ.
При этом в решении арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20 января 2010 г. по делу N А56-60582/2009 прямо обозначено, что "требование лицензирования, а равно наличие банка (кредитной организации) на стороне кредитора в кредитном договоре распространяется как на сам кредитный договор, так и на все действия, выступающие объектами обязательств по предоставлению кредита и его возврату. Данное утверждение, в свою очередь, позволяет сделать вывод, что уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов субъектам небанковской сферы противоречит специальному банковскому законодательству, требующему лицензировать банковские операции.
Подобное условие противоречит пункту 1 статьи 388 ГК РФ, согласно которому уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.
Таким образом, суд, руководствуясь требованиями статей 382, 819 ГК РФ, считает, что включенное в заявление условие о возможности уступки банком права требования возврата кредита третьим лицам может привести к тому, что право требования к гражданину-заемщику будет передано третьим лицам, не являющимся кредитными организациями".
Правомерность данного вывода подтверждена Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 28 апреля 2010 г., которым процитированное решение суда первой инстанции по делу N А56-60582/2009 признано законным. При этом суд кассационной инстанции счел необходимым особо указать на то обстоятельство, что "по смыслу статьи 819 ГК РФ денежные средства в кредит может предоставить только банк или иная кредитная организация (имеющая соответствующую лицензию), следовательно, право требования может быть передано лишь субъектам банковской сферы".
Таким образом, можно сделать вывод о наличии консолидированной позиции арбитражных судов в отношении очевидного отсутствия у так называемых "коллекторов" законной возможности вступать с потребителями в правоотношения, требующие специального правового статуса, а также о влиянии уже сформированной судебной практики на более поздние дела, рассматриваемые арбитражными судами.
В частности, Постановлением Управления Роспотребнадзора по городу Санкт-Петербургу 19 мая 2011 г. N Ю78-00-03-0098 назначено соответствующее административное наказание по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ банку-нарушителю в лице ЗАО Банк "Советский" за включение им в кредитный договор, среди прочего, условия о "праве" банка "уступать, передавать или иным образом отчуждать свои права и обязательства по договору, передавать любую информацию о заемщике третьим лицам".
В решении арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29 июля 2011 г., вынесенном по делу N А56-36105/2011 в связи с оспариванием ЗАО Банк "Советский" указанного Постановления территориального органа Роспотребнадзора, судебный орган высказался вполне определенно:
"Пунктом 1 статьи 819 ГК РФ установлена специальная правосубъектность кредитора. Денежные средства в кредит может предоставить только банк или иная кредитная организация (имеющая соответствующую лицензию).
При совершении сделки по уступке права требования права и обязанности кредитора в полном объеме переходят к новому кредитору. В силу вышеизложенного императивного требования к правосубъектности кредитора по кредитному договору круг третьих лиц, которым возможна уступка права требования, является ограниченным.
Требование лицензирования, а равно наличие банка (кредитной организации) на стороне кредитора в кредитном договоре распространяется как на сам кредитный договор, так и на все действия, выступающие объектами обязательств по предоставлению кредита и его возврату.
Данное утверждение, в свою очередь, позволяет сделать вывод, что уступка права требования субъектам небанковской сферы противоречит специальному банковскому законодательству, требующему лицензировать банковские операции.
Подобное условие противоречит пункту 1 статьи 388 ГК РФ, согласно которому уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.
Таким образом, суд, руководствуясь статьями 382, 819 ГК РФ, считает, что включенное в заявление условие о возможности уступки банком права требования возврата кредита третьим лицам может привести к тому, что право требования к гражданину-заемщику будет передано третьим лицам, не являющимся кредитными организациями. Аналогичная позиция изложена в Постановлении ФАС СЗО от 28 апреля 2010 г. по делу N А56-60582/2009.
В силу пункта 2 статьи 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, которые предусмотрены законом.
В соответствии со статьей 26 Закона N 395-1 кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.
Указанной нормой определен объем предоставляемой информации и установлен круг лиц, которым кредитные организации и банки могут предоставлять информацию по счетам и вкладам физических лиц.
При этом законом установлена ответственность за разглашение банком (то есть передачу иным лицам) указанной информации, составляющей в силу статьи 857 ГК РФ банковскую тайну.
Из изложенного следует, что законом предусмотрено право заемщика на сохранение информации о его банковском счете, операций по этому счету, а также сведений, касающихся непосредственно самого заемщика, в тайне и разглашение этих сведений третьим лицам, не указанным в законе, нарушает его права.
