Юридическое Бюро - Юридические услуги

Поиск по сайту

Специальное предложение!

Продается Инвестиционно-финансовая компания

Лицензия ФСФР от января 2009 на осуществление брокерской, дилерской деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами

ООО, один участник – Штат сотрудников укомплектован. ООО, один учредитель - юридическое лицо, уставный капитал оплачен деньгами в размере 10 миллионов рублей. ИФНС России № 7 по г. Москве. Вся отчетность в порядке. Деятельность не велась.

Цена 750 000руб. подробнее

Вход

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3

ТЕМА: Сделки, оспоримые по банкротным основаниям

Re:Сделки, оспоримые по банкротным основаниям 4 года 11 мес. назад #1647

  • all2fun
  • all2fun аватар
  • Не в сети
  • Administrator
  • Сообщений: 797
  • Спасибо получено: 2
  • Репутация: 5
Интересная статья на заданную тему. Спасибо автору!


"Право и экономика", 2011, N 10

ПАУЛИАНОВ ИСК КАК СПОСОБ ЗАЩИТЫ В ПРОЦЕДУРАХ БАНКРОТСТВА

Возможность оспорить сделку, совершенную должником в целях причинения вреда, имеет давнюю историю. Еще в Древнем Риме кредиторам предоставлялись особые средства судебной защиты против неправомерных действий должника.
Наиболее известный и сохранившийся до настоящего времени Паулианов иск, который позволяет оспорить сделку лишь на том основании, что она совершена с намерением причинить вред другим кредиторам. Данный институт в законодательствах многих стран является основным средством защиты против неправомерных действий должника.

Отечественное законодательство длительное время не обеспечивало кредиторов данным средством защиты. Пункт 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) закрепил возможность предъявления Паулианова иска.
Арбитражная практика по вопросу оспаривания сделок на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве в настоящее время только складывается. В связи с чем изучение условий, при которых сделка, совершенная с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана недействительной, представляет несомненный научный и практический интерес.
Следует отметить, что оспорить по данному основанию можно лишь сделку, совершенную в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления.
Законом о банкротстве установлен так называемый период подозрительности, который существует во многих правопорядках. Предполагается, что именно в этот период времени, когда становится ясно, что наступление неплатежеспособности неизбежно, должник совершает сделки, направленные на сокрытие имущества от кредиторов.
Вопрос о продолжительности периода подозрительности законодательствами разных стран решается по-разному. Установление периода является, по сути, произвольным. При этом неясно, почему сделка должника с одним кредитором, совершенная в период подозрительности, признается недействительной, а с другим кредитором, совершенная за один день до начала исчисления этого периода, уже будет признана недействительной [1, с. 71].
В литературе справедливо обращено внимание на проблему, связанную с установлением даты принятия заявления о признании должника банкротом, от которой и исчисляется период подозрительности. На практике не редки ситуации, когда дело возбуждается на основании одного заявления, а процедура, применяемая в деле о банкротстве, вводится на основании заявления о вступлении в дело о банкротстве.
Поскольку второе заявление рассматривается арбитражным судом в качестве заявления о вступлении в то же дело о банкротстве, которое было возбуждено по первому заявлению (абз. 1 п. 8 ст. 42 Закона о банкротстве), в таком случае под датой принятия заявления о признании должника банкротом следует понимать дату принятия именно первого заявления, по которому было возбуждено дело, а не того заявления, по которому была введена первая процедура [2].
Для признания сделки недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств.
1. Сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов.
Законодатель отказался от категории убытков, использованной ранее в п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве. Закон о банкротстве вводит свое понятие - вред, причиненный имущественным правам кредиторов (ст. 2). По сути, следствием вреда, причиненного имущественным правам кредиторов, является превышение пассивов (денежных обязательств и обязанностей должника) над его активами.
Что касается цели причинения вреда, законодатель имеет в виду прямой умысел должника, который трудно доказуем. Так, в литературе было отмечено, что доказывание злого намерения со стороны несостоятельного должника представляет необыкновенные затруднения, лишающие всякого значения само юридическое орудие защиты [3, с. 273, 274].
2. В результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов.
Для оспаривания подозрительной сделки необходимо не только наличие цели - причинение вреда имущественным правам кредиторов, но и самого вреда.
Исходя из анализа понятия вреда, причиненного имущественным правам кредиторов, можно утверждать, что в результате совершения сделки должник должен приобрести признаки неплатежеспособности или неоплатности (если сделка совершена до обращения с заявлением о признании банкротом) или размер имущественных требований кредиторов должен быть увеличен настолько, что возможность кредиторов получить удовлетворение своих требований должна быть полностью или частично утрачена (если сделка совершена после принятия заявления о признании должника банкротом). Именно таким образом было определено одно из условий предъявления Паулианова иска [3, с. 272].
Обосновывая факт причинения вреда имущественным правам кредиторов, следует учитывать, что нарушение договорных обязательств контрагентом по сделке предусматривает иные способы защиты. Например, по делу N А27-10592/2009 суд указал, что действующим законодательством устанавливаются основания недействительности сделки исходя из ее порочности в силу самого факта ее совершения. Таким образом, основанием для признания сделки недействительной могут являться только те обстоятельства, которые существовали на момент ее совершения. Следовательно, сделка не может быть признана недействительной по мотиву ненадлежащего исполнения обязательств стороной по такой сделке <1>.
<1> Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 19 октября 2010 г. N 07АП-8565/10 по делу N А27-10592/2009.

3. Другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
Для признания сделки подозрительной законодатель ввел два субъективных условия: цель должника причинить вред и знание контрагентом об этой цели.
Установление данных условий было просто невозможно без наличия правовых презумпций.
Так, презюмируется, что контрагент знал о цели должника, если он:
является заинтересованным лицом (Закон о банкротстве использует свое понятие заинтересованного лица. Перечень заинтересованных лиц раскрыт в ст. 19 Закона <2>);
либо знал об ущемлении интересов кредиторов должника. Назначение любой правовой презумпции - облегчить процесс доказывания. Однако формулировка "либо знал об ущемлении интересов кредиторов должника" лишает ст. 61.2 силы презумпции, поскольку одно неизвестное (знание контрагента о цели должника) заменяется другим неизвестным (знание об ущемлении интересов кредиторов). Данная презумпция не только не облегчает процесс доказывания, скорее исключает всякую возможность установления такого факта, как знание контрагента о цели должника.
<2> Длительное время в арбитражной практике не был решен вопрос о возможности отнесения к числу заинтересованных лиц в целях Закона о банкротстве лиц, признаваемых заинтересованными корпоративным законодательством. В настоящее время ст. 19 Закона о банкротстве дает широкое понятие заинтересованного лица.

Например, по делу N А66-9749/2009 суд пришел к выводу, что материалами дела не доказано, что общество (ответчик) знало или должно было знать о наличии у предпринимателя кредиторов, а следовательно, об ущемлении интересов этих кредиторов <3>.
<3> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 6 октября 2010 г. по делу N А66-9749/2009.

В п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление N 63) было раскрыто значение формулировки "либо знал об ущемлении интересов кредиторов должника". В частности, разъяснено, что при решении вопроса, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств;
либо знала о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Законодатель впервые дает легальное определение понятия неплатежеспособности и недостаточности имущества должника (ст. 2 Закона о банкротстве), учитывая, что в основу несостоятельности (банкротства) различных должников фактически положены различные принципы: неплатежеспособности и недостаточности имущества (неоплатности). Вопрос о соотношении данных принципов широко обсуждался как в дореволюционной литературе, так и в современной [4 - 8].
Установить знание контрагента о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника более вероятно, поскольку сведения о введении процедур, применяемых в деле о банкротстве, подлежат обязательному опубликованию в порядке, предусмотренном ст. 28 Закона о банкротстве.
В соответствии с п. 7 Постановления N 63 при наличии таких публикаций в случае оспаривания на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделок, совершенных после этих публикаций, надлежит исходить из следующего: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит, и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.
В арбитражной практике встречается более широкое толкование осведомленности контрагента о цели должника.
Так, по делу N А46-8908/2009 суд указал, что другая сторона сделки должна была знать о признаках неплатежеспособности должника в связи с наличием сведений о принятии судом к производству заявлений о признании должника банкротом (в частности, первое определение о возбуждении дела о банкротстве и последующие определения суда о вступлении других заявителей в дело) в открытых источниках - в общероссийской картотеке арбитражных дел в сети Интернет <4>.
<4> См.: Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26 июля 2011 г. по делу N А46-8908/2009.

