Юридическое Бюро - Юридические услуги

Поиск по сайту

Специальное предложение!

Продается Инвестиционно-финансовая компания

Лицензия ФСФР от января 2009 на осуществление брокерской, дилерской деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами

ООО, один участник – Штат сотрудников укомплектован. ООО, один учредитель - юридическое лицо, уставный капитал оплачен деньгами в размере 10 миллионов рублей. ИФНС России № 7 по г. Москве. Вся отчетность в порядке. Деятельность не велась.

Цена 750 000руб. подробнее

Вход

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2

ТЕМА: статья 10 ГК РФ в банкротстве

статья 10 ГК РФ в банкротстве 4 года 4 мес. назад #2075

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
часть вопросов (а именно вопросы права на иск при оспаривании сделок должника по банкротным основаниям) рассматривалась здесь - http://justtime.ru/forum/43--/1356-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE-%D0%BD%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D1%87%D1%83-%D0%B7%D0%B0%D1%8F%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D0%B1-%D0%BE%D1%81%D0%BF%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BA%D0%B8.html#2072
Администратор запретил публиковать записи гостям.

статья 10 ГК РФ в банкротстве 1 год 4 мес. назад #4058

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
На сегодняшний день вопрос применения ст. 10 ГК РФ к сделкам поручительства и залога, заключенных не заемщиком а третьими лицами (банкротами) в обеспечение обязательств заемщика приобретает серьезную актуальность, что будет рассмариваться в этом разделе.
При включении требований в реестр требований кредитров поручителя, залогодателя.

Вопрос включения требований в реестр требований кредиторов поручителя и/или залогодателя, в отношении которого введена одна из процедур банкротства, является существенным.

В настоящей статье освещаются спорные вопросы оценки судом действительности обеспечительных договоров, возникшие в правоприменительной практике рассмотрения заявлений банков о включении в реестр требований кредиторов поручителей и/или залогодателей по обязательствам основных заемщиков.

В каких случаях возможен отказ в удовлетворении заявления банка о включении в реестр?

Мы не будем касаться простой ситуации, когда отказ в требованиях к поручителю или залогодателю обусловлен незаключенностью кредитного договора. Предметом нашего исследования являются случаи отказа в установлении требований к поручителям и/или залогодателям в тех случаях, когда кредитный договор был исполнен банком и денежные средства были предоставлены основному заемщику, но не были им возвращены.
В такой ситуации основанием для отказа в удовлетворении заявления банка о включении в реестр требований кредиторов может быть только признание договора поручительства и/или договора залога недействительной сделкой, не повлекшей для поручителя и/или залогодателя возникновения обязанности отвечать по обязательствам заемщика.
В подавляющем большинстве случаев основанием признания таких сделок недействительными является их оценка судом как совершенных со злоупотреблением правом как со стороны поручителя и/или залогодателя, так и со стороны банка, воспользовавшегося недобросовестным поведением руководителя поручителя и/или залогодателя. Данный тезис будет подтвержден конкретными примерами из судебной практики.
Безусловно, в качестве кредиторов по договорам поручительства и залога могут выступать не только кредитные организации, однако применение данных способов обеспечения обязательств заемщиков широко используется именно в банковской сфере, а судебная практика сформировала некоторые особенности рассмотрения требований банков, основанных на договорах поручительства и залога.
На наш взгляд, практика оценки договоров залога и поручительства как совершенных с нарушением требований ст. 10 Гражданского кодекса РФ была вольно или невольно порождена двумя постановлениями Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, что косвенно подтверждается ссылками на них при рассмотрении судами конкретных споров, а также оценкой самим ВАС РФ соблюдения судами единообразия применительно к сформулированной в них позиции.
Перед тем как коснуться первого из них, процитируем понятие поручительства, закрепленное в ст. 361 ГК РФ: по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.
Таким образом, договор поручительства по общему правилу является консенсуальным, односторонним и безвозмездным <1>.
<1> Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся и О.Н. Садикова. М., 1982. С. 250.

В рамках дела N А45-808/2009 о несостоятельности (банкротстве) ОАО "Новосибирский хладокомбинат" в Президиум ВАС РФ были переданы для пересмотра в порядке надзора судебные акты об удовлетворении заявления о включении в реестр требований по договору поручительства, в рамках которого должник поручился за третье лицо по его обязательствам оплатить в пользу кредитора акции хладокомбината.
Основным доводом в пользу отмены судебных актов стало установление злоупотребления в действиях кредитора, который, зная об имущественном положении должника и являясь его акционером, реализовал свои акции в преддверии банкротства и через поручительство хладокомбината по обязательствам покупателя акций фактически обошел установленный Законом запрет для участников ликвидируемого хозяйственного общества конкурировать с обязательствами должника перед иными кредиторами - участниками гражданского оборота.
В то же время в Постановлении Президиума ВАС РФ от 30.11.2010 N 10254/10 (далее - Постановление N 10254/10) было указано следующее:
"Согласно п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.
В данном случае заключение договора поручительства не было каким-либо образом связано с хозяйственной деятельностью общества "Новосибирский хладокомбинат" и не повлекло за собой получение этим обществом какой-то имущественной либо иной выгоды.
При заключении названного договора допущено злоупотребление правом, а именно имело место недобросовестное поведение, направленное на получение денежных средств в возмещение стоимости акций за счет имущества ликвидируемого эмитента-должника наравне с требованиями иных кредиторов, которые лишались части того, на что они справедливо рассчитывали, тем самым нарушался баланс интересов вовлеченных в процесс банкротства участников корпоративных отношений и конкурсных кредиторов.
Рассматриваемый договор поручительства, при заключении которого допущено нарушение положений ст. 10 Гражданского кодекса РФ, является ничтожным в силу ст. 168 Кодекса.
Требование, основанное на недействительном договоре поручительства, не подлежало включению в реестр требований кредиторов общества "Новосибирский хладокомбинат".
Проанализировав мотивировочную часть Постановления N 10254/10, суды для рассмотрения требований о включении в реестр по договорам поручительства и залога по обязательствам третьих лиц взяли на вооружение следующие правовые позиции:
1) заключение договора поручительства должно быть каким-либо образом связано с хозяйственной деятельностью должника;
2) должно влечь за собой получение должником какой-то имущественной либо иной выгоды;
3) не должно быть обусловлено интересами учредителя;
4) отсутствие первых двух условий уже может влечь оценку поручительства как ничтожной сделки, совершенной со злоупотреблением правом;
5) основанное на недействительной сделке требование не подлежит включению в реестр.

Для подтверждения соответствующего восприятия арбитражными судами этого Постановления приведем несколько примеров из практики федеральных арбитражных окружных судов.
Так, ФАС Северо-Западного округа, отменяя судебные акты о включении требований, основанных на договорах поручительства, в реестр требований кредиторов должника по делу N А56-26525/2012, привел в Постановлениях от 14.05.2013 и 20.05.2013 следующие доводы:
"В Постановлении от 30.11.2010 N 10254/10 Президиум ВАС РФ указал, что при установлении требования кредиторов, основанного на договоре поручительства, подлежит исследованию вопрос о том, связано ли предоставление поручительства с хозяйственной деятельностью поручителя и принесло ли оно ему имущественную выгоду.
Суды не установили должным образом, взаимосвязано ли заключение договора поручительства с хозяйственной деятельностью ООО "Фаворит плюс" и получена ли последним выгода от заключения такого договора".
Ссылки на правовую позицию Президиума ВАС РФ в обоснование отказа в удовлетворении требований, основанных на договорах поручительства, заключенных должником без видимой связи с его хозяйственной деятельностью и получения выгоды, можно встретить и в других постановлениях федеральных арбитражных судов <2>.
<2> См., напр.: Постановления ФАС Поволжского округа от 01.03.2012 по делу N А12-2801/2011, от 13.06.2012 по делу N А12-11196/2011, от 04.09.2012 по делу N А65-19446/2011; ФАС Северо-Кавказского округа от 18.07.2012 по делу N А53-9522/2011, от 03.10.2011 по делу N А53-9009/2010; ФАС Центрального округа от 21.01.2013 по делу N А35-7193/2009; и др.