Кроме того, как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года "О банках и банковской деятельности" в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко", гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, т.е. для банков.
Учитывая, что условия кредитного договора в части предоставления информации о заемщике третьим лицам противоречат изложенным выше нормам и не содержат указания о том, что данная информация предоставляется лицам, указанным в статье 26 Закона N 395-1, либо только новому кредитору в связи с произведенной уступкой права требования, что позволило бы применить положения пункта 2 статьи 385 ГК РФ, выводы административного органа о наличии нарушения по данному эпизоду законны и обоснованны. Аналогичная позиция изложена в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 22 марта 2011 г. по делу Ф03-615/2011".
Тем самым органами судебной власти в очередной раз была подтверждена правовая позиция Роспотребнадзора в установленной сфере деятельности, в данном случае суть которой сводится к недопустимости уступки прав требования (цессии) без комплексной оценки ее соответствия требованиям закона и/или меняющей существо изначальных правоотношений.
Однако Роспотребнадзор вынужден констатировать не только продолжение практики переуступки прав требования кредиторов - исполнителей возмездных услуг "коллекторам", то есть лицам, не являющимся субъектами законодательства о защите прав потребителей и не имеющих банковской лицензии как документа, подтверждающего специальное право кредитной организации находиться с гражданами в правоотношениях на основании заключенных договоров об оказании отдельных видов финансовых услуг (прежде всего это касается кредитных договоров), но и ее распространение на другие социально значимые секторы потребительского рынка, в частности, на сферу жилищных правоотношений (ЖКХ).
В соответствии с изложенным территориальным органам Роспотребнадзора необходимо иметь в виду следующее:
1) приведенные примеры правовой квалификации конкретных событий в сфере финансовых услуг могут быть применены по аналогии в других сегментах потребительского рынка, прежде всего там, где обслуживание потребителей требует наличия специального права или соблюдения установленного законом порядка (так, в сфере ЖКХ деятельность по управлению многоквартирными домами хотя и не лицензируется, но при этом статус "управляющей организации" сам по себе связан со специальным порядком приобретения соответствующих полномочий в контексте требований статьи 162 Жилищного кодекса Российской Федерации);
2) поскольку пресечение фактов нарушения законодательства Российской Федерации осуществляется Роспотребнадзором (его территориальными органами) только в установленном законом порядке, соответствующие функции в рамках федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей в части проведения проверок и выдачи предписаний, подачи судебных исков и заявлений о ликвидации хозяйствующих субъектов и др., а также возбуждение дел об административных правонарушениях (с учетом возможности квалификации выявляемых правонарушений не только по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ) необходимо применять исключительно в отношении субъектов Закона N 2300-1, в частности, в отношении исполнителей, прибегающих к сомнительным "услугам" "коллекторских агентств" и других "сборщиков долгов" (включая физических лиц), изначально не обладающих специальным правовым статусом субъекта законодательства о защите прав потребителей;
3) о всех поступающих в территориальные органы Роспотребнадзора фактах угроз и других незаконных действий, допускаемых "коллекторами" в отношении гражданского населения Российской Федерации, незамедлительно направлять соответствующие обращения граждан в правоохранительные органы на предмет выявления уголовно наказуемых деяний;
4) практические результаты соответствующей деятельности и правоприменительной практики предавать максимальной публичности через свои сайты в сети Интернет, средства массовой информации, а также используя другие информационные ресурсы, призванные обеспечивать просвещение потребителей;
5) следует активизировать работу по взаимодействию с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, местного самоуправления и общественными организациями по вопросам защиты прав потребителей, особенно касательно реализации программ повышения потребительской и финансовой грамотности в целях развития у населения Российской Федерации устойчивых навыков самозащиты права.
В целях формирования единообразия правоприменительной практики в области защиты прав потребителей территориальным органам Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека необходимо учесть имеющийся опыт для повышения эффективности всего комплекса мер по государственной защите прав потребителей.
Документированную информацию об административной практике, связанной с выявлением и пресечением фактов включения исполнителями различных видов возмездных услуг в договоры с потребителями условия об уступке требования, не соответствующего требованиям взаимосвязанных норм ГК РФ и статьи 16 Закона N 2300-1, следует предоставлять 30 числа каждого месяца в Управление защиты прав потребителей вместе с отчетом во исполнение письма Роспотребнадзора от 10.11.2008 исх. N 01/12725-8-32 в электронном виде по адресу Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. с одновременным направлением запрашиваемых материалов по почте.