Установить осведомленность кредитора о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника можно и на основе иных доказательств. Например, по делу N А03-7673/2009 суд пришел к выводу, что кредитор был осведомлен о неплатежеспособности должника письмом самого должника, в котором последний обосновал необходимость совершения сделки тяжелым финансовым положением и задолженностью по заработной плате <5>.
<5> См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20 мая 2010 г. по делу N А03-7673/2009.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:
а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества.
Установить наличие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника на момент совершения сделки можно на основе анализа документов, отражающих хозяйственную деятельность должника.
Например, по делу N А56-5789/2010 суд пришел к выводу, что неоднократное нарушение должником своих обязательств по возврату основного долга по кредитному договору явно свидетельствовало о прекращении должником исполнения части денежных обязательств, а размещение данного долга Банком в Картотеку N 1 свидетельствует о том, что нарушение обязательств вызвано недостатком денежных средств, т.е. о неплатежеспособности должника, о которой не мог не знать Банк <6>.
<6> См.: Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 июля 2011 г. по делу N А56-5789/2010.

По делу N А62-9239/2009 наличие признаков неплатежеспособности должника на момент совершения сделки суд установил исходя из анализа бухгалтерских документов, в которых отражалось последовательное уменьшение активов общества и отрицательные значения по себестоимости проданных товаров, валовой прибыли, прибыли от продаж, прибыли до налогообложения, использования прибыли и чистой прибыли <7>;
<7> См.: Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 мая 2011 г. по делу N А62-9239/2009.

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. 2 - 5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, в том числе если сделка:
совершена безвозмездно.
Отличительным признаком возмездного и безвозмездного договоров является отсутствие какой-либо встречной обязанности со стороны контрагента. Большинство гражданско-правовых договоров носит возмездный характер. К числу безвозмездных договоров относятся: договор дарения, договор ссуды. Эти договоры представляют собой самостоятельные типы, что обусловлено наличием самостоятельной нормативной базы.
К числу безвозмездных договоров относятся также договоры, которые могут быть как возмездными, так и безвозмездными (например, договор займа, договор поручительства).
Кроме указанных договоров, между субъектами гражданского права могут быть заключены иные непоименованные договоры, носящие безвозмездный характер.
Заключение безвозмездных договоров не сулит должнику никакой выгоды. В связи с чем указанные договоры попадают под подозрение.
В иностранном законодательстве безвозмездные сделки, совершенные должником в предвидении банкротства, рассматриваются как наиболее подозрительные. Так, во Франции после даты прекращения платежей признаются недействительными безвозмездные сделки с переходом прав [9, с. 62]. В Германии безвозмездные действия должника можно опротестовать, если они были совершены в течение четырех лет до подачи ходатайства о начале производства по делу о несостоятельности [9, с. 66].
Ни дореволюционное законодательство России, ни современное законодательство о банкротстве не содержит самостоятельных положений относительно оспаривания безвозмездных отчуждений. Как было отмечено в литературе, "...наше законодательство не препятствует дарственному отчуждению имущества накануне объявления несостоятельности. И надо признаться, практика сумела воспользоваться этой брешью - редкое конкурсное дело в нашем быту лишено уголовного оттенка" [3, с. 287].
Статья 103 Закона о банкротстве не содержала особых правил относительно безвозмездных сделок, они могли быть оспорены только в случае, если подпадали под основания, предусмотренные данной статьей.
Действующее законодательство рассматривает безвозмездность сделки лишь как один из признаков неправомерной цели должника (причинение вреда имущественным правам кредиторов);
совершена в отношении заинтересованного лица;
Если сделка совершена неплатежеспособным должником в отношении заинтересованного лица, можно говорить о том, что одновременно доказаны и неправомерная цель должника, и знание контрагентом об этой цели.
Например, по делу N А72-18862/2009 суд на основе списка аффилированных лиц, представленного конкурсным управляющим, установил, что должник и контрагент по сделке принадлежали к одной финансово-промышленной группе, в связи с чем контрагент являлся по отношению к должнику заинтересованным лицом и знал о наличии признаков неплатежеспособности должника. В целях определения наличия либо отсутствия признаков недостаточности имущества должника судом исследовался бухгалтерский баланс должника по состоянию на последнюю отчетную дату перед совершением сделки. Судом также было установлено, что в исследуемый период должником не исполнялось решение арбитражного суда о взыскании с него задолженности, что позволило сделать вывод о наличии у должника на момент совершения оспариваемой сделки признаков недостаточности имущества и неплатежеспособности <8>.
<8> См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 29 июня 2011 г. по делу N А72-18862/2009.