В Определении от 06.07.2011 N ВАС-10925/10 коллегия судей ВАС РФ поддержала позицию судов нижестоящих инстанций, основанную на выводах Постановления N 10254/10:
"Банк и общество (заемщик) заключили договор... об открытии кредитной линии...
В качестве обеспечения исполнения обязательств общества по указанному кредитному договору... банк и завод заключили договор ипотеки, на основании которого завод передал банку в залог 38 объектов недвижимости...
Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что подписанный заводом и банком договор ипотеки является ничтожным (ст. ст. 10 и 168 Кодекса), поскольку при его заключении завод злоупотребил своими правами. Суд счел сделку экономически нецелесообразной и убыточной для завода, совершенной в период ухудшения его финансово-экономического положения и свидетельствующей о направленности действий должника на увеличение кредиторской задолженности в нарушение интересов других кредиторов, обязательства перед которыми должник на момент заключения договора ипотеки не мог исполнить. Суд указал на отсутствие разумных причин для заключения указанной сделки заводом. Банк должен был знать о тяжелом финансово-экономическом состоянии должника и злоупотреблении им своим правом, так как должен был анализировать финансовое положение залогодателя в целях формирования резервов на возможные потери по ссудам.
При проверке... в порядке кассационного производства вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договора ипотеки и отсутствии оснований для включения требований банка в реестр требований кредиторов завода признан правомерным.
Суды апелляционной и кассационной инстанций обоснованно сослались на положение п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" и позицию Президиума, изложенную в Постановлении Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.11.2010 N 10254/10".
Вторым Постановлением, способствовавшим формированию соответствующей судебной практики, является Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2011 N 14995/10 по делу о несостоятельности (банкротстве) ОАО "Ипподром "Пермский" (далее - Постановление N 14995/10).
В рамках дела, переданного для рассмотрения в порядке надзора, конкурсным управляющим ОАО "Ипподром "Пермский" был оспорен договор поручительства, заключенный с Межрегиональным коммерческим банком развития связи и информатики, в рамках которого должник поручился по обязательствам ООО "Гран-При" по договору об открытии кредитной линии. В качестве правовых оснований оспаривания сделки конкурсным управляющим был указан п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей до 04.06.2009), положения п. 2 ст. 10 и ст. 168 Гражданского кодекса РФ. Таким образом, договор был оспорен одновременно и как оспоримая, и как ничтожная сделка.
Решением Арбитражного суда Пермского края, оставленным без изменения в порядке апелляционного и кассационного пересмотра, иск конкурсного управляющего был удовлетворен, договор поручительства признан недействительным на основании п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве.
Напомним, что согласно п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве по заявлению внешнего (конкурсного) управляющего могла быть признана недействительной сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, если в результате ее исполнения кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.
Как следует из Постановления N 14995/10, "судами установлено, что между банком [Межрегиональный коммерческий банк развития связи и информатики] и ООО "Гран-При" (заемщиком) заключен договор о кредитной линии от 15.10.2007... В целях обеспечения исполнения обществом "Гран-При" обязательства по возврату кредита между банком и обществом "Ипподром "Пермский" 04.12.2007 заключен договор поручительства... Решением Арбитражного суда Пермского края от 14.08.2009 по делу N А50-5506/2009 общество "Ипподром "Пермский" признано несостоятельным (банкротом)...
Банком подано... заявление о включении в реестр требований кредиторов должника требования... вытекающего из договора о кредитной линии и договора поручительства.
Обращаясь в арбитражный суд с настоящим иском [о признании договора поручительства недействительным], конкурсный управляющий общества указал, [что]... поручительство предоставлено обществом "Ипподром "Пермский" в обеспечение исполнения обязательств общества "Гран-При" (заемщика) перед банком по договору о кредитной линии, следовательно, договор поручительства заключен в интересах общества "Гран-При", которое является выгодоприобретателем по этой сделке. На момент заключения договора поручительства обществу "Гран-При" принадлежало 37,12% акций общества "Ипподром "Пермский". Данные обстоятельства в силу п. 1 ст. 81 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"... позволяют признать общество "Гран-При" лицом, заинтересованным в совершении обществом "Ипподром "Пермский" сделки по предоставлению поручительства. Эта сделка заключена на заведомо невыгодных для последнего условиях, и ее исполнение может повлечь отчуждение всех активов должника. Заключение договора поручительства исключительно в интересах общества "Гран-При" (заинтересованного лица) в ущерб интересам общества "Ипподром "Пермский" и его кредиторов является основанием для признания указанного договора недействительным в соответствии с п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей на момент совершения оспариваемой сделки, а также в соответствии с п. 2 ст. 10 и ст. 168 Гражданского кодекса РФ.
Суды признали доводы конкурсного управляющего обоснованными и сочли, что наличие у общества "Гран-При" заинтересованности в совершении сделки по предоставлению обществом "Ипподром "Пермский" поручительства, а также убыточность этой сделки являются достаточными основаниями для признания договора поручительства недействительным в соответствии с п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве...
Как установлено судами и не оспаривается ответчиками, на момент заключения договора поручительства обществу "Гран-При" принадлежало более 37% акций общества "Ипподром "Пермский" и этот договор обеспечивал обязательства общества "Гран-При" (заемщика) по договору о кредитной линии.
Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 1 Постановления от 20.06.2007 N 40 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью" разъяснил, что в качестве выгодоприобретателя может рассматриваться должник по обязательству, в обеспечение исполнения которого акционерное общество предоставляет поручительство.
Следовательно, суды правомерно квалифицировали оспариваемый договор как сделку с заинтересованностью, односторонний характер которой не требует установления заинтересованности в ней банка по отношению к поручителю для целей применения п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве".
Примечательно, что в Постановлении N 14995/10 ст. ст. 10 и 168 ГК РФ упомянуты только в контексте заявленных конкурсным управляющим оснований иска, в то время как сделка признана недействительной в соответствии с п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве. Однако в последовавшей за принятием Постановления судебной арбитражной практике произошло смешение указанных оснований признания недействительными соответствующих договоров поручительства, т.е. в судебных актах зачастую можно встретить сочетание и ст. 103 (ст. 61.2) Закона о банкротстве, и ст. ст. 10 и 168 ГК РФ <3>.
<3> См., напр.: Постановления ФАС Центрального округа от 27.08.2012 по делу N А54-2022/2011; ФАС Северо-Кавказского округа от 24.12.2013 по делу N А20-3009/2011; ФАС Московского округа от 11.12.2013 по делу N А40-98613/11; ФАС Поволжского округа от 26.03.2013 по делу N А65-19446/2011; и др.

Данное обстоятельство может быть обусловлено как неверным прочтением мотивировочной части Постановления N 14995/10, при котором доводы конкурсного управляющего восприняты как основания удовлетворения его требований, так и близостью формулировок п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве (п. 2 ст. 61.2 в действующей редакции) и ст. 10 ГК РФ в ее интерпретации ВАС РФ применительно к сделкам должника, оспариваемым в рамках дела о банкротстве.
Так, согласно п. 2 ранее действовавшей ст. 103 Закона о банкротстве по заявлению управляющего могла быть признана недействительной сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, если в результате ее исполнения кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.
В соответствии с п. 2 действующей ст. 61.2 Закона о банкротстве недействительной может быть признана сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов.
В то же время в соответствии с разъяснением п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (п. 1 ст. 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности на уменьшение конкурсной массы, сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.
Таким образом, сделка, признанная недействительной в порядке как п. 2 ст. 103 (п. 2 ст. 61.2) Закона о банкротстве, так и ст. 10 ГК РФ, причиняет вред и нарушает права кредиторов должника. В рамках дела о банкротстве ОАО "Ипподром "Пермский" судами оценивалась действительность договора поручительства, заключенного должником на заведомо невыгодных для него условиях, исполнение которого могло повлечь отчуждение всех активов должника.
На возможность оценки поручительства как ничтожной сделки применительно к Постановлению N 14995/10 указано и самим Высшим Арбитражным Судом РФ. Отказывая в передаче в Президиум судебных актов по делу N 82-11268/2011-Б/171 об отказе ООО Банк "БФГ-кредит" (далее - банк) во включении требований в реестр требований кредиторов ООО "Строительная компания "Велдория" как поручителя и залогодателя по обязательствам Лебедева Д.И., коллегия судей ВАС РФ в Определении от 25.11.2013 N ВАС-12888/13 указала следующее:
"Исследовав представленные доказательства, установив, что договоры поручительства и залога недвижимости заключены между должником и банком за семь месяцев до возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) должника исключительно в интересах Лебедева Д.И. (заемщика), отсутствие какой-либо экономической выгоды на стороне должника в результате их заключения, учитывая, что Лебедев Д.И. является заинтересованным по отношению к должнику лицом, руководствуясь ст. ст. 10 и 168 Гражданского кодекса РФ, суды пришли к выводу о ничтожности данных сделок и об отсутствии оснований для удовлетворения требований банка.
При этом суды констатировали то обстоятельство, что банк как профессиональный участник отношений по кредитованию в данном случае имел возможность оценить финансовое состояние как Лебедева Д.И. (заемщика), так и должника...


Правовые выводы судов по настоящему делу соотносятся со смыслом правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 22.03.2011 N 14995/10 (здесь и далее выделено нами. - И.М.)".
Ранее мы уже говорили о сформированных судебной практикой особенностях рассмотрения требований кредитных организаций, основанных на договорах поручительства и залога, заключенных должниками в отношении обязательств третьих лиц. Эти особенности прослеживаются в вышеприведенных примерах судебной практики ВАС РФ.
И в Определении от 06.07.2011 N ВАС-10925/10, и в Определении от 25.11.2013 N ВАС-12888/13 содержится довод коллегий судей ВАС РФ о том, что банк является профессиональным участником отношений по кредитованию и должен оценивать финансовое состояние не только заемщика, но и лиц, предоставляющих обеспечение, - поручителей и/или залогодателей, в том числе в целях формирования резервов на возможные потери по ссудам.
Из предположения соответствующей обязанности банка проистекает презумпция его осведомленности о возможном неблагоприятном финансово-экономическом положении лица, принимающего на себя обеспечение исполнения чужих обязательств.
Поскольку залог является способом обеспечения исполнения обязательства наряду с поручительством, вышеприведенные позиции Постановлений Президиума ВАС РФ и Постановления Пленума ВАС РФ N 32 с учетом сформированных судебной практикой особенностей стали активно применяться судами и при рассмотрении требований, основанных на договорах залога.


В отличие от оснований оспоримости признание сделки ничтожной вследствие допущенного сторонами злоупотребления правом возможно в рамках рассмотрения требований о включении в реестр.
Данный вывод следует как непосредственно из положений п. 1 ст. 166 Гражданского кодекса РФ, так и из специальных разъяснений п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", в соответствии с которым наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных ст. ст. 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. ст. 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.
Приведем несколько показательных примеров из судебной практики ФАС Поволжского округа об отказе в удовлетворении требований кредитных организаций о включении в реестр требований кредиторов поручителей и/или залогодателей по обязательствам третьих лиц, которые позволяют осветить основные мотивы отказа и обосновать вывод о злоупотреблении на стороне банков при заключении обеспечительных сделок.

Постановлением ФАС Поволжского округа от 01.07.2013 по делу N А65-26476/2011 о несостоятельности (банкротстве) ООО "Центр-Мобилис" оставлены без изменения Определение суда первой и Постановление суда апелляционной инстанций об отказе в удовлетворении требований ОАО "Сбербанк России" о включении в реестр требований, основанных на договоре ипотеки по кредитным обязательствам ООО "Фирма Центр-Б". При этом ФАС Поволжского округа указал следующее:
"Из разъяснений, данных в п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", следует, что исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (п. 1 ст. 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов.
Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что на момент заключения договора ипотеки финансовое состояние должника было неудовлетворительным.
Кроме того, по указанному договору в обеспечение исполнения чужого обязательства должником было передано 90% основных средств, без которых невозможна его хозяйственная деятельность.
На момент заключения спорного договора у должника имелась задолженность [перед иными кредиторами], что нашло отражение в отчетах о прибылях и убытках и подтверждается финансовым анализом ОАО "Сбербанк России".
Таким образом, кредиторская задолженность должника на дату заключения договора превышала стоимость активов.
...На дату заключения договора ипотеки должник не осуществлял предпринимательскую деятельность и не был связан с деятельностью заемщика по договору об открытии кредитной линии.
...Участником и руководителем должника-залогодателя и одновременно участником и руководителем [заемщика] являлось одно и то же физическое лицо - Буряк Сергей Александрович...
ОАО "Сбербанк России", проявляя должную осмотрительность, проверив бухгалтерскую документацию залогодателя, мог обнаружить признаки недостаточности имущества должника и предположить ущемление прав кредиторов общества в результате передачи имущества в залог.
При таких обстоятельствах суды. пришли к правомерному выводу о том, что при заключении договора ипотеки было допущено злоупотребление правом...
[и к] выводу о ничтожности договора ипотеки в силу ст. ст. 10 и 168 ГК РФ и правомерно отказали во включении задолженности в реестр требований кредиторов должника".
Определением ВАС РФ от 28.08.2013 N ВАС-11415/13 в передаче судебных актов для пересмотра в порядке надзора отказано, выводы судебных инстанций признаны верными.

