Юридическое Бюро - Юридические услуги

Поиск по сайту

Специальное предложение!

Продается Инвестиционно-финансовая компания

Лицензия ФСФР от января 2009 на осуществление брокерской, дилерской деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами

ООО, один участник – Штат сотрудников укомплектован. ООО, один учредитель - юридическое лицо, уставный капитал оплачен деньгами в размере 10 миллионов рублей. ИФНС России № 7 по г. Москве. Вся отчетность в порядке. Деятельность не велась.

Цена 750 000руб. подробнее

Вход

Как второе в очереди требование стало первым

3 года 11 мес. назад - 3 года 11 мес. назад #4873 от Рига
Дело Альфа-Банка и ЭнергоКапитала
АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 20 июня 2017 г. N Ф09-10593/16

Дело N А50-21793/2015
(извлечение)

Как следует из материалов дела и установлено судами, согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) общество "ЭнергоКапитал" зарегистрировано инспекцией по Индустриальному району г. Перми 08.10.2004; общество внесено в ЕГРЮЛ, присвоен основной государственный регистрационный номер 1045900847838. Учредителем общества является Барфио Холдингз Лимитед, Кипр, уставный капитал составляет 10 000 руб. Юридическое лицо является действующим.
Определением Арбитражного суда Пермского края от 15.06.2016 по заявлению общества "Альфа-Банк" в отношении общества "ЭнергоКапитал" введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Легалов Е.В.
В реестр требований кредиторов включены требования трех кредиторов в общей сумме 7 310 061 280 руб.
На момент принятия судом первой инстанции решения о признании должника банкротом не рассмотрены требования закрытого акционерного общества "Ди Ви Ай Финанс", BAUTISTA HOLDINGS LIMITED (БАУТИСТА ХОЛДИНГЗ ЛИМИТЕД), Мельникова И.В. на сумму более 30 000 000 000 руб.
По окончании процедуры наблюдения от временного управляющего поступили отчет о ее результатах, анализ финансового состояния должника, ходатайство о введении в отношении должника конкурсного производства.
В представленном временным управляющим финансовом анализе сделаны следующие выводы: должник не имеет возможности восстановления платежеспособности; безубыточная деятельность предприятия в сложившихся экономических, финансовых и рыночных условиях невозможна; целесообразно открытие конкурсного производства, возможность покрытия за счет активов должника расходов на проведение конкурсного производства и судебных расходов существует.
Согласно заключению о наличии (отсутствии) признаков преднамеренного и фиктивного банкротства у должника имеются признаки преднамеренного банкротства, признаки фиктивного банкротства отсутствуют.
Суд округа считает, что в рассматриваемом случае судами первой и апелляционной инстанций верно установлены обстоятельства, входящие в предмет судебного исследования по данному спору и имеющие существенное значение для дела, доводы и доказательства, приведенные сторонами в обоснование своих требований и возражений, полно и всесторонне исследованы и оценены, выводы судов сделаны исходя из фактических обстоятельств дела, соответствуют установленным ими обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, основаны на правильном применении норм права, регулирующих спорные отношения.
Доводы заявителей кассационных жалоб о том, что первым заявлением о признании должника банкротом следует считать заявление общества "Коса-Краса", об отсутствии у общества "Альфа-Банк" права на предъявление требования к должнику, судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку вопрос очередности рассмотрения обоснованности требований кредиторов в рамках настоящего дела о банкротстве применительно к нормам п. 8 ст. 42 Закона о банкротстве разрешен вступившими в законную силу судебными актами по настоящему делу, которые предметом настоящего кассационного обжалования не являются; приведенные заявителями в кассационных жалобах аналогичного содержания доводы являлись предметом исследования судов в ходе рассмотрения обоснованности требований общества "Альфа-Банк" и получили надлежащую правовую оценку, в связи с чем не могут быть приняты во внимание при рассмотрении настоящего спора о введении в отношении должника процедуры конкурсного производства.
Ссылка заявителей жалоб на наличие безусловных оснований для отмены судебных актов ввиду неизвещения судом единственного учредителя должника - Компании Барфио Холдингз Лимитед о судебных заседаниях в рамках дела о банкротстве должника, отклоняются исходя из следующего.
В силу ст. 34 Закона о банкротстве лицами, участвующими в деле о банкротстве являются должник, арбитражный управляющий, конкурсные кредиторы, уполномоченные органы, федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления в случаях, предусмотренных законом, лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления.
В соответствии с п. 3 ст. 126 Закона о банкротстве представители собственника имущества должника - унитарного предприятия, а также учредителей (участников) должника обладают правами лиц, участвующих в деле о банкротстве в ходе конкурсного производства.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", о времени и месте судебных заседаний или совершении отдельных процессуальных действий по делу о банкротстве подлежат обязательному извещению в порядке, установленном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, только основные участники дела о банкротстве; к основным участникам дела о банкротстве относятся: должник (в процедурах наблюдения и финансового оздоровления, а гражданин-должник - во всех процедурах банкротства), арбитражный управляющий, представитель собрания (комитета) кредиторов (при наличии у суда информации о его избрании), представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия или представитель учредителей (участников) должника (в процедурах внешнего управления и конкурсного производства) (при наличии у суда информации о его избрании).
В силу ст. 47, п. 3 ст. 68 Закона о банкротстве обязанность уведомить учредителей (участников) должника о принятии заявления о признании должника банкротом, а также о вынесении арбитражным судом определения о введении наблюдения лежит на руководителе должника.
Кроме того, информация о введении в отношении должника процедуры наблюдения размещена в газете "Коммерсант" 25.06.2016 N 112 и в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве от 21.06.2016; также информация о движении дела в установленном порядке размещена в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет".
В судебном заседании представитель общества "Альфа-Банк" пояснил, что общество должника входит в группу компаний Ди Ви Ай, бенефициаром компании учредителя является Каминский Вячеслав Витальевич, он же является и директором должника. Присутствовавший в судебном заседании представитель общества "Ди Ви Ай Финанс" пояснил, что информация о бенефициаре Барфио Холдингз Лимитед неизвестна.
Доводы заявителей жалоб о том, что конкурсное производство в отношении должника открыто при наличии нерассмотренных требований ряда кредиторов, судом округа также отклоняются. Вопреки доводам заявителей о нарушении прав и законных интересов должника и конкурсных кредиторов оспариваемое решение суда первой инстанции от 23.11.2016 никем из кредиторов, чьи требования на момент его вынесения не были рассмотрены, не обжаловано, при этом Закон о банкротстве предусматривает возможность открытия в отношении должника конкурсного производства в отсутствие решения собрания кредиторов; судами первой и апелляционной инстанции учтено, что восстановление платежеспособности должника не представляется возможным, принято во внимание, что лицами, участвующими в деле, каких-либо убедительных доводов и доказательств, свидетельствующих о наличии оснований для введения в отношении должника иной процедуры банкротства, не приведено.
При этом суд округа отмечает, что почти все требования кредиторов, заявленные в процедуре наблюдения и не рассмотренные на дату вынесения решения, в настоящий момент арбитражным судом рассмотрены и признаны необоснованными.
Таким образом, принимая решение о введении в отношении должника процедуры конкурсного производства, суды исходили из совокупности установленных по делу обстоятельств, доказанности материалами дела оснований для введения в отношении должника конкурсного производства и из отсутствия надлежащих и достаточных доказательств, опровергающих названные обстоятельства и свидетельствующих об ином (ст. 9, 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Нарушений норм права, которые могли бы повлечь изменение или отмену судебных актов в соответствии со ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом округа не установлено.
С учетом изложенного решение суда первой инстанции от 23.11.2016 и постановление суда апелляционной инстанции от 21.03.2017 следует оставить без изменения, оснований для удовлетворения кассационных жалоб не имеется.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Пермского края от 23.11.2016 по делу N А50-21793/2015 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационные жалобы общества с ограниченной ответственностью "ЭЛКОМ", Барфио Холдингз Лимитед - без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
О.Н.НОВИКОВА