При этом сделкой, совершенной в отношении заинтересованного лица, будет также признаваться сделка, по которой заинтересованным лицом является выгодоприобретатель. По делу N А46-8908/2009, признавая договор поручительства недействительным, суд пришел к выводу, что заинтересованным лицом по оспариваемой сделке являлся выгодоприобретатель: аффилированное лицо должника (генеральный директор), в обеспечение исполнения обязательств которого должник и предоставил поручительство <9>;
либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника.
<9> См.: Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26 июля 2011 г. по делу N А46-8908/2009.

Одним из основных принципов корпоративного законодательства во всех государствах является запрет удовлетворения требований учредителей (участников) ранее удовлетворения требований кредиторов. Законодательствами предусматриваются различные ограничения на выкуп акций, неполную оплату акций (долей) в неденежной форме, оказание компанией финансовой помощи покупателям ее акций (долей), предоставление займов руководителям и учредителям (участникам) [1, с. 71].
Действующее законодательство также не оставляет без внимания подобные подозрительные действия.
Вместе с тем при применении данного положения необходимо учитывать следующее.
Во-первых, данные действия будут иметь место до введения процедуры наблюдения. В соответствии с п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве с даты введения арбитражным судом определения о введении наблюдения запрещаются удовлетворение требований учредителя (участника) должника о выделе доли (пая) в имуществе должника в связи с выходом из состава учредителей (участников), выплата действительной стоимости доли (пая).
Во-вторых, исходя из буквального толкования, данное обстоятельство свидетельствует о неправомерной цели лишь должников - обществ с ограниченной ответственностью и кооперативов, и не касается акционерных обществ и унитарных предприятий. Однако правовые положения, например, акционера закрытого акционерного общества и участника общества с ограниченной ответственностью более чем схожи [10]. Представляется, что данное положение следует толковать расширительно, распространив его и на оплату обществом акций, приобретенных или выкупленных у акционеров.
В-третьих, данное положение касается не только выхода участника из общества, но и его исключения. Дело в том, что выплата участнику общества доли возможна не только в случае его выхода из общества, но и в случае его исключения из общества. В такой ситуации доля участника общества, исключенного из общества, переходит к обществу. При этом общество также обязано выплатить исключенному участнику общества действительную стоимость его доли.
Таким образом, имущественные последствия выхода и исключения участника из общества совпадают. Представляется, что речь идет не только о выходе, но и об исключении участника из общества. Аналогичным образом вопрос должен быть решен применительно к кооперативам;
либо совершена при наличии условий, перечисленных в абз. 3 - 5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Рассмотрим их последовательно.

1. Стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет 20% и более балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации - 10% и более балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок.
Обращаем внимание, что данное положение близко к понятию крупной сделки, использованному в корпоративном законодательстве.
Однако при оценке сделки как подозрительной о неправомерной цели должника свидетельствуют следующие условия:
предметом сделки является не только передача имущества должника, но и (или) принятие должником обязательства или обязанности;
имеет место передача имущества, но не его приобретение;
стоимость переданного имущества, обязанности или обязательства - 20% и более балансовой стоимости активов должника вне зависимости от организационно-правовой формы.
Представляется, что с балансовой стоимостью активов должника сопоставляется стоимость передаваемого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета <10>.
<10> Аналогично тому, как этот вопрос решен в корпоративном законодательстве (ст. 78 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"; ст. 46 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"; ст. 23 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях").