В рамках дела N А65-27653/2011 о несостоятельности (банкротстве) ООО "Строительная компания" с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника обратилось находящееся в процедуре банкротства ОАО "Коммерческий банк "Социальный городской банк" (далее - Соцгорбанк). Требования Соцгорбанка были основаны на договоре последующей ипотеки, заключенном должником в обеспечение кредитных обязательств ООО "КСМУ "Союзшахтоосушение".
Определением Арбитражного суда Республики Татарстан в удовлетворении требований Соцгорбанка было отказано.
Выводы о ничтожности договора последующей ипотеки поддержаны ФАС Поволжского округа в Постановлении от 17.10.2013:
"Судебные инстанции пришли к правильному выводу, что последующий договор об ипотеке носил безвозмездный характер, так как должник не получил никакого встречного исполнения ни со стороны банка, ни со стороны выгодоприобретателя, в пользу которого было заложено имущество должника.
Судебными инстанциями из материалов дела установлено, что при заключении оспариваемого договора допущено злоупотребление правом, а именно имело место недобросовестное поведение как должника, так и ОАО КБ "Соцгорбанк", направленное на получение денежных средств в возмещение выданного ООО "КСМУ, Союзшахтоосушение" кредита за счет ликвидного имущества должника наравне с требованиями иных кредиторов, чем нарушился баланс интересов конкурсных кредиторов и самого должника, поскольку требования залогового кредитора при их включении в реестр требований кредиторов должника будут удовлетворены в приоритетном порядке по сравнению с удовлетворением требований в порядке очередности, установленной для кредиторов, чьи требования не обеспечены залогом.
Указанные обстоятельства свидетельствуют о действиях должника в ущерб собственным экономическим целям и интересам и злоупотреблении своим правом на свободу заключения договоров".
Приведенное Постановление ФАС Поволжского округа также интересно мотивировкой вывода о злоупотреблении правом со стороны банка.
Кассационная коллегия сослалась на разъяснения п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно которому о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) может свидетельствовать то, что одна из сторон сделки воспользовалась тем, что единоличный исполнительный орган контрагента при ее заключении действовал явно в ущерб последнему.
Применительно к рассмотренному спору Соцгорбанк воспользовался тем, что при заключении договора ипотеки директор залогодателя действовал явно в ущерб своему юридическому лицу и его кредиторам.

Постановлением ФАС Поволжского округа от 09.02.2012 по делу N А55-10042/2010 оставлено в силе Определение Арбитражного суда Самарской области об отказе ОАО "Банк ВТБ" во включении требований в реестр требований кредиторов ООО "ЛЕО":
"Как установлено судом первой инстанции, согласно бухгалтерскому балансу ООО "ЛЕО" по состоянию на 30.09.2007 активы предприятия составляли 4412000 руб...
Следовательно... на момент заключения договора поручительства и договора ипотеки в обеспечение кредитного соглашения третьего лица на сумму 75 млн. руб. должнику заведомо было известно о невозможности надлежащего исполнения взятых на себя обязательств.

При этом судом на основании имеющихся в материалах дела доказательств установлено, что учредителем [и генеральным директором] ООО "ЛЕО-СКС" (заемщика) и ООО "ЛЕО" (поручителя и залогодателя) является Шипунова И.В...
Таким образом, при заключении договоров поручительства и ипотеки допущено злоупотребление правом, выразившееся в недобросовестном поведении их участников, направленном на увеличение кредиторской задолженности при отсутствии достаточных для совершения сделок активов и какой-либо имущественной выгоды для должника и повлекшем безвозмездное отчуждение основного актива ООО "ЛЕО" третьим лицам, что является нарушением ст. 10 Гражданского кодекса РФ и влечет вывод о ничтожности названных договоров на основании ст. 168 Гражданского кодекса РФ".

Определением ВАС РФ от 28.05.2012 N ВАС-6128/12 в передаче дела для пересмотра в порядке надзора было отказано, выводы судов признаны верными.
Признавая обоснованным отказ в удовлетворении требований "Англо Айриш Бэнк Корпорейшн Лимитед" о включении в реестр требований кредиторов ЗАО "Логистика" и оставляя без изменения судебные акты нижестоящих инстанций, ФАС Поволжского округа указал в Постановлении от 02.04.2013 по делу N А65-19446/2011 следующее:
"Для установления ничтожности договора на основании ст. ст. 10 и 168 Гражданского кодекса РФ необходимо установить факт недобросовестного поведения (злоупотребления правом) контрагента, воспользовавшегося тем, что единоличный исполнительный орган другой стороны по сделке при заключении договора действовал явно в ущерб последнему (п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.11.2008 N 127 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации").
Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что заключение договоров поручительства и ипотеки не связано с обычной хозяйственной деятельностью ЗАО "Логистика".
Кроме того, в результате заключения названных договоров ЗАО "Логистика" не получило какого-либо встречного исполнения ни со стороны банка, ни со стороны "Квинн Файненс" (основной должник по кредитному договору) и, следовательно, не получило имущественной либо иной выгоды.
Также судами установлено, что ЗАО "Логистика" и "Квинн Файненс" являются аффилированными лицами...
[Сделки по обеспечению исполнения обязательств совершены должником] в период ухудшения финансово-экономической деятельности...
При таких обстоятельствах суды... исследовав и оценив... представленные доказательства... исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов должника, пришли к обоснованному выводу об отсутствии оснований для включения в реестр требования банка, основанного на договоре ипотеки".
Из анализа приведенных примеров следует, что основаниями признания недействительными договоров поручительства и залога являлись выводы: об отсутствии экономической целесообразности сделки и ее связи с хозяйственной деятельностью; о заключении договоров в период ухудшения финансового положения или при значительной собственной долговой нагрузке; о предоставлении поручительства и/или залога заинтересованному или аффилированному лицу с пороком собственной воли.
В качестве обоснования злоупотребления на стороне банков приводились доводы (1) о наличии у кредитной организации, действующей при должной степени заботливости и осмотрительности, возможности получить информацию о неблагоприятном финансовом положении как основного должника, так и поручителя и/или залогодателя, а также (2) об использовании в своих интересах недобросовестных действий руководителя поручителя и/или залогодателя.
Практика признания ничтожными договоров поручительства и/или залога при рассмотрении требований кредитных организаций получила довольно широкое распространение. При этом отдельную тревогу у банков должна была вызвать позиция арбитражных судов о том, что проверке на предмет соответствия законодательству о банкротстве подлежат даже те требования, по которым уже имеются вступившие в законную силу судебные акты о взыскании с поручителей и залогодателей задолженности и обращении взыскания на предмет залога.
Так, процитированные выше Постановления ФАС Поволжского округа от 01.07.2013 по делу N А65-26476/2011 и от 09.02.2012 по делу N А55-10042/2010 поддержали судебные акты нижестоящих инстанций об отказе в удовлетворении требований ОАО "Сбербанк России" и ОАО "Банк ВТБ", несмотря на наличие судебных актов о взыскании, принятых вне рамок дел о банкротстве. При этом кассационная коллегия в обоих случаях руководствовалась тем, что с учетом специфики дел о банкротстве признание спорного договора (поручительства/залога) действительным в судебном порядке вне рамок дела о банкротстве не исключает его проверки в рамках дела о банкротстве с учетом правовых позиций ВАС РФ в целях достижения баланса интересов всех участников дела о банкротстве. Подобный подход вызвал обоснованные вопросы с точки зрения норм об обязательной силе вступивших в законную силу судебных актов.
Не могла не вызвать реакции ВАС РФ и получившая чрезмерно широкое распространение практика признания обеспечительных договоров ничтожными сделками.
На наш взгляд, Высшим Арбитражным Судом РФ были предприняты следующие меры, призванные скорректировать судебную практику по рассматриваемой проблематике.
В п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" было разъяснено, что если конкурсные кредиторы полагают, что их права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование (в частности, если они считают, что оно является необоснованным по причине недостоверности доказательств либо ничтожности сделки), то на этом основании они, а также арбитражный управляющий вправе обжаловать этот акт в общем установленном процессуальным законодательством порядке; в случае пропуска ими срока на его обжалование суд вправе его восстановить (с учетом того момента, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов).
Можно привести несколько примеров влияния указанного разъяснения на изменение судебной практики.
В рамках дела N А65-9491/2013 о несостоятельности (банкротстве) ИП Бермелеева Р.Р. в суд обратилось ГУП "РАЦИН" с заявлением о включении своих требований в реестр требований кредиторов должника.
Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 30.09.2013 в удовлетворении заявления отказано по мотиву ничтожности заключенного между ним и должником договора поручительства.
Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2013 это Определение суда отменено, требование включено в реестр требований кредиторов должника как основанное на вступившем в силу судебном акте.
В обоснование кассационных жалоб приведены доводы о нарушении и неправильном применении судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права. По мнению заявителей жалоб, наличие вступившего в законную силу решения суда не исключает рассмотрения в рамках дела о банкротстве вопроса о несоответствии договора поручительства нормам ст. ст. 10 и 168 Гражданского кодекса РФ. Приведены доводы о том, что при заключении между должником и ГУП "РАЦИН" договора поручительства было допущено злоупотребление правом и необоснованное увеличение размера имущественных требований к должнику, что на основании действующего законодательства должно повлечь отказ в защите права.
Последнее редактирование: 1 год 4 мес. назад от Рига.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

статья 10 ГК РФ в банкротстве 1 год 4 мес. назад #4059

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
(продолжение)

Постановлением ФАС Поволжского округа от 06.02.2014 по делу N А65-9491/2013 Постановление апелляционной инстанции было оставлено без изменения по следующим основаниям:
"Разногласия по требованиям кредиторов или уполномоченных органов, подтвержденным вступившим в законную силу решением суда в части их состава и размера, не подлежат рассмотрению арбитражным судом, а заявления о таких разногласиях подлежат возвращению без рассмотрения, за исключением разногласий, связанных с исполнением судебных актов или их пересмотром (п. 10 ст. 16 Закона о банкротстве).
Таким образом, по смыслу приведенной нормы права, при наличии вступившего в законную силу решения суда, подтверждающего состав и размер требований кредитора, арбитражный суд определяет лишь возможность их предъявления в процессе несостоятельности и очередность удовлетворения, не рассматривая спор по существу.
Из материалов дела следует, что требование кредитора заявлено на основании решения... третейского суда...
Определением Арбитражного суда Республики Татарстан... заявителю требования был выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда.
Указанные решение третейского и определение арбитражного судов о выдаче исполнительного листа не обжалованы и не отменены.
В связи с этим арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что при наличии решения третейского суда и определения суда о выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение, подтверждающего состав и размер требований кредитора, арбитражный суд определяет лишь возможность их предъявления в процессе несостоятельности и очередность удовлетворения, не рассматривая спор по существу".