Судьи
Н.В.ШЕРШОН
Н.А.АРТЕМЬЕВА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

1 год 4 мес. назад - 1 год 4 мес. назад #6350 от Рига
Но право на предложение своей кондидатуры это дает не всегда и лишь при определенных обстоятельствах (см. практику к пункту 27.1 Обзора ниже в Конс Плюс)

Утвержден
Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации
20 декабря 2016 года

ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ВОПРОСАМ, СВЯЗАННЫМ С УЧАСТИЕМ
УПОЛНОМОЧЕННЫХ ОРГАНОВ В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ И ПРИМЕНЯЕМЫХ
В ЭТИХ ДЕЛАХ ПРОЦЕДУРАХ БАНКРОТСТВА

27. Переход статуса заявителя по делу о банкротстве к иному лицу не предоставляет ему права пересмотреть предложенную первым заявителем кандидатуру арбитражного управляющего.
Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании акционерного общества несостоятельным (банкротом). В своем заявлении он просил ввести в отношении должника процедуру наблюдения, назначить предложенного им временного управляющего, признать обоснованными заявленные требования и включить их в третью очередь реестра требований кредиторов.
После возбуждения производства по делу кооператив, подавший вслед за банком заявление о вступлении в дело, погасил требования банка к должнику в полном объеме, после чего обратился с ходатайством о процессуальной замене.
Суд первой инстанции осуществил процессуальное правопреемство на стороне заявителя по делу о банкротстве, заменив банк на кооператив. Кроме того, суд объединил для совместного рассмотрения требования кооператива, указанные им в заявлении о вступлении в дело, и требования, перешедшие к кооперативу от банка.
По результатам рассмотрения обоснованности заявления суд первой инстанции, с которым согласились суды апелляционной инстанции и округа, ввел в отношении должника процедуру наблюдения, включил требования кооператива в третью очередь реестра требований кредиторов и назначил предложенного кооперативом временного управляющего.
Уполномоченный орган обжаловал судебные акты в части утверждения временного управляющего в Верховный Суд Российской Федерации.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации кассационную жалобу уполномоченного органа удовлетворила и судебные акты в части утверждения временного управляющего отменила, указав следующее.
Несмотря на то, что в силу пункта 5 статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации на стороне заявителя по делу о банкротстве произошла суброгация, изменение субъектного состава правоотношения не предоставляет права новому заявителю (кооперативу) пересмотреть предложенную его правопредшественником кандидатуру арбитражного управляющего.
В подобном случае назначению в качестве временного управляющего подлежит то лицо, которое указано в первом заявлении о признании должника банкротом.
Право на предложение кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации с учетом специфики отношений несостоятельности не может перейти ко второму заявителю независимо от того, погашено первоначально заявленное требование должником после подачи заявления в суд либо по нему осуществлено процессуальное правопреемство (абзац второй пункта 9 статьи 42 Закона о банкротстве).


27.1. Временным управляющим в деле о банкротстве не может быть утверждено лицо, кандидатура которого предложена кредитором, аффилированным по отношению к должнику.
Кооператив обратился в арбитражный суд с заявлением о признании акционерного общества несостоятельным (банкротом), в котором просил ввести в отношении должника процедуру наблюдения, признать обоснованными требования кооператива и включить их в реестр требований кредиторов акционерного общества с удовлетворением в третью очередь, утвердить предложенную кооперативом кандидатуру временного управляющего.
Затем с заявлением о банкротстве акционерного общества обратился банк. При обращении в суд банк указал иную кандидатуру арбитражного управляющего.
Заявление кооператива принято судом к производству.
После возбуждения производства по делу о несостоятельности банк погасил задолженность акционерного общества перед кооперативом, попросил суд рассмотреть его заявление и утвердить предложенную им кандидатуру арбитражного управляющего. Банк полагал, что в сложившейся ситуации именно его требование является первым обоснованным. Кроме того, банк поставил под сомнение независимость предложенного кооперативом управляющего, ссылаясь на аффилированность кооператива и акционерного общества в силу статьи 19 Закона о банкротстве.
Суд первой инстанции признал заявление банка обоснованным, ввел в отношении акционерного общества процедуру наблюдения, включил задолженность перед банком по кредитному договору в реестр. При этом суд утвердил кандидатуру арбитражного управляющего, предложенную кооперативом.

Суд исходил из того, что право выбора кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации, с учетом специфики отношений несостоятельности, не может перейти к другому лицу при погашении первоначально заявленного требования. Суд отметил, что утвержденный им арбитражный управляющий не является лицом, заинтересованным по отношению к кооперативу или должнику.
Уполномоченный орган в апелляционном порядке обжаловал определение суда первой инстанции в части утверждения временного управляющего.
Суд апелляционной инстанции удовлетворил жалобу уполномоченного органа.
Суд указал, что, по общему правилу, временным управляющим действительно утверждается лицо, кандидатура которого предложена в первом заявлении о признании должника банкротом, если данное заявление являлось обоснованным на момент его подачи (независимо от того, погашено впоследствии требование или нет).
Заявление кооператива было обоснованным на момент его подачи.
Между тем суд первой инстанции не учел особенности рассмотрения дела о несостоятельности, возбужденного по заявлению самого должника и аффилированных с ним лиц. Так, при подаче заявления самим должником кандидатура временного управляющего определяется посредством случайного выбора (пункт 5 статьи 37 Закона о банкротстве). Такое регулирование направлено на обеспечение подлинной независимости управляющего, предотвращение потенциального конфликта интересов, то есть на устранение всяких сомнений по поводу того, что управляющий, предложенный должником, в приоритетном порядке будет учитывать интересы последнего, ущемляя тем самым права гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов. Поскольку должник и аффилированные с ним лица имеют общий интерес, отличный от интереса кредиторов, правила пункта 5 статьи 37 Закона о банкротстве подлежат применению по аналогии (пункт 1 статьи 6 ГК РФ) и в ситуации, когда кандидатура временного управляющего, саморегулируемая организация предложены связанным с должником лицом - заявителем по делу о банкротстве.
Суд апелляционной инстанции, установив, что первый заявитель по делу о банкротстве (кооператив), чье требование на момент подачи в суд являлось обоснованным, аффилирован по отношению к акционерному обществу, утвердил посредством случайного выбора временного управляющего из саморегулируемой организации, в которой не состоял кандидат, предложенный кооперативом (пункт 5 статьи 37 Закона о банкротстве, часть 6 статьи 4 Федерального закона от 29 декабря 2014 года N 482-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях").
Аналогичный подход применим и в ситуации, когда кандидатура временного управляющего, саморегулируемой организации предложены лицом, которое при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеет возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.
(п. 27.1 введен Дополнением, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018)