Исходя из абз. 5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, совершение должником сделки, связанной с передачей имущества (по договорам купли-продажи, мены, аренды, доверительного управления и т.п.), исполнением обязанности (по уплате налога, перечислению взносов во внебюджетные фонды) или обязательства (по уплате денежных средств, оказанию услуг), стоимость которого составляет 20% и более балансовой стоимости активов должника, свидетельствует о неправомерной цели должника (причинить вред имущественным правам кредиторов).
Кроме того, необходимо учитывать, что на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве могут быть оспорены иные действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с любыми отраслями законодательства.
Например, по делу N А46-13573/2009 суды пришли к выводу, что передача имущества при реорганизации должника в форме выделения соответствует признакам подозрительной сделки и подлежит признанию недействительной, поскольку стоимость переданного имущества составляет более 20% балансовой стоимости активов должника, а созданное в результате выделения общество знало об ущемлении интересов кредиторов и о неплатежеспособности должника <11>.
<11> См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 1 октября 2010 г. по делу N А46-13573/2009.

Один лишь факт совершения сделки, указанной в абз. 5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, свидетельствует о цели должника причинить вред. При этом соблюдение порядка согласования, предусмотренного корпоративным законодательством, не исключает наличия неправомерной цели.
2. Должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской отчетности или иные учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы.
3. После совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.
Пункт 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве закрепил возможность предъявлении Паулианова иска. В дополнение к традиционным условиям, необходимым для предъявления данного иска (намерение должника причинить вред кредиторам и наличие самого вреда), отечественный законодатель установил иное, также трудно доказуемое условие (осведомленность контрагента о цели должника). При этом возможность предъявления Паулианова иска ограничена периодом подозрительности.

Список литературы

1. Колиниченко Е.А. Защита интересов неплатежеспособного должника при банкротстве. Сравнительно-правовой анализ. М.: Статут, 2001.
2. Зайцев О.Р. Оспаривание сделок при банкротстве: о некоторых новеллах Закона N 73-ФЗ // Несостоятельность (банкротство): Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения / В.В. Витрянский, В.В. Бациев, А.В. Егоров и др. / Под ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 2010. С. 91.
3. Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2003.
4. Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2000. С. 88.
5. Витрянский В.В. Банкротство: ожидание и реальность // Экономика и жизнь. 1994. N 49. С. 22.
6. Новый взгляд на банкротство // Экономика и жизнь. 1997. N 11. С. 27.
7. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве) // Вестник ВАС РФ (спец. приложение). 1998. N 2. С. 81.
8. Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)". М.: БЕК, 1998. С. 15.
9. Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М.: Статут, 1999. С. 62.
10. Бевзенко Р.С. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью: перспективы отмены // Закон. 2006. N 9.

О.В.Сысоева
Магистр юриспруденции,
судья
Арбитражного суда
Красноярского края,
специалист
в области банкротства
Подписано в печать
15.11.2011


Администратор запретил публиковать записи гостям.

Сделки, оспоримые по банкротным основаниям 3 года 1 мес. назад #2724

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2824
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Аналитическая справка
Двенадцатого арбитражного апелляционного суда
по делам об оспаривании сделок должника в рамках
процедур несостоятельности (банкротстве).

В соответствии с планом работы Двенадцатого арбитражного апелляционного суда
на второе полугодие 2013 года шестым судебным составом совместно с отделом анализа и
обобщения судебной практики, информатизации и статистики подготовлено обобщение
судебной практики по спорам, связанным с недействительностью сделок должника,
рассматриваемым в рамках дел о несостоятельности (банкротстве).
Анализ работы Двенадцатого арбитражного апелляционного суда с 01.01.2013 г. по
30.11.2013 г. показал следующее. За соответствующий период в апелляционный суд
поступило 11787 апелляционных жалоб, по которым было рассмотрено 9395 дел. Из
рассмотренных апелляционных судом дел, 1318 составляют дела о несостоятельности
(банкротстве), или 14% от общего количества дел рассмотренных судом. Из
рассмотренных дел о несостоятельности (банкротстве), 177 судебных актов судов первой
инстанции отменены (изменены), что составило 13,4%. По апелляционному суду за
соответствующий период из общего количества дел было отменено (изменено) 1305
судебных актов судов первой инстанции, что составило 13,9%.
В суде кассационной инстанции за соответствующий период было отменено
(изменено) 67 судебных актов апелляционного суда по делам о несостоятельности
(банкротстве), что составило 5,1% от дел, рассмотренных апелляционным судом по данной
категории.
Из них:
- по спорам, вытекающим из оспаривании сделок, в рамках дела о банкротстве- 15
дел;
- о включении требований в реестр требований кредиторов- 25 дел;
- об отстранении конкурсного управляющего- 14 дел;
- по иным основаниям в рамках дел о банкротстве- 13 дел.
В порядке надзора за соответствующий период, судебные акты Двенадцатого
арбитражного апелляционного суда по делам о несостоятельности (банкротстве) не
отменялись (изменялись).
По спорам, вытекающим из оспаривания сделок, в рамках дел о банкротстве, было
рассмотрено за соответствующий период 202 дела, что составило 15,3% от общего
количества рассмотренных апелляционных жалоб по делам о банкротстве.
В настоящем обобщении судебной практики исследуются правовые вопросы,
возникшие при рассмотрении дел указанной категории Двенадцатым арбитражным
апелляционным судом в 2013 году и представляющие интерес в целях выработки единых
подходов по отдельным вопросам правоприменения.
При подготовке данного обобщения проанализирована судебная практика
Двенадцатого арбитражного апелляционного суда за 11 месяцев 2013 года, использована
судебная практика Федерального арбитражного суда Поволжского округа, при этом
учитывались разъяснения и правовые позиции Высшего Арбитражного суда Российской
Федерации