Аналогичная правовая позиция, основанная на разъяснении Постановления Пленума ВАС РФ, изложена в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.12.2012 по делу N А19-19004/2011.

Корректировке судебной практики по спорам из договоров поручительства способствовало Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством" (далее - Постановление N 42), а также внесение изменений в Постановление Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление N 32).
Так, в п. 9 Постановления N 42 разъяснено, что по смыслу п. 3 ст. 365 ГК РФ одним из мотивов принятия поручителем на себя обязательств по договору поручительства с кредитором является договор, заключенный между должником и поручителем (договор о выдаче поручительства). Если заключение договора поручительства было вызвано наличием у поручителя и должника в момент выдачи поручительства общих экономических интересов (например, основное и дочернее общества, преобладающее и зависимое общества, общества, взаимно участвующие в капиталах друг друга, лица, совместно действующие на основе договора простого товарищества), то последующее отпадение этих интересов не влечет прекращения поручительства.
Таким образом, экономическая целесообразность поручительства и его выгода для поручителя могут быть обусловлены как наличием возмездного договора о выдаче поручительства, так и наличием у поручителя и должника в момент выдачи поручительства общих экономических интересов.
Следовательно, разрешая вопрос экономической целесообразности сделки, влияющий на оценку ее действительности, суду надлежит проверить наличие у основного должника и поручителя каких-либо общих экономических интересов, которые могли обусловить принятие на себя поручителем солидарной ответственности по обязательствам основного должника.

Данное разъяснение применимо при рассмотрении в рамках дела о банкротстве требований кредитора о включении в реестр требований кредиторов поручителя.
Неприменение правовой позиции, выраженной в Постановлении N 42, явилось основанием передачи для пересмотра в порядке надзора дела N А67-6922/2011 Арбитражного суда Томской области.
Как следует из Определения ВАС РФ от 06.12.2013 N ВАС-14510/13, в рамках дела о банкротстве общества "ТПО "Контур" ОАО "Банк ВТБ" обратилось в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника требования в размере 293851648 руб. 94 коп.
Определением суда первой инстанции от 19.11.2012, оставленным без изменения в апелляционном и кассационном порядке, в удовлетворении заявления отказано.
Суды сделали вывод о необоснованности заявленного требования и об отсутствии оснований для включения его в реестр требований кредиторов должника в соответствии с положениями ст. ст. 10 и 168 Гражданского кодекса РФ.
Вывод судов был мотивирован тем, что договоры поручительства, на которых основано требование к должнику, были заключены в период, когда должник находился в неудовлетворительном финансовом положении, и что их заключение не имело экономической целесообразности для общества "ТПО "Контур" и было направлено на уменьшение имущества должника без встречного предоставления.
Кроме того, суды указали, что на момент заключения дополнительных соглашений о продлении срока возврата денежных средств по кредитным соглашениям обязательства заемщиков по возврату не были своевременно исполнены. Учитывая то, что должник и так находился в неудовлетворительном финансовом положении, принятие поручителем на себя обязательств по неисполненным кредитным соглашениям не может быть оценено как поведение, соответствующее принципам разумности и добросовестности.
Действия единоличного исполнительного органа общества "НПО "Контур" (генерального директора Иткина И.И.), принявшего при таких обстоятельствах решение о совершении спорных сделок и являвшегося на момент их совершения одним из учредителей общества "Стек-Контур" и общества "Фирма-Стек", расценены как злоупотребление правом.
Передавая дело в Президиум ВАС РФ, коллегия судей исходила из того, что в нарушение разъяснений Постановления N 42 и п. 15.1 Постановления N 32 вывод об отсутствии экономического смысла заключения спорных договоров поручительства и об их убыточности сделан судами без исследования вопроса о наличии у заемщиков и поручителей в момент выдачи поручительств общих экономических интересов, в связи с чем и вывод об их экономической нецелесообразности является недостаточно мотивированным и преждевременным.
Обосновывая экономическую целесообразность заключения договоров поручительства в отношении должника, банк ссылался на то, что у общества "НПО "Контур" имелась задолженность перед обществами "Фирма "Стек" и "Стек-Контур", что подтверждалось материалами дела. Отсюда у судов были основания полагать, что между участниками спорных правоотношений существовали определенные хозяйственные связи, обусловившие экономическую целесообразность заключения договоров поручительства. Однако исследования данных обстоятельств, имеющих существенное значение при рассмотрении настоящего спора, и их оценки проведено не было.
Суды акцентировали свое внимание лишь на том, что генеральный директор общества "НПО "Контур" являлся участником обществ "Фирма "Стек" и "Стек-Контур" с долями участия 16,6 и 16,7% соответственно, а также еще одним поручителем по их обязательствам перед ОАО "Банк ВТБ" по спорным кредитным соглашениям. Отсюда ими был сделан вывод о личной заинтересованности генерального директора должника в заключении договоров поручительства и о злоупотреблении правом со стороны последнего. Однако установление данного обстоятельства, тем более учитывая вышеизложенное относительно экономической целесообразности заключения спорных договоров поручительства, само по себе не может свидетельствовать о справедливости лишения данных договоров юридической силы. Поручительство, как правило, и выдается при наличии корпоративных либо иных связей между поручителем и должником, в силу чего один лишь факт, что оно дано при таких обстоятельствах, сам по себе не подтверждает порочность сделки по выдаче такого обеспечения.
Постановлением Президиума ВАС РФ от 11.02.2014 судебные акты об отказе в удовлетворении требований ОАО "Банк ВТБ" были отменены, дело направлено на новое рассмотрение, что может свидетельствовать о поддержании позиции коллегии судей, изложенной в определении о передаче дела в надзор.
Постановлением Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 60 были внесены дополнения в Постановление N 32, которое, в частности, было дополнено п. 15.1 следующего содержания:
"При рассмотрении требования о признании сделки недействительной на основании п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве судам необходимо иметь в виду: если другая сторона сделки докажет, что целью сделки не было причинение убытков кредиторам или должнику либо что на момент совершения сделки она не знала и не должна была знать о такой цели сделки, то по смыслу п. 2 ст. 103 Закона сделка не может быть признана судом недействительной. В частности, при рассмотрении требования об оспаривании по п. 2 ст. 103 Закона договора поручительства (залога), выданного по обязательству заинтересованного лица, могут приниматься во внимание следующие обстоятельства: были ли должник и заинтересованное лицо платежеспособными на момент заключения оспариваемого договора, было ли заключение такого договора направлено на реализацию нормальных экономических интересов должника (например, на получение заинтересованным лицом кредита для развития его общего с должником бизнеса), каково было соотношение размера поручительства и чистых активов должника на момент заключения договора, была ли потенциальная возможность должника после выплаты долга получить выплаченное от заинтересованного лица надлежащим образом обеспечена (например, залогом имущества заинтересованного лица) и т.п., а также знал ли и должен ли был знать об указанных обстоятельствах кредитор".
Таким образом, Высший Арбитражный Суд РФ дополнительно разъяснил судам необходимость выяснения экономической сути отношений сторон при оценке действительности договоров поручительства и залога, целесообразности их заключения, наличия и характера экономических связей между должником и поручителем (залогодателем) по его обязательствам.
Экономический анализ отношений между должником и его поручителями и/или залогодателями должен способствовать сокращению случаев необоснованного признания поручительства и залога недействительными <4>. Конечно, корректировка и дополнение правовых позиций Высшего Арбитражного Суда РФ не означают полного исключения такой возможности, особенно при доказанности умысла сторон на причинение вреда иным кредиторам путем злоупотребления своими правами. В то же время необходимо учитывать, что поручительство и залог являются широко используемыми в банковской деятельности формами обеспечения и применяются для минимизации рисков невозврата кредитных средств, которые формируются в том числе за счет вкладов юридических и физических лиц. Заключение договоров поручительства и залога не может само по себе, без анализа экономической сути отношений, расцениваться как злоупотребление вследствие кажущегося отсутствия экономической целесообразности сделки для поручителя и/или залогодателя.
<4> О важности данной проблемы ранее говорил Председатель ВАС РФ А.А. Иванов. См.: Доклад Председателя ВАС РФ А.А. Иванова на совещании председателей арбитражных судов в г. Екатеринбурге 25 апреля 2013 г. URL: http://arbitr.ru/press-centr/news/speeches/83618.html (дата обращения: 17.06.2014).

В контексте заданной нами проблематики отказ в удовлетворении требований банка-банкрота о включении в реестр требований кредиторов поручителей и залогодателей затрагивает права и законные интересы конкурсных кредиторов кредитной организации.
Статья: О некоторых проблемах, связанных с формированием конкурсной массы кредитной организации за счет имущества поручителей и залогодателей, находящихся в процедурах банкротства
(Макаров И.А.)
("Закон", 2014, N 7)
Последнее редактирование: 1 год 4 мес. назад от Рига.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

статья 10 ГК РФ в банкротстве 1 год 4 мес. назад #4060

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Вопрос: Между банком и поручителем заключен договор поручительства в период, когда последний находился в неудовлетворительном финансовом состоянии и явно не мог исполнить обязательство поручителя при наступлении соответствующих оснований. Правомерно ли заключение договора поручительства?

Ответ: Если поручителем является физическое лицо, то заключение договора поручительства правомерно в любом случае. Если же поручителем является организация, то с учетом судебной практики заключение договора поручительства правомерно, если у заемщика и поручителя были общие экономические интересы (например, основное и дочернее общества, преобладающее и зависимое общества, общества, взаимно участвующие в капиталах друг друга, совместно действующие на основании договора простого товарищества), корпоративные либо иные связи.