А судья Букина вообще считает, что нет.

Ключевые слова: несколько заявлений о банкротстве, последовательное рассмотрение.

Правовая проблема.
Влечет ли погашение должником первоначально заявленного требования кредитора-заявителя о его банкротстве переход ко второму заявителю по делу о банкротстве права на предложение кандидатуры арбитражного управляющего или саморегулируемой организации?
Правовая позиция. Нет.
Судья-докладчик: Букина И.А.


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 ноября 2017 г. N 305-ЭС16-20931(2)

Резолютивная часть определения объявлена 30 октября 2017 года.
Полный текст определения изготовлен 2 ноября 2017 года.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Букиной И.А.,
судей Зарубиной Е.Н. и Разумова И.В.,
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Активити" (далее - общество) на определение Арбитражного суда города Москвы от 13.12.2016 (судья Бубнова Н.Л.), постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2017 (судьи Клеандров И.М., Солопова Е.А. и Нагаев Р.Г.) и постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.04.2017 (судьи Голобородько В.Я., Комолова М.В. и Зенькова Е.Л.) по делу N А40-165525/2014 о несостоятельности (банкротстве) открытого акционерного общества "Компания "ГЛАВМОССТРОЙ" (далее - должник, компания).
В судебном заседании приняли участие представители:
собрания кредиторов должника Силецкий И.В. (протокол от 13.09.2017);
общества - Тай Ю.В. по доверенности от 26.10.2017, Крикуха Ю.С. по доверенности от 08.02.2017, Проводин Д.Н. по доверенности от 08.02.2017;
временного управляющего должником Максимовой Т.В. - Василега И.В. по доверенности от 16.10.2017 N 18АС;
должника - Курындина Е.В. по доверенности от 01.08.2017 N ГМС-53/17, Меликян Г.А. по доверенности от 15.02.2017 N ГМС-11/17;
акционерного общества "Главстрой Девелопмент" (далее - кредитор) - Данькова А.В. по доверенности от 29.09.2017 N ГСД-59/17.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А., объяснения представителей лиц, явившихся в судебное заседание, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

принятым в рамках настоящего дела определением суда первой инстанции от 26.05.2016 обществу отказано во введении наблюдения в отношении компании; заявление общества о признании компании несостоятельной оставлено без рассмотрения.
Определением того же суда по настоящему делу от 26.05.2016 в отношении должника введена процедура наблюдения по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Федеральная Транспортная Компания" (далее - общество "ФТК"), временным управляющим утверждена Максимова Татьяна Владиславовна.
Общество обратилось с заявлением о пересмотре по новым обстоятельствам определения Арбитражного суда города Москвы от 26.05.2016 о введении в отношении должника процедуры наблюдения в части утверждения временного управляющего Максимовой Т.В. Кроме того, общество обратилось с заявлением о пересмотре по новым обстоятельствам определения от 26.05.2016 в части отказа во введении наблюдения в отношении должника и оставлении заявления общества без рассмотрения.
Названные заявления о пересмотре определений от 26.05.2016 объединены в одно производство.
Определением суда первой инстанции от 13.12.2016, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 08.02.2017 и округа от 18.04.2017, в удовлетворении заявлений о пересмотре определений от 26.05.2016 по новым обстоятельствам отказано.
Общество обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просило отменить обжалуемые судебные акты в части отказа в пересмотре определения от 26.05.2016 в отношении утверждения Максимовой Т.В. временным управляющим.
Определением Верховного Суда Российской Федерации от 25.09.2017 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
В отзывах на кассационную жалобу должник и его временный управляющий Максимова Т.В. просили оставить обжалуемые судебные акты без изменения.
В судебном заседании, в котором с 23.10.2017 до 30.10.2017 объявлялся перерыв, представители общества просили удовлетворить кассационную жалобу, а представители временного управляющего, должника, кредитора, а также представитель собрания кредиторов должника просили отказать в ее удовлетворении.
Общество "ФТК", надлежащим образом извещенное о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание своих представителей не направило, в связи с чем дело рассмотрено в его отсутствие.
В силу части 2 статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба проверена в пределах изложенных в ней доводов.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, отзывах на нее, выслушав присутствующих в судебном заседании представителей, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.
Как следует из материалов дела и установлено судами, основанием для обращения общества с заявлением о признании должника банкротом послужило наличие решения Арбитражного суда города Москвы от 16.10.2015 N А40-4328/2014, которым с компании в пользу общества взыскано 219 391 447,36 руб. задолженности, 80 263 448,30 руб. пеней и 200 000 руб. расходов на уплату государственной пошлины.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2015 решение от 16.10.2015 отменено, в удовлетворении иска отказано.
Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 12.04.2016 указанное постановление Девятого арбитражного апелляционного суда отменено и оставлено в силе решение суда первой инстанции от 16.10.2015.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 13.05.2016 по названному делу N А40-4328/2014 по вновь открывшимся обстоятельствам отменено решение от 16.10.2015. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.07.2016 решение суда оставлено без изменения.
Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 17.10.2016 решение Арбитражного суда города Москвы от 13.05.2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.07.2016 по делу N А40-4328/2014 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.
Определением суда от 02.12.2016 в удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов по делу N А40-4328/2014 отказано.
Поскольку первоначально на момент рассмотрения обоснованности заявления общества решение от 16.10.2015, на котором оно основывало свое требование, было отменено решением от 13.05.2016, данное заявление было оставлено без рассмотрения определением от 26.05.2016.
Впоследствии решение от 13.05.2016 об отмене по вновь открывшимся обстоятельствам решения от 13.10.2015 отменено и в удовлетворении заявления о пересмотре решения от 13.10.2015 по вновь открывшимся обстоятельствам отказано (то есть оно сохранило законную силу), что послужило основанием для обращения общества в рамках дела о банкротстве компании с настоящими заявлениями о частичном пересмотре определений от 26.05.2016 по новым обстоятельствам.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении названного заявления, суды сослались на положения статей 309 - 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исходили из того, что решение от 13.05.2016 по делу N А40-4328/2014 об отмене решения от 16.10.2015 по вновь открывшимся обстоятельствам не являлось единственным основанием для принятия определения от 26.05.2016, и его отмена не свидетельствует о наличии новых обстоятельств.
Кроме того, суды отметили, что в настоящее время общество уже реализовало свое право на включение требования в размере 314 385 688,67 руб. в реестр требований кредиторов должника.
Возражая против принятых судебных актов, общество указывает на то, что последующая отмена решения от 13.05.2016 дает ему право на представление кандидатуры временного управляющего (саморегулируемой организации), поскольку его заявление было подано в арбитражный суд ранее заявления общества "ФТК".
В соответствии с абзацем первым пункта 9 статьи 42 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) арбитражный суд утверждает временного управляющего, кандидатура которого указана в признанном обоснованным заявлении о признании должника банкротом, либо временного управляющего или финансового управляющего, кандидатуры которых представлены саморегулируемой организацией арбитражных управляющих, указанной в таком заявлении.
При наличии нескольких заявлений о признании должника банкротом, в том числе в случае, если рассмотрение обоснованности поступившего первым заявления о признании должника банкротом откладывается арбитражным судом, арбитражный суд утверждает временного управляющего, кандидатура которого указана в заявлении о признании должника банкротом, поступившем в арбитражный суд первым, либо временного управляющего или финансового управляющего, кандидатуры которых представлены саморегулируемой организацией арбитражных управляющих, указанной в таком заявлении (абзац второй пункта 9 статьи 42 Закона о банкротстве).