1. Особенности рассмотрения в деле о банкротстве споров по признанию
недействительными сделок, совершаемых в обычной хозяйственной
деятельности
(пункт 2 ст.61.4 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве).

Согласно пункту 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве и содержащимся в пункте 14
Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от
23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1
Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Постановление
Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63) разъяснениям, сделки по передаче имущества и
принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной
деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании п. 1 ст.
61.2 и ст. 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или
нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или
обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на
основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.
К сделкам по принятию обязательств или обязанностей относятся, в частности,
любые договоры, предусматривающие уплату должником денег, в том числе договоры
купли-продажи (для покупателя), подряда (для заказчика), кредита (для заемщика), а также
договоры поручительства, залога и т.п.
При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной
хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не
отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок,
неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода
времени.
Пунктом 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона
«Об акционерных обществах» разъяснено, что к сделкам, совершаемым в процессе
обычной хозяйственной деятельности, могут относиться, в частности, сделки по
приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления
производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению
кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий
товаров для последующей реализации их путем розничной продажи).
Согласно пункту 20 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда
Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от
09.12.1999 N 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об
обществах с ограниченной ответственностью», сделкой, совершаемой в процессе обычной
хозяйственной деятельности признается сделка по реализации продукции, приобретению
сырья, выполнению работ и т.д., совершаемая между обществом и другой стороной и
имевшая место (начавшаяся) до момента, с которого лицо, заинтересованное в ее
совершении, признается таковым в соответствии с пунктом 1 статьи 45 Федерального
закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».
Кроме того, к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной
деятельности, судебная арбитражная практика относит обусловленные разумными
экономическими причинами сделки, не отличающиеся существенно по своим основным
условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в
течение продолжительного периода времени, и необходимые для осуществления его
хозяйственной деятельности (данная систематизация приведена в Постановлении
Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 722/11 по делу N А40-58697/2009).