Обоснование: Согласно ст. 361 Гражданского кодекса РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Нормы ГК РФ не устанавливают специальных требований относительно финансового состояния поручителя на момент заключения договора поручительства. Однако в судебной практике регулярно возникают споры об оспаривании договоров поручительства по тем основаниям, что на момент заключения договора поручительства поручитель явно не мог исполнять соответствующие обязанности. Суды долгое время не могли определиться относительно правомерности заключения банком договора поручительства без расчета платежеспособности поручителя - физического лица. Однако на сегодняшний день Верховный Суд РФ высказал позицию в Определении от 17.02.2009 N 24-В09-1. По мнению Верховного Суда РФ, нормы материального права не ставят возможность заключения договора поручительства, а также обязанность поручителя нести солидарную ответственность с должником вследствие неисполнения должником обеспеченных поручительством обязательств в зависимость от платежеспособности поручителя либо наличия у него имущества, достаточного для исполнения такого обязательства.
Если с платежеспособностью физических лиц - поручителей ситуация более-менее ясна, то как быть, если поручителем желает выступить организация, не обладающая должными экономическими показателями. Президиум ВАС РФ высказал следующее понимание действующего законодательства применительно к указанной ситуации. Сама по себе выдача обществом в преддверии его банкротства поручительства не противоречит формальным требованиям законодательства, не содержащего соответствующих запретов (Постановление Президиума ВАС РФ от 30.11.2010 N 10254/10).
В последующем Президиум ВАС РФ уточнил свою позицию в Постановлении от 11.02.2014 N 14510/13 по делу по спору между банком и признанным банкротом обществом, касающемуся включения долга из договора поручительства в состав требований в рамках процесса о банкротстве. Нижестоящие суды отказались удовлетворить заявление банка. Они мотивировали свой вывод тем, что договоры поручительства, на которых основано требование к должнику, были заключены в период, когда должник находился в неудовлетворительном финансовом положении, их заключение не имело экономической целесообразности и было направлено на уменьшение его имущества без встречного предоставления. Президиум ВАС РФ не согласился с решениями нижестоящих судов. Из разъяснений, изложенных в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством", а также в п. 15.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", следует, что заключение договора поручительства может быть вызвано наличием у заемщиков и поручителей в момент выдачи поручительства общих экономических интересов (например, основное и дочернее общества, преобладающее и зависимое общества, общества, взаимно участвующие в капиталах друг друга, лица, совместно действующие на основе договора простого товарищества). Поручительство, как правило, и выдается при наличии корпоративных либо иных связей между поручителем и должником, в силу чего один лишь факт, что поручительство дано при названных обстоятельствах, сам по себе не подтверждает порочность сделки по выдаче такого обеспечения.

Ю.В.Севастьянова
Волгоградский филиал
Российской академии народного хозяйства
и государственной службы
при Президенте Российской Федерации
06.10.2014


-
Администратор запретил публиковать записи гостям.

статья 10 ГК РФ в банкротстве 1 год 4 мес. назад #4061

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Постановлением Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 60 были внесены дополнения в Постановление N 32, которое, в частности, было дополнено п. 15.1 следующего содержания:

"При рассмотрении требования о признании сделки недействительной на основании п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве судам необходимо иметь в виду: если другая сторона сделки докажет, что целью сделки не было причинение убытков кредиторам или должнику либо что на момент совершения сделки она не знала и не должна была знать о такой цели сделки, то по смыслу п. 2 ст. 103 Закона сделка не может быть признана судом недействительной. В частности, при рассмотрении требования об оспаривании по п. 2 ст. 103 Закона договора поручительства (залога), выданного по обязательству заинтересованного лица, могут приниматься во внимание следующие обстоятельства: были ли должник и заинтересованное лицо платежеспособными на момент заключения оспариваемого договора, было ли заключение такого договора направлено на реализацию нормальных экономических интересов должника (например, на получение заинтересованным лицом кредита для развития его общего с должником бизнеса), каково было соотношение размера поручительства и чистых активов должника на момент заключения договора, была ли потенциальная возможность должника после выплаты долга получить выплаченное от заинтересованного лица надлежащим образом обеспечена (например, залогом имущества заинтересованного лица) и т.п., а также знал ли и должен ли был знать об указанных обстоятельствах кредитор".

Высший Арбитражный Суд РФ дополнительно разъяснил судам необходимость выяснения экономической сути отношений сторон при оценке действительности договоров поручительства и залога, целесообразности их заключения, наличия и характера экономических связей между должником и поручителем (залогодателем) по его обязательствам.
Последняя практика уровня ВАС это Контур и Банк ВТБ

ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 11 февраля 2014 г. N 14510/13

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего - Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;
членов Президиума Абсалямова А.В., Андреевой Т.К., Бабкина А.И., Бациева В.В., Вавилина Е.В., Завьяловой Т.В., Козловой О.А., Маковской А.А., Першутова А.Г., Разумова И.В., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л., Юхнея М.Ф. -
рассмотрел заявление открытого акционерного общества Банк ВТБ о пересмотре в порядке надзора определения Арбитражного суда Томской области от 19.11.2012 по делу N А67-6922/2011, постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2013 и постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10.07.2013 по тому же делу.
В заседании приняли участие представители:
от заявителя - открытого акционерного общества Банк ВТБ - Гданский Т.Н.;
от открытого акционерного общества "Томское производственное объединение "Контур" - конкурсный управляющий открытым акционерным обществом "Томское производственное объединение "Контур" Иванов В.Н., Новиков Е.В.;
от закрытого акционерного общества Акционерный Коммерческий Банк "НОВИКОМБАНК" - Самусик А.М.;
от Федеральной налоговой службы - Денискин А.В.
Путем использования видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Томской области (судья Иванов О.А.) в заседании участвовали представители:
от заявителя - открытого акционерного общества Банк ВТБ - Рефатов А.Ю., Хрущелева Т.В., Шукшин С.В.;
от открытого акционерного общества "Томское производственное объединение "Контур" - Илюшин А.В.;
от Федеральной налоговой службы - Свирин Ю.А., Шумский Е.В.
Заслушав и обсудив доклад судьи Вавилина Е.В., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.
В рамках дела о банкротстве открытого акционерного общества "Томское производственное объединение "Контур" (далее - общество "ТПО "Контур", должник) открытое акционерное общество Банк ВТБ (далее - Банк ВТБ, банк) обратилось в Арбитражный суд Томской области с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника требования в размере 293 851 648 рублей 94 копеек (уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Определением Арбитражного суда Томской области от 19.11.2012 в удовлетворении требования банка отказано.
Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2013 определение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 10.07.2013 названные судебные акты оставил без изменения.
В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора указанных судебных актов банк просит их отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права, и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленного требования.
В отзывах на заявление закрытое акционерное общество Акционерный Коммерческий Банк "НОВИКОМБАНК", ФНС России и конкурсный управляющий должником Иванов В.Н. просят оставить оспариваемые судебные акты без изменения.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзывах на него и выступлениях представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.
Как установлено судами и усматривается из материалов дела, в 2008 и 2009 годах Банк ВТБ (кредитор) и общество с ограниченной ответственностью "Фирма "Стек" (заемщик; далее - общество "Фирма "Стек"), общество с ограниченной ответственностью "Стек-Контур" (заемщик; далее - общество "Стек-Контур") заключили пять договоров - кредитных соглашений, дата окончательного погашения по которым была перенесена дополнительными соглашениями на февраль 2012 года. В качестве обеспечения исполнения обязательств данных обществ Банком ВТБ и обществом "ТПО "Контур" (поручителем) в 2011 году заключены договоры поручительства.
Ссылаясь на наличие задолженности, возникшей в результате неисполнения указанных кредитных соглашений заемщиками, и солидарную ответственность поручителя перед кредитором, Банк ВТБ обратился в арбитражный суд с настоящим требованием.
Согласно положениям статьи 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение 30 календарных дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Такие требования рассматриваются арбитражным судом для проверки их обоснованности и наличия оснований для включения в реестр требований кредиторов.
Рассмотрев в рамках настоящего обособленного спора требование Банка ВТБ, исследовав и оценив доказательства, представленные в материалы дела, суды сделали вывод о необоснованности заявленного требования и об отсутствии оснований для включения его в реестр требований кредиторов должника в соответствии с положениями статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс, Кодекс).
Суды мотивировали свой вывод тем, что договоры поручительства, на которых основано требование к должнику, были заключены в период, когда должник находился в неудовлетворительном финансовом положении, их заключение не имело экономической целесообразности для общества "ТПО "Контур" и было направлено на уменьшение его имущества без встречного предоставления.
Кроме того, суды указали, что заемщики, своевременно не исполнив обязательств по возврату денежных средств по кредитным соглашениям, заключили дополнительные соглашения о продлении срока их возврата.
Учитывая данные действия заемщиков и то, что должник и так находился в неудовлетворительном финансовом положении, принятие им на себя обязательств по кредитным соглашениям не может быть оценено как поведение, соответствующее принципам разумности и добросовестности.
Генеральный директор общества "ТПО "Контур" Иткин И.И., принявший при названных обстоятельствах решение о совершении спорных сделок и, кроме того, принявший его в нарушение устава общества самостоятельно без одобрения их советом директоров, превысил свои полномочия и, являясь на момент их совершения одним из учредителей общества "Стек-Контур" и общества "Фирма-Стек", а также одним из поручителей перед Банком ВТБ по их обязательствам по упомянутым кредитным соглашениям, злоупотребил правами.
Между тем судами не учтено следующее.
Из разъяснений, изложенных в пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством", а также в пункте 15.1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", следует, что заключение договора поручительства может быть вызвано наличием у заемщиков и поручителей в момент выдачи поручительства общих экономических интересов (например, основное и дочернее общества, преобладающее и зависимое общества, общества, взаимно участвующие в капиталах друг друга, лица, совместно действующие на основе договора простого товарищества).
Делая вывод об отсутствии экономического смысла заключения спорных договоров поручительства, об их убыточности, суды первой и апелляционной инстанций вопрос о наличии у заемщиков и поручителя в момент выдачи поручительств общих экономических интересов не исследовали.
В то же время при рассмотрении дела в судах нижестоящих инстанций, обосновывая экономическую целесообразность заключения договоров поручительства в отношении должника, банк ссылался на то, что у общества "ТПО "Контур" имелась задолженность перед обществами "Фирма "Стек" и "Стек-Контур".
Из судебных актов Арбитражного суда Томской области по делам N А67-6927/2008 (решение от 24.02.2009) и N А67-6922/2011 (определение от 27.11.2012) усматривается, что по состоянию на 2008 год у общества "ТПО "Контур" перед обществом "Стек-Контур" имелась задолженность по договорам N 2, 2/1, 2/2, 10, 10/1 и договорам займа в размере 201 916 552 рублей 28 копеек, у общества "Стек-Контур" перед обществом "ТПО "Контур" - по договорам N 62/2, 75, 11 и по договору на оказание транспортных услуг в размере 27 420 529 рублей 57 копеек (по акту сверки взаиморасчетов задолженность общества "ТПО "Контур" перед обществом "Стек-Контур" составила 174 496 022 рубля 71 копейку); обществами "Фирма "Стек" и "ТПО "Контур" с 2008 года заключались договоры займа, общая сумма задолженности со стороны общества "ТПО "Контур" составила 119 283 676 рублей 54 копейки. Общий долг общества "ТПО "Контур" перед обществами "Стек-Контур" и "Фирма "Стек" исходя из указанных обстоятельств составлял 293 779 699 рублей 25 копеек. Кредитные соглашения обществ "Стек-Контур" и "Фирма "Стек" с Банком ВТБ, по которым общество "ТПО "Контур" выступило в качестве поручителя, также были заключены в 2008 - 2009 годах, сумма задолженности по ним составила 293 851 648 рублей 94 копейки.
Следовательно, между участниками спорных правоотношений имелись определенные хозяйственные связи, обусловившие экономическую целесообразность заключения договоров поручительства. Однако эти обстоятельства, имеющие существенное значение при рассмотрении настоящего спора, не были приняты во внимание.
Суды акцентировали свое внимание лишь на том, что генеральный директор общества "ТПО "Контур" Иткин И.И. являлся участником обществ "Фирма "Стек" и "Стек-Контур" с долями участия 16,6 процента и 16,7 процента соответственно, а также еще одним поручителем по обязательствам последних по спорным кредитным соглашениям перед Банком ВТБ, вследствие чего сделали вывод о личной заинтересованности генерального директора в заключении договоров поручительства и о злоупотреблении последним его правом. Однако установление данного обстоятельства, тем более с учетом экономической целесообразности заключения спорных договоров поручительства, не может свидетельствовать о справедливости лишения таких договоров юридической силы. Поручительство, как правило, и выдается при наличии корпоративных либо иных связей между поручителем и должником, в силу чего один лишь факт, что поручительство дано при названных обстоятельствах, сам по себе не подтверждает порочность сделки по выдаче такого обеспечения.
Из пункта 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 N 127 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации" следует, что для установления ничтожности договора на основании статей 10 и 168 Кодекса необходимо установить факт недобросовестного поведения (злоупотребления правом) контрагента, воспользовавшегося тем, что единоличный исполнительный орган другой стороны по сделке при заключении договора действовал явно в ущерб последнему.
Выход генеральным директором Иткиным И.И. в нарушение устава общества "ТПО "Контур" за пределы предоставленных ему полномочий при заключении договоров поручительства без одобрения их советом директоров не может рассматриваться судом как достаточное основание для отказа во включении требования, основанного на таком договоре, в реестр требований кредиторов поручителя.
Сделки с подобными пороками являются оспоримыми, однако требований о признании договоров поручительства по данному основанию заявлено не было.
При названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права подлежат отмене.
Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