Как следует из материалов дела и сведений, содержащихся в Картотеке арбитражных дел, а также указывается самим обществом в возражениях на доводы должника и временного управляющего, заявление общества о признании должника банкротом являлось седьмым. Первым же заявителем по делу выступило общество с ограниченной ответственностью "Вестмаркет Металл" (далее - общество "Вестмаркет Металл"), производство по заявлению которого прекращено в связи с удовлетворением ходатайства об отказе от заявленных требований по причине уплаты долга.
По мнению судебной коллегии, действия должника по погашению задолженности перед обществом "Вестмаркет Металл" до введения первой процедуры банкротства указывают на обоснованность предъявленных требований и свидетельствуют о том, что в случае рассмотрения заявления общества "Вестмаркет Металл" по существу именно ему были бы предоставлены полномочия на предложение кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации, из числа которой подлежит назначению арбитражный управляющий для проведения первой процедуры.
Учитывая специфику отношений несостоятельности, а также принимая во внимание, что право выбора кандидатуры арбитражного управляющего для проведения первой процедуры является одним из инструментов влияния на ход процедуры несостоятельности, погашение должником первоначально заявленного требования не ведет к переходу ко второму заявителю права на предложение кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации, что согласуется с правовой позицией Президиума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 27 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, и не противоречит разъяснениям, изложенным в пункте 21 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 60 "О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)".
В такой ситуации введение процедуры наблюдения в отношении должника на основании заявления общества не предоставило бы последнему права на предложение кандидатуры арбитражного управляющего.
Таким образом, доводы общества, изложенные в заявлении, не свидетельствуют о наличии существенных для дела обстоятельств, открытие которых влечет пересмотр судебного акта по новым обстоятельствам.
Иной же подход суда первой инстанции при рассмотрении вопроса об утверждении кандидатуры временного управляющего также не является основанием для отмены обжалуемых судебных актов в порядке главы 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Доводы кассационной жалобы в отношении претензий к утвержденной кандидатуре временного управляющего подлежат отклонению, поскольку они не имеют правового значения при решении спорного вопроса.
Учитывая изложенное, а также положения пункта 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающие, что основаниями для отмены или изменения Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, оснований для отмены обжалуемых судебных актов не имеется.
Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение Арбитражного суда города Москвы от 13.12.2016, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.04.2017 по делу N А40-165525/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий судья
И.А.БУКИНА

Судья
Е.Н.ЗАРУБИНА

Судья
И.В.РАЗУМОВ

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

1 год 4 мес. назад #6353 от Рига
Погашение погашение требований первого заявителя по делу о банкротстве в целях приобретения такого требования само по себе злоупотреблением правом не явялется, а носит защитный характер.

О риске недобросовестного подконтрольного должнику банкротства, о добросовестности защитных действий кредитора свидетельствует инициирование дела о банкротстве и взыскание долга в пользу заявителя практически одновременно. Из судебного акта не представляется возможным установить основание требования заявителя, а его размер немногим больше порогового значения для инициирования дела о банкротстве, защиту прав должника и заявителя осуществляет один и тот же представитель.


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 марта 2018 г. N 305-ЭС17-18572

Резолютивная часть объявлена 19.03.2018.
Полный текст изготовлен 26.03.2018.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Капкаева Д.В.,
судей Корнелюк Е.С. и Разумова И.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества Банк "Зенит" (далее - банк) на решение Арбитражного суда города Москвы от 27.12.2016 (судья Пахомов Е.А.), постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2017 (судьи Солопова Е.А., Назарова С.А. и Нагаев Р.Н.) и постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.08.2017 (судьи Мысак Н.Я., Голобородько В.Я. и Зенькова Е.Л.) по делу N А40-212952/16.
В судебном заседании приняли участие представители:
банка - Балакин К.В., Балковый А.В.;
конкурсного управляющего закрытым акционерным обществом "Фирма ВАСТОМ" (далее - фирма, должник) - Мусаев С.Н.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В., объяснения представителей участвующих в обособленном споре лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

индивидуальный предприниматель Яхудин Руслан Сяитович обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом).
Решением Арбитражного суда города Москвы от 27.12.2016, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 13.03.2017 и округа от 23.08.2017, должник признан несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре ликвидируемого должника по заявлению Яхудина Р.С.; в отношении должника открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев, конкурсным управляющим должником утвержден Заикин Алексей Валерьевич; требование Яхудина Р.С. в размере 330 000 руб. включено в третью очередь реестра требований кредиторов должника; банку и обществу с ограниченной ответственностью "Высота" (далее - общество "Высота") отказано в удовлетворении ходатайства об оставлении заявления Яхудина Р.С. без рассмотрения.
В кассационной жалобе на указанные судебные акты, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, банк, ссылаясь на существенные нарушения судами норм права, просит их отменить.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В. от 14.02.2018 кассационная жалоба банка с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
Конкурсный управляющий должником представил отзыв на кассационную жалобу, в котором просил оставить судебные акты без изменения как законные и обоснованные.
В судебном заседании представитель банка поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе. Представитель должника возражал против удовлетворения кассационной жалобы по мотивам, изложенным в отзыве.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав присутствующих в судебном заседании лиц, судебная коллегия считает, что принятые по делу судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела и установлено судами, до введения в отношении должника первой процедуры банкротства обществом "Высота" в депозит нотариуса внесены денежные средства в размере 334 800 руб. в счет исполнения обязательств должника перед Яхудиным Р.С., послуживших основанием для обращения последнего с заявлением о банкротстве фирмы.
Банк ходатайствовал об оставлении заявления Яхудина Р.С. без рассмотрения в связи с погашением задолженности последнего перед фирмой.