По данной категории споров классифицированы судами следующие сделки:
А) Возврат контрагенту по договору (муниципальному контракту)
излишне уплаченных им денежных средств является сделкой совершенной в
рамках обычной хозяйственной деятельности предприятия (дело N А12-
16179/2009).
03.07.2009 МУЗ "К" направило должнику требование о возврате переплаты за
тепловую энергию, образовавшейся по состоянию на 01.07.2009 по муниципальному
контракту от 30.12.2008.
В связи с этим платежным поручением должник произвел возврат денежных средств
по вышеуказанным требованиям.
Конкурсный управляющий, полагая, что перечисление денежных средств по
платежному поручению влечет за собой оказание предпочтения МУЗ "К" перед другими
кредиторами в отношении удовлетворения требований, обратился в арбитражный суд с
соответствующим заявлением об оспаривании данных платежей по статье 61.3 Закона о
банкротстве.
Определением суда первой инстанции требования конкурсного управляющего
оставлены без удовлетворения.
Апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции, руководствуясь
пунктом 2 статьи 61.4 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности
(банкротстве)" и исходил из того, что нормы статьи 61.3 названного Закона не подлежат
применению к данным правоотношениям, так как сумма оспариваемого платежа не
превышает один процент от стоимости активов должника за первое полугодие 2009 года, а
сделка совершена в рамках обычной хозяйственной деятельности.
Возврат контрагенту по договору (муниципальному контракту от 30.12.2008)
излишне уплаченных им денежных средств является сделкой совершенной в рамках
обычной хозяйственной деятельности предприятия, поскольку долг был текущий, по
действующему контракту на поставку тепловой энергии, направленному на обеспечение
жизнедеятельности должника, при этом не превышен один процент стоимости активов
должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний
отчетный период
Постановлением ФАС Поволжского округа определение суда первой инстанции и
постановление апелляционной инстанции оставлены без изменения.
Б) В другом случае, конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании
недействительными действий отдела приставов по принудительному исполнению
обязательств должника перед ООО "Э", выразившихся в перечислении с расчетного счета
должника в пользу ООО "Э" денежных средств и применении последствий
недействительности указанной сделки (дело NА12-16179/2009).
Суды трех инстанций, не согласившись с доводами конкурсного управляющего,
установили, что отсутствуют основания для признания данных платежей
недействительной сделкой.
Суды пришли к выводу, что взыскание задолженности в судебном порядке
посредством службы судебных приставов следует признать обычным хозяйственным
процессом действующего юридического лица, хотя списание денежных средств было
произведено после возбуждения дела о банкротстве, поскольку:4
- основным видом деятельности должника является сбор, очистка и распределение
воды;
- основанием принудительного исполнения явился вступивший в законную силу
судебный акт о взыскании с должника неосновательного обогащения в пользу ООО "Э" за
фактически оказанные услуги по транспортировке по сетям ООО "Э" воды и стоков за
март 2009 года;
- производство по делу о банкротстве должника было возбуждено определением
суда от 02.09.2009;
- размер спорного обязательства должника не превысил один процент стоимости его
активов за соответствующий период.
Таким образом, неосновательное обогащение со стороны должника за счет ООО
"Э", произошло вследствие его обычной хозяйственной деятельности при расчетах в
текущем году.
В) В подобном случае, 01.03.2008 между должником и ООО «Ч» был заключен
договор на оказание услуг по охране и обеспечению безопасности объектов и имущества.
Оспариваемым платежом должник произвел оплату оказанных услуг за июль 2009.
Всеми судебными инстанциями было отказано в удовлетворении заявления
конкурсного управляющего об оспаривании данного платежа, при этом суды исходили из
того, что сумма сделки не превышает один процент от стоимости активов должника,
сделка совершена в рамках обычной хозяйственной деятельности, поскольку между
сторонами сложились длительные правоотношения по исполнению договора,
заключенного еще в 2008 году, исполнение договора направлено на охрану и
обеспечение безопасности объектов и имущества должника. (Постановлением ФАС
Поволжского округа от 23.01.2013 по делу N А12-16179/2009 оставлены без изменения
постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2012 и
определение Арбитражного суда Волгоградской области от 28.06.2012)
Г) В рамках обособленного спора по делу N А12-16179/2009, суды трех инстанций
установили, что потребление электрической энергии и оплата со стороны должника в
пользу ОАО "Ю" произошла в процессе его обычной хозяйственной деятельности и эта
сделка не может быть оспорена на основании пункта 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве, с
учетом следующих фактических обстоятельств:
- 30.06.2009 по делу N А12-9076/2009 с должника в пользу ОАО "Ю" взыскан долг
за январь - май 2009 года по договору энергоснабжения от 28.04.2008.
- во исполнение данного судебного акта должником в пользу ОАО "Ю" была
произведена оплата платежным поручением по исполнительному листу.