Руководитель
Г.Г.ОНИЩЕНКО
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re:уступка коллектору по потребкредиту 4 года 11 мес. назад #1630

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Позиция АРБ по этому вопрос


АССОЦИАЦИЯ РОССИЙСКИХ БАНКОВ

ПИСЬМО
от 7 июля 2010 г. N А-01/1Е-516

Обращение Ассоциации российских банков обусловлено участившимися в последнее время публикациями в средствах массовой информации, в которых высказывается мнение должностных лиц Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека о том, что уступка кредитными организациями прав требования по долгам физических лиц коллекторским компаниям является неправомерной и, даже более того, о незаконном характере деятельности коллекторских агентств в целом.
Мнение Роспотребнадзора о том, что при уступке прав требований по кредитным договорам потребитель оказывается вне правового поля, является ошибочной и не основана на нормах права по следующим основаниям.
Во-первых, уступка права требования, в том числе по кредитным договорам, осуществляется на основании статьи 382 ГК РФ, согласно пункту 2 которой для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Действующее российское законодательство не содержит норм, запрещающих или ограничивающих возможность передачи кредитором права требования по кредитным договорам, должником по которым является физическое лицо (гражданин).
В соответствии со статьей 383 ГК РФ переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается. Однако указанное правило нельзя распространять на требования, возникающие из кредитных договоров, т.к. указанные требования не связаны с личностью кредитора. Требования к субъектному составу имеют значение в момент заключения кредитного договора для исполнения обязательства по выдаче кредита заемщику банком. Анализ правового регулирования отношений, возникающих на основании кредитного договора, свидетельствует об отсутствии препятствий для уступки кредитором права требования в отношении заемщика, в том числе физического лица (гражданина), третьим лицам, независимо от наличия у них лицензии на осуществление банковской операции по выдаче кредита.
Во-вторых, статья 384 ГК РФ содержит положение, в соответствии с которым права требования переходят к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода. Следовательно, в случае уступки прав требования для заемщика условия кредитного договора остаются прежними, на него не возлагаются дополнительные обязанности, его права не ущемляются. В соответствии со статьей 386 ГК РФ должник сохраняет по отношению к новому кредитору все свои возражения, которые он имел к прежнему кредитору. Таким образом, в случае предъявления к заемщику претензий в случае неисполнения им своих обязательств по кредитному он имеет право предъявить новому кредитору мотивированные возражения на соответствующие требования. Следовательно, при уступке прав требования права заемщика не нарушаются, он имеет право на защиту от необоснованных требований нового кредитора теми же способами, которые имелись в его распоряжении в отношении прежнего кредитора.
Если по договору уступки права требования передается только право требования погашения задолженности без передачи каких-либо иных прав и обязанностей по кредитному договору, то у последующего кредитора, например коллекторского агентства, возникает право требовать от заемщика только погашения задолженности. При этом все иные права и обязанности первоначального кредитора - банка в рамках иных обязательств по кредитному договору сохраняются за первоначальным кредитором (в т.ч. ведение ссудного счета, прием и перевод платежей, предоставление выписок по счету и т.п.).
Таким образом, права заемщика как потребителя никоим образом не нарушаются, поскольку по всем иным обязательствам "поставщик услуг" остается прежним и претензии по этим услугам могут предъявляться первоначальному кредитору - банку. Последующий кредитор - коллекторское агентство получает только право требовать от заемщика погашения задолженности, а также получать денежные средства в счет ее погашения. При этом должник имеет право предъявлять претензии коллекторскому агентству лишь в рамках обязательства (правоотношения): требование коллекторского агентства о погашении задолженности - исполнение данного требования должником.
Из изложенного следует, что уступка банком прав требования новому кредитору - коллекторскому агентству согласуется с нормами действующего законодательства Российской Федерации, регулирующими уступку прав требования, и не нарушает прав заемщика. Заемщик, как до уступки права требования, так и после, не лишен возможности защиты своих прав.
В-третьих, ограничение уступки прав требования коллекторским агентствам противоречит нормам действующего гражданского законодательства, позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Информационном письме Президиума ВАС России от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Информационное письмо).
Так, в соответствии с пунктом 2 Информационного письма уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон). Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. По смыслу данного Закона с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни Закон, ни статья 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.
Исходя из изложенного, передача права требования по кредитному договору небанковской организации, в том числе коллекторскому агентству, не нарушает нормы действующего законодательства Российской Федерации по следующим основаниям:
- после выдачи кредита банком банковская деятельность считается завершенной;
- возникшее из договора право требования возврата суммы кредита и процентов по нему уже не относится к банковской операции, несмотря на то, что право требования само по себе и возникло в результате реализации лицензируемой деятельности, т.к. право требования погашения задолженности, а равно получение суммы денежных средств в счет погашения задолженности по кредитному договору не входит в перечень банковских операций;
- в соответствии с пунктом 2 статьи 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Согласно пункту 1 статьи 307 ГК РФ в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Таким образом, кредитный договор содержит в себе несколько обязательств: кредитора - по выдаче кредита, а должника - по погашению суммы кредита и выплате процентов, иные обязательства, например, по договорам о предоставлении кредита на приобретение транспортного средства; это могут быть обязательства по своевременному информированию банка заемщиком об уменьшении стоимости заложенного имущества в силу каких-либо факторов, например страховых случаев.
Изложенное свидетельствует о наличии законных оснований у банка для уступки своих прав требования к физическим лицам - гражданам. Ограничение подобных сделок противоречит основополагающим нормам действующего российского законодательства, снижает возможность банков по "расчистке" балансов от "плохих" долгов, что, в свою очередь, может негативно отразиться на размере процентной ставки по кредитным договорам и доступности кредитов для граждан.
Необходимо обратить внимание на то, что в настоящее время заемщики полностью осведомлены о своих правах и обязанностях, но, к сожалению, в большинстве случаев злоупотребляют своим правом. Как показывает практика, в абсолютном большинстве случаев жалобы заемщиков необоснованны и призваны лишь "затянуть" время для исполнения обязательств по оплате долгов.
Учитывая изложенное, а также принимая во внимание необходимость выработки адекватных механизмов повышения защиты прав должников - физических лиц и обсуждения актуальных вопросов применения законодательства о защите прав потребителей в банковской сфере, Ассоциация российских банков предлагает сформировать постоянно действующий Экспертный совет из числа представителей Роспотребнадзора, АРБ, Национальной Ассоциации Профессиональных Коллекторских Агентств и Ассоциации коммерческих организаций Развития Коллекторского Бизнеса.
В этой связи с целью реализации Соглашения о сотрудничестве между АРБ и Роспотребнадзором от 6 сентября 2007 года, а также утвержденного 23 января 2008 года Плана мероприятий по выполнению указанного Соглашения просим рассмотреть вопрос о возможности участия в деятельности Экспертного совета представителей Управления защиты прав потребителей и Правового управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