Отказывая в удовлетворении заявления банка, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что Яхудин Р.С. своего согласия на суброгацию не давал, а перечисленные в порядке исполнения в депозит нотариуса денежные средства не принял. Действия по перечислению спорной суммы суды расценили как принудительный выкуп отдельных прав к должнику, указав на злоупотребление правом со стороны общества "Высота".
При этом суды отметили несоблюдение обществом "Высота" предусмотренного Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) порядка погашения требований всех кредиторов, а также отсутствие необходимости перечисления денежных средств непосредственно на депозит нотариуса с учетом положений пункта 1 статьи 327 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суд округа с выводами судов первой и апелляционной инстанций согласился.
Между тем судами не учтено следующее.
По смыслу Закона о банкротстве законный материальный интерес любого кредитора должника, прежде всего, состоит в наиболее полном итоговом погашении заявленных им требований.
Все предоставленные кредиторам права, а также инструменты влияния на ход процедуры несостоятельности, одним из которых является полномочие первого заявителя по делу о банкротстве (чье требование признано обоснованным), на предложение кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации, из числа которой подлежит назначению арбитражный управляющий) направлены на способствование достижению названной цели.
В рассматриваемом случае погашение просроченной задолженности фирмы перед Яхудиным Р.С. произведено обществом "Высота" в полном объеме после возбуждения производства по делу о банкротстве, но до введения в отношении должника какой-либо процедуры банкротства в порядке, установленном статьей 313 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В обоснование своих доводов банк, чье заявление о вступлении в дело о банкротстве подлежало рассмотрению следующим после рассмотрения обоснованности заявления Яхудина Р.С., ссылался на опасения в недобросовестном подконтрольном должнику банкротстве (что в итоге могло привести к большим имущественным потерям) и необходимость проведения процедуры банкротства с арбитражным управляющим, личность которого не вызвала бы сомнений применительно к разъяснениям пункта 56 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве". В частности банк обращал внимание на то, что процедура добровольной ликвидации должника и взыскание долга в пользу Яхудина Р.С. (принятие судебного приказа) произведены фактически одновременно; основания признанного должником требования, размер которого немногим больше минимального порогового значения, необходимого для подачи заявления о банкротстве, из судебного приказа установить не представляется возможным; защиту прав должника и Яхудина Р.С. в судебных заседаниях осуществлял один и тот же представитель.
Банк приводил достаточно убедительные доводы в пользу того, что его поведение носит защитный характер и не направлено на причинение вреда вовлеченным в процесс о несостоятельности лицам, что в целом является ожидаемым от любого разумного участника гражданского оборота и соответствует стандарту добросовестности.
Осуществление обществом "Высота", фактически действующим в интересах и по поручению банка, действий по оплате просроченной фирмой задолженности в полном объеме порождает у Яхудина Р.С. обязанность принять предложенное исполнение, является основанием для признания суброгации состоявшейся и свидетельствует об отсутствии у последнего дальнейшего правового интереса к процедуре банкротства, учитывая, что главная цель участия в деле о банкротстве (получение исполнения обязательства) достигнута.
При этом внесение денежных средств в депозит нотариуса являлось вынужденной мерой, поскольку Яхудин Р.С. не представил сведений об актуальных банковских реквизитах для проведения платежа.
Квалификация судами действий банка и общества "Высота" в качестве злоупотребления правом исключительно по тому основанию, что последнее выкупило требование к должнику с намерением предложить свою кандидатуру арбитражного управляющего, является неверной, поскольку при таком подходе смысл участия первого заявителя в деле о банкротстве сводится только к возможности предложить свою кандидатуру арбитражного управляющего, а не к получению удовлетворения по заявленным требованиям, что явно не соответствует целям законодательного регулирования.
Ссылка судов на определение Верховного Суда Российской Федерации от 16.06.2016 N 302-ЭС16-2049 несостоятельна ввиду несхожести обстоятельств.
Позиция судов о несоблюдении порядка погашения требований всех кредиторов (статьи 71.1, 85.1, 113, 125 Закона о банкротстве) также ошибочна, поскольку названные статьи применяются соответственно в процедурах наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства. Ни одна из перечисленных процедур в отношении должника на момент оплаты не введена.
В соответствии со сложившейся судебной практикой до введения первой процедуры несостоятельности допускается применение положений подпункта 1 пункта 2 статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть возможность исполнения третьим лицом требований конкретного кредитора (без волеизъявления последнего) в индивидуальном порядке с переходом к данному третьему лицу прав кредитора посредством суброгации. При этом, поскольку само требование сохраняется (меняется лишь личность кредитора в порядке правопреемства), предполагается, что новый кредитор-правопреемник поддерживает заявление его правопредшественника о признании должника банкротом. В противном случае следует считать, что новый кредитор не настаивает на исполнении обязательства должником путем применения механизма банкротства.
Таким образом, поскольку общество "Высота" не настаивало на требовании Яхудина Р.С., при наличии заявлений иных кредиторов (в данном случае банка, требование которого в настоящее время признано обоснованным), первое заявление подлежит оставлению без рассмотрения применительно к абзацу седьмому пункта 3 статьи 48 Закона о банкротстве с сохранением уже введенной процедуры банкротства.
Допущенные судами нарушения являются существенными, в связи с чем обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.
Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда города Москвы от 27.12.2016, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.08.2017 по делу N А40-212952/16 в части утверждения конкурсного управляющего и признания требования индивидуального предпринимателя Яхудина Р.С. обоснованным отменить. Заявление индивидуального предпринимателя Яхудина Р.С. оставить без рассмотрения.
Вопрос об утверждении кандидатуры конкурсного управляющего направить в Арбитражный суд города Москвы на новое рассмотрение.
Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Председательствующий судья
Д.В.КАПКАЕВ

Судьи
Е.С.КОРНЕЛЮК
И.В.РАЗУМОВ

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

1 год 4 мес. назад #6360 от Рига
Погашение требований заявителей в целях защиты от контролируемого банкротства со стороны должника, если оно не направлено на причинение вреда вовлеченным в процесс о несостоятельности лицам, является ожидаемым от любого разумного участника гражданского оборота и соответствует стандарту добросовестности.