постановил:

определение Арбитражного суда Томской области от 19.11.2012 по делу N А67-6922/2011, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2013, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10.07.2013 по тому же делу отменить.
Дело направить на новое рассмотрение
в Арбитражный суд Томской области.

Председательствующий
А.А.ИВАНОВ
Последнее редактирование: 1 год 4 мес. назад от Рига.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

статья 10 ГК РФ в банкротстве 1 год 4 мес. назад #4062

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Но и после нее отрицательные решения когда отваливается обеспечение не редкость. Но все это касается в основном раздувания требований левых кредиторов.
ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 июля 2015 г. N 09АП-24805/2015
Дело N А40-99967/12

Резолютивная часть постановления объявлена 21 июля 2015 года.
Полный текст постановления изготовлен 27 июля 2015 года.
Девятый арбитражный апелляционный суд в составе
председательствующего судьи В.Я. Голобородько
судей Р.Г. Нагаева, М.В. Кочешковой
при ведении протокола судебного заседания секретарем А.А. Ямщиковым
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу
Коммерческой компании НИВА ХОЛДИНГЗ ЛТД.
на определение Арбитражного суда г. Москвы от 22.04.2015 по делу N А40-99967/12, вынесенное судьей Н.Г. Симоновой
по делу о несостоятельности (банкротстве) ЗАО "ЕвроЛизинг"
требование Коммерческой компании НИВА ХОЛДИНГЗ ЛТД.
при участии в судебном заседании:
от конкурсного управляющего ЗАО "ЕвроЛизинг" Родина А.М. - Велижанина Е.В. по дов. от 24.10.2014 б/н;
от Коммерческой компании НИВА ХОЛДИНГЗ ЛТД. - Бешнова О.В. по дов. от 26.11.2014 б/н;
от конкурсного управляющего ЗАО "Международный Промышленный Банк" в лице ГК "АСВ" - Морозова М.С. по дов. от 13.04.2015 N 77 АБ 6694895;

установил:

Решением Арбитражного суда города Москвы от 24.01.2014 ЗАО "ЕвроЛизинг" (далее - должник) признан банкротом, в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Родин А.М. (далее - конкурсный управляющий).
Коммерческая компания НИВА ХОЛДИНГЗ ЛТД (далее - кредитор) обратилась в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о включении требований в размере 814 521 391, 46 руб. в реестр требований кредиторов должника.
Определением Арбитражного суда города Москвы от 22.04.2015 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Не согласившись с принятым определением, кредитор подал апелляционную жалобу, в которой просит отменить определение суда в указанной части по доводам, изложенным в жалобе.
Конкурсный управляющий представил письменные возражения на апелляционную жалобу, в которых просил определение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Законность и обоснованность принятого определения проверены в соответствии со статьями 266, 268 АПК РФ.
Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, пояснений, заслушав представителей лиц, явившихся в судебное заседание, считает, что оснований для отмены или изменения определения Арбитражного суда города Москвы от 22.04.2015 не имеется.
В силу пункта 1 статьи 142 Федерального закона Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) установление требований кредиторов в ходе конкурсного производства осуществляется в порядке, предусмотренном в статьей 100 Закона.
В соответствии с положениями Закона о банкротстве, регулирующими порядок установления требований кредиторов (статьи 71, 100), кредиторы направляют свои требования к должнику в арбитражный суд с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований.
Требования кредитора (Коммерческая компания НИВА ХОЛДИНГЗ ЛТД) к должнику, основаны на договоре поручительства от 24.05.2011, заключенного между кредитором и должником в обеспечение исполнения обязательств ЗАО "Экорн-Юнион" (заемщиком) перед кредитором (займодавцем) по договору займа N 05 от 24.03.2010.
Пунктом 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", разъяснено: исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов.
Применяя статью 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) при рассмотрении требований кредиторов суды исходят из наличия следующих обстоятельств заключения сделок: экономическая нецелесообразность сделки для поручителя, то есть устанавливается, было ли такого договора направлено на реализацию нормальных экономических интересов должника (например, на получение кредита для развития общего с должником бизнеса), имелся ли общий экономический интерес для поручителя и заемщика; принятие поручителем обязательств, превышающих стоимость чистых активов; отсутствие у основного должника потенциальной возможности выплаты долга после погашения его долга поручителем; искусственное увеличение кредиторской задолженности в результате совершенной сделки в ущерб интересам иных кредиторов, которые лишаются части того, на что рассчитывают при справедливом распределении конкурсной массы; нарушение баланса интересов кредиторов и т.д.
Судом установлено, что в соответствии с бухгалтерским балансом на начало 2011 года размер чистых активов должника составлял 61 000 руб. При этом сумма займа, за возврат которой поручился должник перед Коммерческой компанией НИВА ХОЛДИНГЗ ЛТД., составляет 485 960 000 руб., без учета процентов. Таким образом, принятые по договору поручительства от 24.05.2011 обязательства значительно превышали стоимость чистых активов должника.
В материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие платежеспособность должника на момент заключения договора поручительства от 24.05.2011.
Кроме того, судом установлено, что заемщик (ЗАО "Экорн-Юнион") на момент заключения договора поручительства обладал признаками неплатежеспособности. При этом должник не мог не знать о неудовлетворительном состоянии заемщика, учитывая, что учредитель ЗАО "Вираж" (акционер должника) Аникеева Ю.А. (99% доли) также является учредителем ЗАО "Экорн-Юнион" (99% доли).
Таким образом, через своего акционера ЗАО "Вираж", принимавшего участие в голосовании по одобрению договора поручительства, должник был осведомлен о неплатежеспособности заемщика ЗАО "Экорн-Юнион".
При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что ЗАО "ЕвроЛизинг" не могло, заключая сделку на сумму, многократно превышающие его активы, не осознавать очевидный факт невозможности возврата денег со стороны заемщика; при такой ситуации иных мотивов заключения договора, кроме как искусственное увеличение кредиторской задолженности, не усматривается.
Заключение договора поручительства было совершено без какой-либо необходимости и в отсутствие интереса должника в заключении этих сделок, поскольку сделка не была связана с хозяйственной деятельностью ЗАО "ЕвроЛизинг", не повлекла и не могла повлечь за собой получение должником какой-либо имущественной или иной выгоды.
Предпринимательская деятельность должника была связана с предоставлением транспортных средств и оборудования в лизинг; основной деятельностью ЗАО "Экорн- Юнион" согласно материалам дела является финансовое посредничество.
Доказательства в подтверждение заключения каких-либо договоров, которые были бы направлены на достижение общих экономических интересов сторонами, не представлены, и поручительство, как таковое, не доказывает их наличие, поскольку не предусматривает извлечение прибыли для поручителя.
Учитывая положения пункта 4 статьи 421 ГК РФ, согласно которому условия договора определяются по усмотрению сторон, период времени, который прошел с момента совершения сделки до момента подачи в суд заявления о признании должника банкротом, представленные кредитором доказательства в обоснование своего заявления, суд апелляционной инстанции исходит из того, что в данном случае материалами дела установлен тот факт, что заключение между должником и кредитором договора поручительства от 24.05.2011 было направлено на нарушение прав и законных интересов должника и его конкурсных кредиторов.
Установив факт злоупотребления сторонами правами при заключении договора поручительства, на котором основано требование кредитора, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявления кредитора о включении его требований в размере 814 521 391, 46 руб. в реестр требований кредиторов должника.
Доводы апелляционной жалобы не опровергают правильность выводов суда первой инстанции по настоящему делу.
Нарушений норм материального и процессуального права, которые могли бы рассматриваться в качестве основания для отмены оспариваемого судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.
При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены определения суда от 22.04.2015, в связи с чем апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 266 - 269, 271, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда города Москвы от 22.04.2015 по делу N А40-99967/12 оставить без изменения, а апелляционную жалобу Коммерческой компании НИВА ХОЛДИНГЗ ЛТД - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в течение одного месяца со дня изготовления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа.