Президент
Г.А.ТОСУНЯН
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re:уступка коллектору по потребкредиту 4 года 8 мес. назад #1869

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
В этом деле уступка по потреб кредиту признана судом ничтожной сделкой, как заключенная с лицом, не имеющим специальной лицензии (коллекторским агентством). Одна из мотивировок - "Таким образом, в рамках кредитного договора с банком, правосубъектность которого регламентирована законодательством о банках и банковской деятельности, личность кредитора имеет для гражданина существенное значение".



КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 сентября 2012 г. по делу N 33-6877

Судья: Бубакова С.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:
председательствующего - Головиной Л.Н.
судей - Абрамовича В.В., Парамзиной И.М.
при секретаре - И.
заслушала в открытом судебном заседании по докладу судьи Головиной Л.Н.
гражданское дело по иску С. к Банку ВТБ 24 (ЗАО) о признании недействительным договора уступки прав требования, денежной компенсации морального вреда
по апелляционной жалобе С. и ее представителя К., действующего на основании нотариальной доверенности
на решение Советского районного суда г. Красноярска от 04 июня 2012 года, которым постановлено: "В удовлетворении исковых требований С. к Банку ВТБ 24 (ЗАО) о признании недействительным договора уступки прав требования N 3121 от 01 сентября 2010 года, денежной компенсации морального вреда - отказать".
Заслушав докладчика, Судебная коллегия

установила:

С. обратились в суд с иском к Банку ВТБ 24 (ЗАО) о признании недействительным договора уступки прав требования, денежной компенсации морального вреда. Свои требования мотивировала тем, что 07 июня 2006 года заключила с ЗАО "Внешторгбанк Розничные услуги" кредитный договор N 625V0046-0000276 на сумму 260 000 рублей под 20% годовых на потребительские нужды на срок по 06 июня 2011 года. 18 марта 2010 года ею получено уведомление о том, что согласно протоколу N 05\06 от 10 октября 2006 года ЗАО "Внешторгбанк Розничные услуги" переименовано в ВТБ-24 (ЗАО). В соответствии с графиком погашения кредита и уплаты процентов она с июля 2006 года по октябрь 2008 года регулярно и своевременно производила платежи Банку. Всего за этот период ею выплачено 216 180 рублей. В октябре 2008 года она потеряла работу и лишилась возможности производить платежи по задолженности по кредиту. В сентябре 2010 года она получила уведомление от Банка ВТБ-24 об уступке права требования по кредитному договору N 625\0046-0000276 от 07 июня 2006 года в пользу Общества с ограниченной ответственностью Коллекторское Агентство "Русская долговая корпорация". Уведомление аналогичного содержания она получила и от ООО Коллекторское Агентство "Русская долговая корпорация". Со ссылкой на нормативно-правовые акты, а также положения кредитного договора N 625/0046-0000276 от 07 июня 2006 года, считала, что Банк нарушил условия конфиденциальности, разгласил третьим лицам ее персональные данные и сведения, составляющие банковскую тайну. Срок действия кредитного договора между нею и Банком истекал 06 июня 2011 года. Однако Банк, не дождавшись указанного срока, в июне 2009 года, не утруждая себя заключением каких-либо договоров, передал ее персональные данные коллекторскому агентству "Русская долговая Корпорация", и только 01 сентября 2010 года переуступил право требования по Кредитному договору N 625\0046-0000276 от 07 июня 2006 года в пользу ООО Коллекторское Агентство "Русская долговая корпорация" на основании заключенного Банком и Агентством договора уступки прав требования N 3121. Считает совершенный между Банком и коллекторским агентством договор уступки недействительной сделкой, поскольку она противоречит требованиям закона: во- первых, как указано в Письме Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 23 августа 2011 года N 01/10790-1-32 "О практике применения судами законодательства о защите прав потребителей при замене лица в договорном обязательстве (по делам с участием территориальных органов Роспотребнадзора)", право требования по кредитному договору может быть передано, но исключительно другому банку. Соответственно, в договоре должно быть прямое указание на это. Во-вторых, лицо, которому передается право требования, получает информацию о заемщике. Она является банковской тайной. Доступ к ней имеет строго определенный круг лиц (банки, клиенты и их представители, бюро кредитных историй, госорганы). Таким образом, уступка права требования небанковской организации влечет за собой нарушение законодательства о банковской тайне. Незаконные действия Банка по переуступке права требования некредитной организации, разглашение сведений, составляющих банковскую тайну, подпадают под действие ст. 183 УК РФ. Переуступив право требования по кредитному договору, банк подверг ее бесконечным бесцеремонным нападкам со стороны вышеупомянутого коллекторского агентства. Сразу после направления ей уведомления о переуступке долга "Русская долговая корпорация" обрушила на нее град звонков с требованием погасить долг перед корпорацией, причем звонки сопровождались угрозами применения санкций и мер ответственности, которые могут быть наложены исключительно органами государственной власти (угрозы привлечь ее к уголовной ответственности по нескольким статьям Уголовного кодекса РФ, наложения запрета выезда за пределы РФ и т.п.). С течением времени угрозы становились все изощреннее, вплоть до выезда коллекторов "для личного общения". Даже на ее электронный адрес поступила угроза передать ее дело в правоохранительные органы по ст. 159, 165, 177 УК РФ.
Заключая кредитный договор с ответчиком, она имела твердое намерение погасить кредитную задолженность в сроки согласно графику погашения кредита, и до октября 2008 года регулярно вносила необходимые платежи по погашению кредита. Однако в октябре 2008 года в связи с кризисом, предприятие, в котором она работала, прекратило свою деятельность. Кроме того, в январе 2009 года в ее семье произошло трагическое событие (кончина матери), и она после этого вынуждена была большую часть времени находиться в другом городе в европейской части России, где она ухаживала за тяжелобольным отцом, и только после похорон, в январе 2011 года она смогла вернуться в г. Красноярск. За время, пока она пребывала под воздействием личной трагедии (потеря родителей), ее в различное время суток, буквально третировали телефонные звонки коллекторского агентства. Вследствие пережитой трагедии, усугубленной травлей коллекторов, у нее развилось заболевание опорно-двигательного аппарата (грыжа позвоночника) и в настоящее время она нуждается в серьезном лечении. Кроме того, заключая договор о переуступке долга, ответчик, очевидно, передал агентству копии документов (паспорт, ИНН, страховое пенсионное свидетельство, личные данные), которые приобщены к ее кредитной заявке.
В связи с изложенным просила признать договор уступки прав требования N 3121 от 01 сентября 2010 года, заключенный между Банком и ООО Коллекторское агентство "Русская Долговая Корпорация" недействительным в силу его ничтожности и взыскать с ответчика в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 50 000 000 (пятьдесят миллионов) рублей.
Судом постановлено вышеприведенное решение. В апелляционной жалобе С. и ее представитель К. (на основании нотариальной доверенности) просят решение отменить как незаконное и необоснованное и принять новое решение по делу.
Проверив решение суда, обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие не явившихся лиц, извещенных о времени и месте слушания дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав представителя С. К. (на основании нотариальной доверенности от 10 октября 2011 года N 9-3134), представителя Банка ВТБ 24 (ЗАО) Б. (на основании доверенности N 3053 от 08 ноября 2011 года), Судебная коллегия приходит к следующему.
Как видно из материалов дела и правильно установлено судом первой инстанции, 07 июня 2006 года между ЗАО "Внешторгбанк" (впоследствии - Банк ВТБ 24 (ЗАО) и С. заключен кредитный договор N 625/0046-0000276, по условиям которого заемщику С. предоставлен кредит в размере 260 000 рублей на срок по 06 июня 2011 года со взиманием 20% годовых. Однако С. ненадлежащим образом не исполняла принятые на себя обязательства по оплате ежемесячного аннуитетного платежа в размере 6 956 руб. 78 коп., в связи с чем образовалась задолженность, размер которой по состоянию на 18 марта 2010 года составил 287 160 руб. 25 коп.
01 сентября 2010 года между ЗАО "Банк ВТБ 24" и ООО КА "Русская Долговая Корпорация" заключен договор N 3121 уступки права требования исполнения обязательств по возврату задолженности С. по кредитному договору от 07 июня 2006 года.
01 сентября 2010 года ООО КА "Русская Долговая Корпорация" на основании договора уступки права требования (цессии) N 4-Ц/МФА-РДК право требования исполнения обязательств по возврату задолженности по кредитному договору, заключенному 07 июня 2006 года со С., уступило ООО УК "Международный Финансовый Альянс".
О совершенных уступках прав требования по кредитному договору, С. была уведомлена надлежащим образом, о чем свидетельствуют уведомления Банка и ООО КА "Русская долговая корпорация".