По смыслу Закона о банкротстве законный материальный интерес любого кредитора должника прежде всего состоит в наиболее полном итоговом погашении заявленных им требований. Все предоставленные кредиторам права, а также инструменты влияния на ход процедуры несостоятельности направлены на способствование достижению названной цели. Одним из таких инструментов является полномочие первого заявителя по делу о банкротстве (чье требование признано обоснованным) на предложение кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации, из числа сотрудников которой подлежит назначению арбитражный управляющий. При этом интерес в осуществлении данного полномочия в любом случае должен быть обусловлен наличием конечного интереса в получении удовлетворения по включенному в реестр требованию.

Определение ВС РФ от 25.01.2017 N 305-ЭС16-15945
Дело о банкротстве ООО "Ангарстрой"


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 января 2017 г. N 305-ЭС16-15945

Резолютивная часть определения объявлена 19 января 2017 года.
Полный текст определения изготовлен 25 января 2017 года.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Букиной И.А.,
судей Разумова И.В. и Шилохвоста О.Ю.
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Интермикс-Инвест" (далее - общество) на постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.09.2016 (судьи Ядренцева М.Д., Григорьева И.Ю. и Михайлова Л.В.) по делу N А41-108121/2015 Арбитражного суда Московской области о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью "Ангарстрой" (далее - ООО "Ангарстрой", должник).
В судебном заседании приняли участие представители:
общества - Арабова Т.Ф. и Афаунов М.А. по доверенностям от 16.01.2017;
Свитко Сергея Владимировича, Алексеенко Ольги Валерьевны и Федоровой Елены Николаевны - Сидельников Р.А. по доверенности от 10.03.2016;
ООО "Ангарстрой" - Дорофеева Л.А. по доверенности от 13.07.2016;
Федеральной налоговой службы - Степанов О.С. по доверенности от 30.03.2016.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А. и объяснения представителей лиц, участвующих в деле, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Свитко С.В., Алексеенко О.В. и Федорова Е.Н. обратились в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.
Определением Арбитражного суда Московской области от 06.06.2016 (судья Левченко Ю.А.), оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2016 (судьи Епифанцева С.Ю., Короткова Е.Н. и Миришов Э.С.), отказано во введении в отношении должника процедуры наблюдения, заявление кредиторов Свитко С.В., Алексеенко О.В. и Федоровой Е.Н. оставлено без рассмотрения.
Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 22.09.2016 названные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Общество обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просило обжалуемое постановление суда округа отменить и оставить в силе определение от 06.06.2016 и постановление суда апелляционной инстанции от 13.07.2016.
Определением Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2016 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
В судебном заседании представители общества и уполномоченного органа поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, а представители Свитко С.В., Алексеенко О.В., Федоровой Е.Н. и должника возражали против ее удовлетворения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав представителей участвующих в судебном заседании лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемое постановление суда округа подлежит отмене по следующим основаниям.
Как установлено судами, на момент возбуждения производства по настоящему делу ООО "Ангарстрой" имело подтвержденную судебными актами суда общей юрисдикции непогашенную задолженность по выплате выходного пособия перед бывшими работниками Свитко С.В., Алексеенко О.В. и Федоровой Е.Н. на общую сумму 314 000 руб.
На дату судебного заседания по рассмотрению обоснованности требования заявителей названная задолженность погашена обществом в полном объеме путем внесения денежных средств в депозит нотариуса.
Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 313 и 327 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статьи 33 и пункта 3 статьи 48 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), исходили из того, что основания для введения процедуры наблюдения отсутствуют, поскольку задолженность перед заявителями погашена в полном объеме.
Суды отметили, что законодательство о банкротстве не содержит запрета на исполнение обязательства должника третьим лицом на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом. При этом из материалов дела не следует, что существуют объективные препятствия к получению работниками денежных средств из депозита нотариуса.
Таким образом, учитывая наличие заявления иного кредитора о признании должника банкротом, суд отказал во введении наблюдения и оставил заявление Свитко С.В., Алексеенко О.В. и Федоровой Е.Н. без рассмотрения.
Отменяя судебные акты и направляя спор на новое рассмотрение, суд округа пришел к выводу, что в действиях общества, погасившего задолженность перед работниками, прослеживаются явные признаки злоупотребления правом (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации). Суд счел, что на самом деле общество преследует цель лишить граждан статуса заявителей по делу о банкротстве, в том числе в части полномочий по представлению кандидатуры арбитражного управляющего. Полагая такое поведение не подлежащим судебной защите, суд округа направил дело в суд первой инстанции для рассмотрения требований бывших работников по существу.
Между тем судом округа не учтено следующее.
По смыслу Закона о банкротстве законный материальный интерес любого кредитора должника, прежде всего, состоит в наиболее полном итоговом погашении заявленных им требований. Все предоставленные кредиторам права, а также инструменты влияния на ход процедуры несостоятельности направлены на способствование достижению названной цели.
Одним из таких инструментов является полномочие первого заявителя по делу о банкротстве (чье требование признано обоснованным) на предложение кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации, из числа которой подлежит назначению арбитражный управляющий для проведения первой введенной судом процедуры (пункт 9 статьи 42 Закона о банкротстве). При этом интерес в осуществлении данного полномочия в любом случае должен быть обусловлен наличием конечного интереса в получении удовлетворения по включенному в реестр требованию.
Судами установлено, что задолженность перед Свитко С.В., Алексеенко О.В. и Федоровой Е.Н. погашена обществом в полном объеме. Таким образом, после получения полного удовлетворения своих требований у Свитко С.В., Алексеенко О.В. и Федоровой Е.Н. отпал подлежащий защите правовой интерес как в предложении кандидатуры арбитражного управляющего, так и в самом участии в деле о банкротстве, поскольку, как пояснил их представитель в судебном заседании, иные правопритязания у бывших работников к должнику отсутствуют.
Суд же округа счел, что общество, осуществив названные выше действия, злоупотребило правом, преследуя цель лишить граждан статуса заявителей по делу, в том числе полномочия предложить конкретную кандидатуру арбитражного управляющего.
Судебная коллегия полагает, что факт погашения задолженности в полном объеме до введения первой процедуры несостоятельности вопреки выводам суда округа не свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны общества.
Совершая действия по погашению долга перед работниками должника, общество не скрывало, что поступает экономически для себя невыгодно в связи с опасением в недобросовестном подконтрольном должнику банкротстве (что в итоге могло привести к еще большим имущественным потерям) и необходимостью проведения процедуры банкротства с арбитражным управляющим, личность которого не вызвала бы сомнений применительно к разъяснениям пункта 56 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", поскольку один из заявителей Свитко С.В. ранее являлся генеральным директором должника; все объекты недвижимого имущества проданы в преддверии банкротства; заявление о признании должника банкротом подано заявителями до вступления в законную силу соответствующих решений судов общей юрисдикции о взыскании задолженности по выплате выходного пособия.
Таким образом, общество приводило достаточно убедительные доводы в пользу того, что его поведение носит защитный характер и не направлено на причинение вреда вовлеченным в процесс о несостоятельности лицам, что в целом является ожидаемым от любого разумного участника гражданского оборота и соответствует стандарту добросовестности. Бывшие же работники, напротив, утратили разумный мотив в обжаловании судебных актов по настоящему обособленному спору, главная цель их участия в процедуре банкротства должника достигнута - денежные средства получены.
При этом ссылка суда округа на правовые позиции, изложенные в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 30.03.2015 N 302-ЭС15-1618, от 16.06.2016 N 302-ЭС16-2049, от 16.07.2016 N 305-ЭС16-7422, от 15.08.2016 N 308-ЭС16-4658, ошибочна, поскольку названные судебные акты приняты по делам, обстоятельства которых не схожи с обстоятельствами, установленными по настоящему делу.
Следовательно, в данном споре у суда округа не было оснований для применения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Довод представителя ООО "Ангарстрой" о недопустимости применения положений статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации к трудовым отношениям подлежит отклонению. Несмотря на то, что требование по выплате выходного пособия составляет содержание трудового правоотношения, такое требование, будучи заявленным в рамках дела о банкротстве, в силу специфики процедур несостоятельности приобретает частноправовой характер, а потому ошибочно было бы полагать, что до введения первой процедуры соответствующая задолженность не может быть погашена третьим лицом. Кроме того, совершение третьим лицом подобного рода действий обеспечивает реализацию гарантий на выплату работникам выходного пособия, что в целом согласуется с целями и принципами трудового законодательства (статьи 2 и 178 Трудового кодекса Российской Федерации).
При таких условиях судами первой и апелляционной инстанций сделан правильный вывод об отказе во введении процедуры наблюдения и оставлении заявления бывших работников должника без рассмотрения.
В связи с тем, что судом округа допущены существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обжалуемое постановление на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене с оставлением в силе судебных актов судов первой и апелляционной инстанций.
Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.09.2016 по делу N А41-108121/2015 Арбитражного суда Московской области отменить.
Определение Арбитражного суда Московской области от 06.06.2016 и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2016 по указанному делу оставить в силе.