Председательствующий судья

В.Я.ГОЛОБОРОДЬКО

Судьи

М.В.КОЧЕШКОВА

Р.Г.НАГАЕВ
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 апреля 2016 г. N 310-ЭС16-3040

Судья Верховного Суда Российской Федерации Разумов И.В., изучив кассационную жалобу Юматова Сергея Георгиевича на постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2015 и постановление Арбитражного суда Центрального округа от 21.01.2016 по делу N А14-14356/2014 Арбитражного суда Воронежской области о несостоятельности (банкротстве) закрытого акционерного общества "ГазНефтьСервис" (далее - общество "ГазНефтьСервис", должник),

установил:

в рамках дела о банкротстве должника Юматов Сергей Георгиевич обратился в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности в сумме 2 925 712 рублей 87 копеек.
Определением Арбитражного суда Воронежской области от 18.06.2015 требования признаны обоснованными и подлежащими включению в реестр требований кредиторов должника с удовлетворением в третью очередь.
Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2015 определение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении требований отказано.
Арбитражный суд Центрального округа постановлением от 21.01.2016 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.
В кассационной жалобе Юматов С.Г. просит отменить состоявшиеся по обособленному спору постановления апелляционного суда и суда округа и оставить в силе определение суда первой инстанции.
По смыслу части 1 статьи 291.1, части 7 статьи 291.6, статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подлежит передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в ней доводы подтверждают наличие существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Между тем таких оснований по результатам изучения судебных актов, вынесенных по обособленному спору, и доводов кассационной жалобы заявителя не установлено.
Как установлено судами и следует из судебных актов, принятых по обособленному спору, требования Юматова С.Г. основаны на поручительстве, данном должником в обеспечение исполнения обязательств третьего лица.
Отменяя определение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявления, суд апелляционной инстанции, повторно оценив все представленные в дело доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и руководствуясь положениями статьи 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", с учетом правовой позиции, изложенной в пунктах 4 и 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы 111.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", пришел к выводу о злоупотреблении правом сторонами договора поручительства при его заключении и указал на отсутствие в связи с этим оснований для включения требования Юматова С.Г. в реестр требований кредиторов должника.
С выводами суда апелляционной инстанции согласился арбитражный суд округа.
Доводы кассационной жалобы выводы суда апелляционной инстанции и суда округа не опровергают, не подтверждают наличие существенных нарушений норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточными основаниями для пересмотра обжалуемых судебных актов в кассационном порядке.
По существу доводы кассационной жалобы направлены на переоценку фактических обстоятельств, что не входит в полномочия суда при кассационном производстве.
С учетом изложенного и руководствуясь статьей 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья

определил:

отказать Юматову Сергею Георгиевичу в передаче его кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.


Судья

Верховного Суда Российской Федерации
И.В.РАЗУМОВ

само решение по этому делу

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 января 2016 г. N Ф10-4837/2015

Дело N А14-14356/14

Резолютивная часть постановления объявлена 14.01.2016
Постановление изготовлено в полном объеме 21.01.2016
Арбитражный суд Центрального округа в составе:
председательствующего Канищевой Л.А.
судей Лупояд Е.В., Козеевой Е.М.
при участии в заседании:
от заявителя кассационной жалобы Юматова С.Г. Потапов С.И. - представитель по доверенности от 15.07.2015,
от конкурсного управляющего ЗАО "ГазНефтьСервис" Фролова А.Ю. Смирнов Н.С. - представитель по доверенности от 03.09.2015,
от иных лиц, участвующих в деле, не явились, извещены надлежаще;
рассмотрев в открытом судебном заседании с использованием системы видеоконференцсвязи при содействии Арбитражного суда Воронежской области кассационную жалобу Юматова Сергея Георгиевича, г. Воронеж, на постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2015 по делу N А14-14356/14,

установил:

Юматов Сергей Георгиевич (далее - Юматов С.Г., заявитель) обратился 13.02.2015 в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о включении в реестр требований кредиторов ЗАО "ГазНефтьСервис", как поручителю по договору поручительства от 29.06.2014, в размере 2 925 712,87 руб., из них: 2 630 000 руб. основной задолженности, 295 712,87 руб. процентов за пользование займом по договору займа от 29.06.2014, заключенному между Коробко Олесей Викторовной (далее - Коробко О.В.) и Юматовым С.Г.
В обоснование заявления Юматов С.Г. ссылался на положения статей 16, 71 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", статьи 322, 323, 363, 807, 809, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Определением Арбитражного суда Воронежской области от 30.03.2015 к участию в рассмотрении данного обособленного спора в качестве 3-го лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Коробко Олеся Викторовна.
Определением Арбитражного суда Воронежской области от 18.06.2015 (судья Коновкина Т.М.) требования Юматова С.Г. в размере 2 925 712,87 руб., в том числе: 2 630 000 руб. основного долга, 295 712,87 руб. процентов за пользование займом, включены в третью очередь реестра требований кредиторов ЗАО "ГазНефтьСервис".
Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2015 (судьи Безбородов Е.А., Потапова Т.Б., Владимирова Г.В.) определение Арбитражного суда Воронежской области от 18.06.2015 отменено, в удовлетворении заявления Юматова С.Г. отказано в полном объеме.
В кассационной жалобе Юматов С.Г., ссылаясь на нарушение судом апелляционной инстанции норм материального права, просит постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2015 отменить, определение Арбитражного суда Воронежской области от 18.06.2015 оставить без изменения.
Указывает на то, что в материалах дела не имеется доказательств в подтверждение вывода о наличии злоупотребления гражданскими правами со стороны обоих участников договора поручительства (ЗАО "ГазНефтьСервис" и Юматова С.Г.), равно как и доказательств, подтверждающих отсутствие какой-либо экономической выгоды для должника в заключении договора поручительства.
Ссылается на то, что полученные Коробко О.В. по договору займа денежные средства использованы ею не на цели, связанные с личным потреблением, а предоставлены в конечном итоге посредством передачи Глущенко В.Ф. ООО "Завод силикатного кирпича" в целях выплаты заработной платы работникам и ведения хозяйственной деятельности последним, а ООО "Завод силикатного кирпича" имеет статус аффилированного лица по отношению к должнику.
Заключение договоров займа и поручительства связано с ведением общей хозяйственной деятельности и наличием общего экономического интереса Коробко О.В., Глущенко В.Ф., ЗАО "ГазНефтьСервис", ООО "Завод силикатного кирпича".
Считает, что несмотря на наличие формального признака неплатежеспособности в смысле этого понятия, данного в статье 2 Закона о банкротстве, должник на дату совершения сделки обладал достаточными активами как для расчетов с существующими кредиторами, так и для принятия дополнительных обязательств в форме поручительства.
Конкурсный управляющий ЗАО "ГазНефтьСервис" Фролов А.Ю. в отзыве указал на обоснованность доводов жалобы, просил постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2015 отменить и оставить в силе определение Арбитражного суда Воронежской области от 18.06.2015.
В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель Юматова С.Г. поддержал доводы кассационной жалобы.
Представитель конкурсного управляющего ЗАО "ГазНефтьСервис" Фролова А.Ю. признал доводы кассационной жалобы обоснованными.
В судебное заседание суда кассационной инстанции представители иных лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, не явились.
Дело судом рассмотрено в отсутствие неявившихся лиц в порядке, предусмотренном ст. 284 АПК РФ.
Проверив в порядке статьи 286 АПК РФ правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в постановлении суда апелляционной инстанции, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, заслушав представителей Юматова С.Г. и конкурсного управляющего ЗАО "ГазНефтьСервис" Фролова А.Ю., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2015 в связи со следующим.
Как усматривается из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, определением Арбитражного суда города Москвы от 16.12.2011 по делу N А40-74136/11-46-628 утверждено мировое соглашение, заключенное между Банком ВТБ 24 (ЗАО) (в настоящее время Банком ВТБ 24 (ПАО)) и ООО "А.В.В.", ООО "Завод силикатного кирпича", ЗАО "ГазНефтьСервис", по условиям которого ЗАО "ГазНефтьСервис", как одним из солидарных должников, в срок до 30.09.2014 в соответствии с графиком погашения задолженности обязалось уплатить банку 174 444 594,10 руб. задолженности по кредитному соглашению N 721/5716-0000148 от 14.09.2007, из них: 142 905 766,27 руб. кредита, 28 105 023,32 руб. плановых процентов за пользование кредитом, 906 022,81 руб. пени за несвоевременную уплату плановых процентов за пользование кредитом, 2 527 781,70 руб. пени за несвоевременное погашение кредита.
В связи с неисполнением условий мирового соглашения Арбитражным судом города Москвы 21.04.2013 по делу N А40-74136/11 вынесено определение о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение мирового соглашения, согласно которому с ЗАО "ГазНефтьСервис", ООО "А.В.В.", ООО "Завод силикатного кирпича" солидарно взыскано 98 197 004,27 руб. основной задолженности, 22 007 023,32 руб. процентов за пользование кредитом, 3 433 804,51 руб. пени в пользу Банка ВТБ 24 (ЗАО).
Между Коробко О.В. (заемщиком) и Юматовым С.Г. (заимодавцем) 29.06.2014 заключен договор займа, по условиям которого заимодавец обязался предоставить заемщику заем в размере 2 630 000 руб., а заемщик, в свою очередь, принял на себя обязательство возвратить сумму займа не позднее 15.10.2014 и уплатить проценты за пользование займом в размере 30% годовых (п. п. 1.1, 1.2, 2.3, 2.4).
Во исполнение условий заключенного договора займодавец 29.06.2014 передал заемщику денежные средства в размере 2 630 000 руб., что подтверждается соответствующей распиской.
По договору поручительства от 29.06.2014 ЗАО "ГазНефтьСервис" приняло на себя обязательство при неисполнении или ненадлежащем исполнении заемщиком обязанностей по договору займа от 29.06.2014 отвечать перед заимодавцем в том же объеме, что и заемщик.
Обязательство по возврату суммы займа заемщик не исполнил.
Банк ВТБ 24 (ПАО) обратился в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) ЗАО "ГазНефтьСервис" в связи с неисполнением должником денежных обязательств в сумме 123 637 832,10 руб., в том числе 98 197 004,27 руб. основной задолженности, 22 007 023,32 руб. процентов за пользование кредитом, 3 433 804,51 руб. пени за период более трех месяцев.
Определением Арбитражного суда Воронежской области от 25.11.2014 заявление принято к производству.
Определением Арбитражного суда Воронежской области от 14.01.2015 в отношении ЗАО "ГазНефтьСервис" введена процедура банкротства наблюдение, временным управляющим утвержден Маслиев А.В.
Сообщение о введении в отношении ЗАО "ГазНефтьСервис" процедуры банкротства наблюдение опубликовано в газете "КоммерсантЪ" N 6 от 17.01.2015.
Решением Арбитражного суда Воронежской области от 11.08.2015 ЗАО "ГазНефтьСервис" признано несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура банкротства конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Фролов А.Ю.
Ссылаясь на наличие у ЗАО "ГазНефтьСервис", как поручителя по договору поручительства от 29.06.2014, задолженности перед Юматовым С.Г. в общем размере 2 925 712,87 руб., Юматов С.Г. в порядке статьи 71 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Удовлетворив заявленные требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 4, 71, 134, 137 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", статьями 361, 363, 807 - 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о наличии оснований для включения требований Юматова С.Г. в реестр требований кредиторов ЗАО "ГазНефтьСервис" в общей сумме 2 925 712,87 руб.
При этом суд исходил из доказанности факта предоставления Юматовым С.Г. займа Коробко О.В. в заявленном размере.
Оценивая экономическую целесообразность заключения должником договора поручительства по обязательствам Коробко О.В., суд области исходил из наличия у заемщика и поручителя в момент выдачи поручительства общих экономических интересов, так как Коробко О.В. являлась главным бухгалтером ЗАО "ГазНефтьСервис". Кроме того, Коробко О.В. предоставлено личное поручительство за ЗАО "ГазНефтьСервис" по договору поручительства N 721/5716-0000148-п04 от 14.09.2007, заключенному с Банком ВТБ 24 (ЗАО) в обеспечение кредитного соглашения N 721/5716-0000148 от 14.09.2007. Полученные Коробко О.В. по договору займа денежные средства использованы ею не на цели, связанные с личным потреблением, а предоставлены в конечном итоге посредством передачи Глущенко В.Ф. ООО "Завод силикатного кирпича" в целях выплаты заработной платы работникам и ведения хозяйственной деятельности последним. В свою очередь, ООО "Завод силикатного кирпича" имеет статус аффилированного лица по отношению к должнику, должник осуществляет полномочия управляющей организации в отношении данного общества и имеет с ним тесные хозяйственные отношения.
Доводы временного управляющего и представителя кредитора Банка ВТБ 24 (ПАО) о наличии у договора поручительства признаков недействительной сделки, совершенной посредством злоупотребления правом, были отклонены судом первой инстанции, поскольку для признания двусторонней сделки недействительной по причине допущенного при ее заключения злоупотребления правом исходя из смысла нормы ст. 10 ГК РФ необходимо доказать наличие вины в форме прямого умысла в действиях обеих сторон ее совершивших, направленного на причинение вреда другим лицам, однако таких доказательств суду не представлено.
Суд также пришел к выводу, что, несмотря на наличие формального признака неплатежеспособности в смысле этого понятия, данного в ст. 2 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", должник на дату совершения сделки обладал достаточными активами как для расчетов с существующими кредиторами, так и для принятия дополнительных обязательств в форме поручительства.
Наличие у договора поручительства признаков сделки с заинтересованностью само по себе не может служить основанием для отказа в установлении требования, основанного на этом договоре, поскольку подобного рода сделки являются оспоримыми, а вступивший в законную силу судебный акт о признании договора поручительства недействительной сделкой отсутствует.
Отменив определение суда от 18.06.2015 и отказав в удовлетворении требований Юматова С.Г. в полном объеме, суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статьи 2, статьями 10, 168, 323, 361, 363 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу, что при заключении договора поручительства от 29.06.2014 как со стороны должника так и со стороны кредитора (ЗАО "ГазНефтьСервис" и Юматовым С.Г.) допущено злоупотребление правом, данная сделка направлена на создание искусственной кредиторской задолженности в нарушение интересов добросовестных кредиторов должника.
Соглашаясь с выводом суда апелляционной инстанции, судебная коллегия кассационной инстанции полагает, что он соответствует обстоятельствам дела и нормам материального и процессуального права.
Согласно статье 32 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и части 1 статьи 223 АПК РФ дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).
В соответствии с пунктами 1, 3, 4 статьи 71 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение тридцати календарных дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Указанные требования направляются в арбитражный суд, должнику и временному управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований. При наличии возражений относительно требований кредиторов арбитражный суд проверяет обоснованность требований и наличие оснований для включения указанных требований в реестр требований кредиторов. По результатам рассмотрения выносится определение о включении или об отказе во включении указанных требований в реестр требований кредиторов.
При рассмотрении обоснованности требования кредитора подлежат проверке доказательства возникновения задолженности в соответствии с материально-правовыми нормами, которые регулируют обязательства, не исполненные должником. Рассматривая вопрос относительно правомерности и обоснованности требований кредитора, основанных на сделке (договоре), суд обязан оценить сделку на предмет соответствия ее закону.
В обоснование своих требований Юматов С.Г. сослался на договор поручительства от 29.06.2014, заключенный в обеспечение обязательств Коробко О.В. по договору займа от 29.06.2014.
Согласно статье 361 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.
В соответствии со статьей 363 Гражданского кодекса Российской Федерации при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.
Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.
При солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью (статья 323 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии с пунктом 48 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством" требование к поручителю может быть установлено в деле о банкротстве лишь при условии, что должником по обеспеченному поручительством обязательству допущено нарушение указанного обязательства.
Согласно абзацу четвертому пункта 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.
В силу пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
В соответствии с абзацем первым пункта 1 и пунктом 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). В случае несоблюдения данного требования закона суд может отказать лицу в защите прав.
Указанная норма закрепляет принцип недопустимости (недозволенности) злоупотребления правом и определяет общие границы (пределы) гражданских прав и обязанностей. Суть этого принципа заключается в том, что каждый субъект гражданских правоотношений волен свободно осуществлять права в своих интересах, но не должен при этом нарушать права и интересы других лиц. Действия в пределах предоставленных прав, но причиняющие вред другим лицам, являются в силу данного принципа недозволенными (неправомерными) и признаются злоупотреблением правом. При этом основным признаком наличия злоупотребления правом является намерение причинить вред другому лицу.
В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.
Таким образом, по смыслу статьи 10 ГК РФ злоупотребление гражданским правом заключается в превышении пределов дозволенного гражданским правом осуществления своих правомочий путем осуществления их с незаконной целью или незаконными средствами, с нарушением при этом прав и законных интересов других лиц. Под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда.
С учетом пункта 5 ст. 10 ГК РФ о презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и общего принципа доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуются разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное.
В соответствии со статьей 2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов, понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
Как усматривается из условий договора поручительства, должник предоставил поручительство в обеспечение исполнения обязательств третьего лица - Коробко О.В. перед кредитором - Юматовым С.Г. по договору займа от 29.06.2014.
Между тем, предоставление ЗАО "ГазНефтьСервис" 29.06.2014 поручительства за пять месяцев до принятия заявления о признании должника банкротом (25.11.2014), при наличии у ЗАО "ГазНефтьСервис" признаков неплатежеспособности, в отсутствие данных о возможности Коробко О.В. исполнить свои обязательства по договору займа от 29.06.2014, в обеспечение исполнения обязательств Коробко О.В. перед Юматовым С.Г. не было каким-либо образом связано с хозяйственной деятельностью должника.
Как правильно указал суд апелляционной инстанции, каких-либо интересов должника ни из условий договора займа, ни из условий договора поручительства не усматривается, следовательно, договор поручительства от 29.06.2014 интересами должника не обусловлен.

Поскольку в силу закона поручитель отвечает перед кредитором за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств должником, то при подписании договора должник предполагал в силу своего положения поручителя, что к нему могут быть предъявлены соответствующие требования в случае ненадлежащего исполнения обязательств по договору займа.
Также из материалов дела следует, что на дату заключения договора поручительства Юматов С.Г. знал о неплатежеспособности поручителя, поскольку Юматов С.Г. являлся генеральным директором и учредителем ООО "ВоронежСпецСтройМонтаж", перед которым у ЗАО "ГазНефтьСервис" имелись неисполненные денежные обязательства в сумме более 50 000 000 рублей.
При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу, что предоставление должником поручительства по договору займа от 29.06.2014 в преддверии своего банкротства свидетельствует о направленности сделки по предоставлению поручительства на создание искусственной кредиторской задолженности в нарушение интересов добросовестных кредиторов должника, с целью необоснованного влияния на процедуру банкротства, причинения вреда имущественным интересам кредиторов должника, ввиду чего допущено злоупотребление правом со стороны должника и кредитора и нарушен баланс интересов вовлеченных в процесс банкротства конкурсных кредиторов, в связи с чем, правомерно отказал в удовлетворении требований заявителя на основании статьи 10, пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Доводы, приведенные заявителем в кассационной жалобе, были предметом исследования суда апелляционной инстанции и, исходя из совокупности всех исследованных доказательств по делу, не опровергают установленных апелляц
Последнее редактирование: 1 год 4 мес. назад от Рига.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
Время создания страницы: 0.300 секунд
Работает на Kunena форум

Контакты

Офис "Братиславская"

г. Москва, ул. Братиславская д.16, корп. 1
(отдельный вход со двора)

м. Братиславская (1 мин. пешком)

Офис "Трехпрудный"

г. Москва, Трехпрудный пер., д. 11/13 стр. 2

м. Маяковская (5 мин. пешком)

Тел.: +7 (495) 545-10-99
Тел.: +7 (495) 543-50-44
Факс: +7 (495) 347-67-67
Дежурный: +7 (916) 303-23-23

e-mail: 5451099 @ mail.ru

Узнайте больше!

Вы можете получить краткую бесплатную юридическую консультацию прямо на страницах нашего сайта в Форуме, а так же обменяться своим мнением относительно обсуждаемых там вопросов. Услуга "Заказ звонка" - Вы можете оставить заявку на оказание юридической поддержки с кратким описанием Вашей проблемы, заполнив специальную форму в разделе "Контакты" и наш Дежурный консультант обязательно свяжется с Вами в ближайшее время. Так же Вы можете воспользоваться СМС-сервисом, отправив СМС на наш мобильный номер +7(916) 303-23-23.

Счетчики



 форум
BANKI.RU — народный рейтинг, вклады, кредиты, ипотека