Разрешая заявленных С. требований, суд первой инстанции исходил из того, что уступка требования исполнения обязательств по кредитному договору ООО КА "Русская Долговая Корпорация", ООО УК "Международный финансовый Альянс" согласуется с нормами действующего законодательства Российской Федерации, регулирующими уступку прав требования, и не нарушает прав заемщика. В связи с чем оспариваемая С. сделка не может быть признана недействительной в силу ничтожности.
Однако с такими выводами суда первой инстанции Судебная коллегия согласиться не может.
Согласно п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
В соответствии со ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе права на неуплаченные проценты.
В соответствии с положениями статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. При этом не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.
Таким образом, в рамках кредитного договора с банком, правосубъектность которого регламентирована законодательством о банках и банковской деятельности, личность кредитора имеет для гражданина существенное значение.
Согласно п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.
В силу частей 1 и 2 ст. 1 Федерального закона от 02 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности" кредитная организация - юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка Российской Федерации (Банка России) имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные настоящим Федеральным законом. Банк - кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц.
Согласно пункту 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.
Вместе с тем материалы дела свидетельствуют о том, что кредитный договор, заключенный 07 июня 2006 года между Банком и С., не содержит условий, предоставляющих Банку право передавать право требования по кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на праве осуществления банковской деятельности.
Указанные обстоятельства позволяют Судебной коллегии прийти к выводу о том, что ЗАО "Банк ВТБ 24" не вправе был осуществлять переуступку права требования задолженности С. по кредитному договору от 07 июня 2006 года ООО КА "Русская Долговая Корпорация" как лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковской деятельности, так как такое право в договоре, заключенном между ЗАО "Банк ВТБ 24" и потребителем, отсутствовало. Доказательств обратного стороной ответчика представлено не было.
Поскольку кредитным договором, заключенным между Банком и С. 07 июня 2006 года, не установлено условия об уступке права требования по договору третьим лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, в связи с чем уступка прав по кредитному договору ООО КА "Русская Долговая Корпорация", не обладающими специальными правовым статусом кредитора, нарушает права истца как потребителя, противоречит требованиям п. 1 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" и, в соответствии со ст. 168 ГК РФ, является ничтожной.
Таким образом, решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований С. о признании недействительным в силу ничтожности договора уступки прав требования N 3121, заключенного 01 сентября 2010 года между Банком и ООО Коллекторское агентство "Русская Долговая Корпорация" - следует отменить и удовлетворить требования в этой части.
При этом Судебная коллегия не может согласиться с приведенными С. в обоснование заявленных исковых требований доводами о том, что Банк при совершении с ООО КА "Русская Долговая Корпорация" сделки по уступке прав требований по кредитному договору, разгласил сведения, составляющие банковскую тайну, а также ее персональные данные.
В силу п. 1 и п. 2 ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, которые предусмотрены законом.
Статья 26 Федерального закона от 02 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности", регулирующая порядок предоставления банками справок и информации по операциям и счетам их клиентов, содержит исчерпывающий перечень лиц, которые вправе получать от банков информацию, составляющую банковскую тайну. При этом контрагенты банков не указаны в данном перечне.
По смыслу ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Федерального закона от 02 декабря 1990 года N 395-1 обязанность по сохранению банковской тайны возложена на лицо (банк), которому она доверена потребителем.
Из указанных норм закона следует, что защите подлежит ограниченный перечень сведений, тайну о которых гарантирует ФЗ "О банках и банковской деятельности". К таким сведениям относятся сведения об операциях, счетах и вкладах клиентов.
Таким образом, любая иная информация не относится к банковской тайне.