Председательствующий судья
И.А.БУКИНА

Судья
И.В.РАЗУМОВ

Судья
О.Ю.ШИЛОХВОСТ

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

1 год 4 мес. назад #6361 от Рига
Может ли исполнение обязательства должника перед первым заявителем по делу о банкротстве влечь переход к исполнившему лицу статуса такого первого заявителя и его полномочия на предложение кандидатуры временного (при ликвидируемом должнике - конкурсного) управляющего?

Правовая позиция.
Да (подразумеваемая позиция).

Судья-докладчик: Букина И.А.


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 22 мая 2017 г. N 304-ЭС17-1258

Резолютивная часть определения объявлена 15 мая 2017 года.
Полный текст определения изготовлен 22 мая 2017 года.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Букиной И.А.,
судей Разумова И.В. и Самуйлова С.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества "Сбербанк России" (далее - банк) на определение Арбитражного суда Алтайского края от 24.06.2016 (судья Губарь И.А.), постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2016 (судьи Иванов О.А., Кудряшева Е.В., Фролова Н.Н.) и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.11.2016 (судьи Доронин С.А., Лаптев Н.В. и Мельник С.А.) по делу N А03-6689/2016 о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью "Альтаир-Агро" (далее - должник).
В судебном заседании приняли участие представители банка - Сафонов Д.Н. по доверенности от 28.12.2016 и Шахраева М.С. по доверенности от 06.03.2017.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А. и объяснения представителей банка, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

общество с ограниченной ответственностью Производственно-Строительная Компания "Синергия" (далее - компания) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. Определением от 04.05.2016 заявление принято к производству, назначено судебное заседание по проверке его обоснованности.
От банка поступило ходатайство о процессуальном правопреемстве с просьбой о замене компании как заявителя по делу о банкротстве на банк. Впоследствии от банка также поступили заявления о вступлении в дело о банкротстве в качестве конкурсного кредитора.
Определением от 24.06.2016 в удовлетворении ходатайства о процессуальной замене отказано. Кроме того, решением от 24.06.2016 должник по заявлению компании признан несостоятельным (банкротом) как ликвидируемый должник, в отношении него открыто конкурсное производство.
Постановлением суда апелляционной инстанции от 01.09.2016, оставленным без изменения постановлением суда округа от 25.11.2016, определение от 24.06.2016 оставлено без изменения.
Банк обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просил обжалуемые судебные акты отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Определением Верховного Суда Российской Федерации от 29.03.2017 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
В судебном заседании представители банка поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.
Иные участвующие в деле лица, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного разбирательства, явку своих представителей не обеспечили, что не препятствует рассмотрению дела в их отсутствие.
Проверив материалы спора, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав представителей банка, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.
Судами установлено, что заявление компании о признании должника банкротом основано на определении Арбитражного суда Алтайского края от 26.02.2015 по делу N А03-23181/2015, в соответствии с которым компании выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда от 06.07.2015 по требованию о взыскании 794 832,50 руб. задолженности, 25 318,73 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами и 60 000 руб. расходов по оплате третейского сбора.
Вступая в дело о несостоятельности, банк сослался на факт внесения им денежных средств в размере 883 151,23 руб. в депозит нотариуса Барнаульского нотариального округа Сусловой М.А., что подтверждается справкой нотариуса от 24.05.2016 N 749, копией платежного поручения от 23.05.2016 N 726001 с указанием назначения платежа: "внесение денежных средств в депозит нотариуса с целью погашения/приобретения задолженности ООО "Альтаир-Агро" по договору строительного подряда от 14.10.2014 N 2/14".
Полагая, что спорная задолженность перед компанией перешла к нему на основании статей 313 и 327 Гражданского кодекса Российской Федерации, банк обратился в арбитражный суд с ходатайством о процессуальном правопреемстве.
Отказывая в проведении процессуальной замены, суды трех инстанций, сославшись на положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о совершении банком действий исключительно с целью изменения очередности рассмотрения поданных в суд заявлений о банкротстве и введения "контролируемой" процедуры через утверждение собственного конкурсного управляющего. Усмотрев в действиях банка признаки злоупотребления правом, суды сочли неприменимыми в рассматриваемой ситуации положения статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Указав на правовую позицию, изложенную в определении Верховного Суда Российской Федерации от 16.06.2016 N 302-ЭС16-2049, суды отметили, что, выкупив права требования только первого заявителя, а не всех иных кредиторов, банк использовал институт исполнения обязательства третьим лицом не в соответствии с его назначением. Интерес в выкупе права на предложение кандидатуры арбитражного управляющего не может быть признан соответствующим понятию добросовестности.
При таких условиях суды признали материальное правопреемство в отношении требования заявителя-кредитора несостоявшимся и отказали в удовлетворении ходатайства банка.
Между тем судами не учтено следующее.
По смыслу Закона о банкротстве законный материальный интерес любого кредитора должника, прежде всего, состоит в наиболее полном итоговом погашении заявленных им требований. Все предоставленные кредиторам права, а также инструменты влияния на ход процедуры несостоятельности направлены на способствование достижению названной цели.
Одним из таких инструментов является полномочие первого заявителя по делу о банкротстве (чье требование признано обоснованным) на предложение кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации, из числа которой подлежит назначению арбитражный управляющий для проведения первой введенной судом процедуры (пункт 9 статьи 42 Закона о банкротстве). При этом интерес в осуществлении данного полномочия в любом случае должен быть обусловлен наличием конечного интереса в получении удовлетворения по включенному в реестр требованию.
Названная позиция изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 25.01.2017 N 305-ЭС16-15945.