В пункте 2 ст. 385 ГК РФ закреплено, что кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования. В случае уступки прав требования по кредитному договору таким документом в рамках данных отношений может являться только сам кредитный договор, содержащий сведения о наличии кредитных обязательств между банком и должником, не относящиеся к банковской тайне.
В соответствии со ст. 1 Федеральным законом от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ "О персональных данных", персональные данные - это любая информация, относящаяся прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу - субъекту персональных данных (фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата рождения, место рождения, адрес, семейное положение, социальное положение, имущественное положение, образование, профессия, доходы, иная другая информация, относящаяся к субъекту персональных данных).
Приказом Роскомнадзора от 19 августа 2011 года N 706 "Об утверждении Рекомендаций по заполнению образца формы уведомления об обработке (о намерении осуществлять обработку) персональных данных" к персональным данным также относятся: расовая принадлежность, национальная принадлежность, политические взгляды, религиозные и философские убеждения, состояние здоровья, интимной жизни, а также сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основе которых можно установить его личность (биометрические данные) и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных.
В силу ч. 2 ст. 385 ГК РФ кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.
Как следует из материалов дела, в соответствии с условиями пункта 5.1.2 договора об уступке прав требования N 3121 от 01 сентября 2010 года Банк обязался передать ООО КА "Русская Долговая Компания" все имеющиеся документы, удостоверяющие уступаемые права требования, включая: заявки на получение кредита/анкеты заемщиков (при наличии); справки с места работы заемщиков/поручителей (при наличии); копии паспортов заемщиков (при наличии); кредитные договоры или документы их заменяющие; договоры поручительства (при наличии) (л.д. 107 - 112).
Из анкеты-заявления на получение кредита по программе "Потребительское кредитование без обеспечения" в ЗАО "Внешторгбанк", подписанной С. собственноручно 05 июня 2006 года, следует, что С. выразила свое согласие на предоставление Банком (в случае нарушения ею условий погашения кредита и/или процентов, а также любых платежей по кредитному договору) информации, связанной с заключением и исполнением кредитного договора (в том числе о суммах задолженности), новому кредитору в связи с уступкой Банком требования к заемщику (пункт 4 - л.д. 264).
При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает, что заемщик С. выразила свое согласие на предоставление Банком информации, связанной с заключением и исполнением кредитного договора. Банк передал цессионарию ООО КА "Русская Долговая Корпорация" документы, удостоверяющие права требования цедента по передаваемому договору, в том числе и персональные данные С., содержащиеся в анкете-заявлении, а не сведения, составляющие банковскую тайну, как полагала истица.
Поэтому разглашение сведений, составляющих банковскую тайну, ответчиком ЗАО "Банк ВТБ 24" не допущено. Вследствие чего доводы С. в этой части являются несостоятельными.
Учитывая вышеизложенное, Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требований С. о компенсации морального вреда, исходя из того, что в анкете-заявлении на предоставление кредита С. выразила свое согласие на предоставление Банком информации, связанной с заключением и исполнение кредитного договора новому кредитору в связи с уступкой Банком требования к заемщику. Доказательств о том, что именно в результате действий (бездействий) ответчика С. стала инвалидом, в материалы дела не представлено. В связи с чем судом было правомерно отказано истице в удовлетворении требований о взыскании денежной компенсации морального вреда.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 329, 330 ГПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Решение Советского районного суда г. Красноярска от 04 июня 2012 года отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований С. к Банку ВТБ 24 (ЗАО) о признании недействительным договора уступки прав требований, удовлетворив данные требования, признав договор уступки прав требований N 3121, заключенный 01 сентября 2010 года между Банком ВТБ 24 (ЗАО) и ООО Коллекторское агентство "Русская Долговая Корпорация", недействительным в силу ничтожности.
В остальной части решение Советского районного суда г. Красноярска от 04 июня 2012 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу С. и ее представителя К., действующего на основании нотариальной доверенности, оставить без удовлетворения.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re:уступка коллектору по потребкредиту 4 года 8 мес. назад #1870

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
С потреб кредитами все ясно (если иное не предусмотрено условиями договоров).


ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 28 июня 2012 г. N 17

О РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ
ПО СПОРАМ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

51. Разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

уступка коллектору по потребкредиту 2 года 2 мес. назад #3272

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
В исполнительном производстве банки могут уступать коллекторам права по потребкредитам (вне зависимости от условий договоров, как на это указано в 17 Постанлвлении ВС РФ).

ВС РФ указал, что при принудительном исполнении судебного акта о взыскании задолженности по кредитному договору для потребителя уже не имеет существенного значения, кто является кредитором. В связи с этим банк может уступить требования даже лицу, у которого нет соответствующей лицензии.

Документ: Определение ВС РФ от 07.07.2015 N 89-КГ15-5
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 7 июля 2015 г. N 89-КГ15-5

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Горшкова В.В.
судей Романовского С.В. и Киселева А.П.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению открытого акционерного общества "Альянс Ипотека" о процессуальном правопреемстве по делу по иску закрытого акционерного общества "СтарБанк" к Голованову А.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору
по кассационной жалобе открытого акционерного общества "Альянс Ипотека" на определение Ленинского районного суда города Тюмени от 16 сентября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 22 декабря 2014 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения представителя открытого акционерного общества "Альянс Ипотека" - Зятнина Р.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

открытое акционерное общество "Альянс Ипотека" (далее - ОАО "Альянс Ипотека") обратилось в суд с заявлением о замене взыскателя по исполнительному листу, выданному на основании решения Ленинского районного суда города Тюмени от 17 июля 2012 г., которым с Голованова А.Н. в пользу закрытого акционерного общества "СтарБанк" (далее - ЗАО "СтарБанк") взыскана задолженность по кредитному договору.
Определением Ленинского районного суда города Тюмени от 16 сентября 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 22 декабря 2014 г., в удовлетворении заявления ОАО "Альянс Ипотека" отказано.
В кассационной жалобе ОАО "Альянс Ипотека" ставится вопрос об отмене определения Ленинского районного суда города Тюмени от 16 сентября 2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 22 декабря 2014 г., как незаконных.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 15 июня 2015 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Такие нарушения были допущены судами при рассмотрении данного дела.
Разрешая заявление ОАО "Альянс Ипотека", суд исходил из того, что в силу разъяснений, содержащихся в пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", банк имеет право уступить право требования по кредитному договору с потребителем лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковской деятельности, только в том случае, если такое право ему предоставлено законом или договором. Из пункта 4.4.1 заключенного между ЗАО "СтарБанк" и Головановым А.Н. кредитного договора не следует, что банк имеет право передать полностью или частично право требования по данному договору лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковской деятельности. Заявитель ОАО "Альянс Ипотека" не представил доказательств наличия у него такой лицензии.
С этими выводами согласиться нельзя по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункты 1 и 2).
Согласно части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.
На основании статьи 52 (часть 1) Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.
По смыслу приведенных выше законоположений в их взаимосвязи следует, что правопреемство допускается на стадии принудительного исполнения судебных актов, где личность кредитора не имеет существенного значения для должника.
При таких обстоятельствах, учитывая, что отношения между взыскателем и должником регулируются Федеральным законом от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", отказ в удовлетворении заявленного требования со ссылкой на Закон о защите прав потребителей и разъяснения, содержащиеся в пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", являлся ошибочным.
Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым отметить следующее.
Юридически значимым обстоятельством по данному делу является наличие договора уступки права требования для решения вопроса о замене взыскателя на стадии принудительного исполнения судебного акта.
Разрешая заявленные требования, суд сослался на договор уступки права требования от 23 декабря 2013 г., по которому от ЗАО "СтарБанк" к ОАО "Альянс Ипотека" перешло право требования возврата взысканной по решению суда суммы задолженности по кредитному договору, заключенному между ЗАО "СтарБанк" и Головановым А.Н., однако судом данный договор не обозревался и в материалах дела отсутствует.
Допущенные при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права, являясь существенными, повлияли на исход дела, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 22 декабря 2014 г. подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 22 декабря 2014 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Время создания страницы: 0.212 секунд
Работает на Kunena форум

Контакты

Офис "Братиславская"

г. Москва, ул. Братиславская д.16, корп. 1
(отдельный вход со двора)

м. Братиславская (1 мин. пешком)

Офис "Трехпрудный"

г. Москва, Трехпрудный пер., д. 11/13 стр. 2

м. Маяковская (5 мин. пешком)

Тел.: +7 (495) 545-10-99
Тел.: +7 (495) 543-50-44
Факс: +7 (495) 347-67-67
Дежурный: +7 (916) 303-23-23

e-mail: 5451099 @ mail.ru

Узнайте больше!

Вы можете получить краткую бесплатную юридическую консультацию прямо на страницах нашего сайта в Форуме, а так же обменяться своим мнением относительно обсуждаемых там вопросов. Услуга "Заказ звонка" - Вы можете оставить заявку на оказание юридической поддержки с кратким описанием Вашей проблемы, заполнив специальную форму в разделе "Контакты" и наш Дежурный консультант обязательно свяжется с Вами в ближайшее время. Так же Вы можете воспользоваться СМС-сервисом, отправив СМС на наш мобильный номер +7(916) 303-23-23.

Счетчики



 форум
BANKI.RU — народный рейтинг, вклады, кредиты, ипотека