На всем протяжении рассмотрения вопроса о процессуальном правопреемстве в нижестоящих судах банк ссылался на удовлетворение им требования первого заявителя в полном объеме (в том числе в части финансовых санкций), в силу чего с его стороны отсутствуют разумные мотивы отказываться от принятия исполнения и в дальнейшем участвовать в деле. Несмотря на то, что само по себе исполнение обязательства должника перед заявителем-кредитором для банка невыгодно, в конечном счете названные действия обусловлены стратегией поведения в деле, подразумевающей наличие возможности определять хозяйственные решения банкрота кредитором со значительным объемом требований (в частности, определениями суда первой инстанции по настоящему делу от 07.07.2016, от 13.07.2016 и от 07.10.2016 в реестр требований кредиторов включены требования банка по основной задолженности на суммы 230 453 912,75 руб., 547 375 184,57 руб. и 727 449 023,63 руб. соответственно), размер которых в данной ситуации несопоставим с размером требований, выкупленных у первого заявителя по делу.
По мнению судебной коллегии, осуществляя погашение долга перед первым заявителем в полном объеме на сумму 883 151,23 руб. до первой процедуры банкротства и желая получить статус первого заявителя по делу, банк, перед которым у должника имелась задолженность на суммы, превышающие 1 млрд. руб., действовал как разумный участник гражданского оборота экономически целесообразно, его опасения как мажоритарного кредитора утратить возможность влиять на процедуру несостоятельности свидетельствуют о наличии законного правового интереса в применении положений статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации, подлежащего судебной защите.
Квалификация судами действий банка в качестве злоупотребления правом исключительно по тому основанию, что он выкупил требование к должнику с намерением предложить свою кандидатуру арбитражного управляющего, является ошибочной, поскольку при таком подходе смысл участия первого заявителя в деле о банкротстве сводится только к возможности предложить свою кандидатуру арбитражного управляющего, а не к получению удовлетворения по заявленным требованиям, что явно не соответствует целям законодательного регулирования.
Вопреки выводам судов обстоятельства настоящего дела не являются схожими с обстоятельствами дела, по результатам рассмотрения которого Верховным Судом Российской Федерации вынесено определение от 16.06.2016 N 302-ЭС16-2049, в связи с чем положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не применимы к банку как к третьему лицу, исполняющему обязательства должника.
Напротив, имеются основания полагать, что именно поведение компании указывает на недобросовестное осуществление ею своих гражданских прав. Так банк, ссылаясь на доказательства, содержащиеся в материалах дела, отмечал, что на его предложение погасить задолженность в полном объеме компания первоначально сообщила, что спорное требование уступлено ею в пользу Долговой Лидии Васильевны, которой впоследствии банк также предложил принять исполнение обязательства. В ответ на названный запрос от Долговой Л.В. поступила телеграмма, в которой сообщалось об уступке права требования иному лицу, без указания его личности. Далее компанией в материалы дела было представлено соглашение о расторжении договора уступки с Долговой Л.В.
Таким образом, указанное выше определенно свидетельствует о факте уклонения компанией (и иными лицами) от получения исполнения от третьего лица (банка) при отсутствии к тому разумных и законных экономических оснований, что, в свою очередь, указывает на очевидное отсутствие определенности по поводу того, кто являлся в спорный момент времени кредитором по обязательству, и обусловливает применение банком положений подпункта 3 пункта 1 статьи 327 Гражданского кодекса Российской Федерации о внесении денежных средств в депозит нотариуса.
При таких условиях следует признать, что в обжалуемых судебных актах содержатся существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход рассмотрения заявления о процессуальном правопреемстве и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов банка в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в связи с чем данные судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.
Поскольку факты поступления денежных средств в депозит нотариуса в качестве оплаты долга перед кредитором-заявителем и полной оплаты его требования не устанавливались и не исследовались судами, учитывая полномочия Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, рассматривающей дело по правилам кассационного производства, обособленный спор подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции для решения вопроса о том, состоялась ли суброгация или нет.
Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение Арбитражного суда Алтайского края от 24.06.2016, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2016 и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.11.2016 по делу N А03-6689/2016 отменить.
Вопрос о процессуальном правопреемстве направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Алтайского края.

Председательствующий судья
И.А.БУКИНА

Судьи
И.В.РАЗУМОВ
С.В.САМУЙЛОВ

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

1 год 4 мес. назад - 1 год 4 мес. назад #6362 от Рига
Взнос в депозит как защитная мера рассмтаривается так же здесь -

http://justtime.ru/forum/58--/3083-%D0%B2%D0%B7%D0%BD%D0%BE%D1%81-%D0%B2-%D0%B4%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D0%B7%D0%B8%D1%82-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%B7%D0%B0%D1%89%D0%B8%D1%82%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%B0-%D0%BA%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B0.html

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Не допустимо: создать новую тему.
  • Не допустимо: ответить.
  • Не допустимо: редактировать ваше сообщение.
Время создания страницы: 0.336 секунд
Работает на Kunena форум

Контакты

Офис "Братиславская"

г. Москва, ул. Братиславская д.16, корп. 1
(отдельный вход со двора)

м. Братиславская (1 мин. пешком)

Офис "Трехпрудный"

г. Москва, Трехпрудный пер., д. 11/13 стр. 2

м. Маяковская (5 мин. пешком)

Тел.: +7 (495) 545-10-99
Факс: +7 (495) 347-67-67
Дежурный: +7 (916) 303-23-23

e-mail: 5451099 @ mail.ru

Узнайте больше!

Вы можете получить краткую бесплатную юридическую консультацию прямо на страницах нашего сайта в Форуме, а так же обменяться своим мнением относительно обсуждаемых там вопросов. Услуга "Заказ звонка" - Вы можете оставить заявку на оказание юридической поддержки с кратким описанием Вашей проблемы, заполнив специальную форму в разделе "Контакты" и наш Дежурный консультант обязательно свяжется с Вами в ближайшее время. Так же Вы можете воспользоваться СМС-сервисом, отправив СМС на наш мобильный номер +7(916) 303-23-23.

Счетчики



 форум
BANKI.RU — народный рейтинг, вклады, кредиты, ипотека