(Постановлением ФАС Поволжского округа от 23.01.2013 по делу N А12-16179/2009
оставлены без изменения постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда
от 28.09.2012 и определение Арбитражного суда Волгоградской области от 27.07.2012)
Д) По этому же делу судами трех инстанций отнесены к хозяйственным сделкам
следующие платежи, совершенные в преддверии банкротства (определение о возбуждении
банкротства от 2 сентября 2009 года):
- По договору подряда от 01.12.2008, в соответствии с которым ООО "С",
подрядчик, обязался выполнить капитальный ремонт здания районной котельной, а
заказчик (должник) - своевременно принимать и оплачивать выполненные работы.
Платежным поручением от 28.07.2009 должник перечислил подрядчику денежные
средства в качестве оплаты выполненных работ за март 2009 года.5
Поскольку правоотношения должника, с ООО "С", подрядчиком, по исполнению
договора сложились в течение продолжительного времени, цена оспариваемой сделки на
момент ее совершения не превышала одного процента стоимости активов должника - суды
пришли к выводу о том, что сделка по перечислению должником в пользу ООО "С"
денежных средств совершена должником в процессе его обычной хозяйственной
деятельности.
- По договору от 12.08.2008 между клиентом - должником и ОАО "Л"
(исполнителем), в соответствии с которым исполнитель передал в собственность клиента
топливные карты "Л", а должник обязался их принять и оплатить. Платежным поручением
от 10.09.2009 должник перечислил ОАО "Л" денежные средства за нефтепродукты со
ссылкой на вышеуказанный договор.
Суды трех инстанций, приняв во внимание длительные правоотношения по
исполнению договора, заключенного еще в 2008 году, с учетом того, что размер спорных
обязательств должника не превысил один процент стоимости активов должника за 2008
год, - пришли к выводу о том, что сделка по перечислению должником в пользу ОАО "Л"
денежных средств совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности.
При этом суды, проанализировав характер оспариваемых операций, учли, что они
неразрывно связаны с обычной деятельностью должника касаются обеспечения должника
необходимыми для его функционирования нефтепродуктами для транспортных средств
посредством приобретения топливных карт, не отличаются по своим условиям от других
аналогичных платежей, неоднократно совершавшихся до этого должником.
- по договору от 17.12.2008 на поставку электрической энергии осуществлялось
энергоснабжение объектов должника, в том числе в апреле, мае 2009 года. Платежным
поручением от 30.07.2009 должник произвел оплату фактически потребленной им
электроэнергии за апрель, май 2009 года.
Суды трех инстанций решили, что спорная сделка, связанная с оплатой за
фактически потребленную электроэнергию объектами должника направлена на
обеспечение текущей хозяйственной деятельности предприятия должника, так как между
сторонами договора сложились длительные хозяйственные отношения по исполнению
договора, заключенного еще в 2008 году, задолго до банкротства должника.
Основным видом деятельности должника является сбор, очистка и распределение
воды, при этом, потребление электрической энергии и ее оплата со стороны должника в
пользу ООО "Э" произошло вследствие его обычной хозяйственной деятельности.
Отсутствие энергоснабжения объектов могло привести к нарушению нормальной
работоспособности предприятия и причинению непредвиденных убытков.
Размер исполненных обязательств должника по оспариваемой сделке не превысил
один процент стоимости активов должника за 1 полугодие 2009 года.
Таким образом, из имеющихся примеров правоприменительной практики
усматривается, что при разграничении сделок, классифицируемых, как совершенными в
процессе хозяйственной деятельности, от сделок, влекущих за собой оказание
предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (ст.61.3 Закона о
банкротстве), судами принимались во внимание следующие обстоятельства:
- неосуществление оплаты по договорам могло привести к нарушению нормальной
работоспособности предприятия и причинению непредвиденных убытков;
- исполнение договора направлено на охрану и обеспечение безопасности объектов
и имущества должника;
- долг возник по действующему договору, направленному на обеспечение
жизнедеятельности должника;6
- между должником и контрагентом сложились длительные хозяйственные
отношения по исполнению договора, по которому осуществлен спорный платеж;
- спорные платежи не отличаются по своим условиям от других аналогичных
платежей, неоднократно совершавшихся до этого должником;
- цена оспариваемой сделки на момент ее совершения не превышала одного
процента стоимости активов должника.
Вместе с тем, правоприменительная практика за прошедший период не признает
зачет взаимных требований сделкой, совершенной в процессе обычной хозяйственной
сделкой.
Такие сделки судами квалифицировались по ст.61.3 Закона о банкротстве.

2.Особенности рассмотрения в деле о банкротстве споров по признанию
недействительными сделок по ст.61.3 Закона о банкротстве.


Прекращение обязательств зачетом взаимных требований не может являться
сделкой, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности (Дело А57-
12966/2011).

Конкурсный управляющий указывая, что сделка по зачету взаимных требований,
оформленная актом от 05.07.2011, повлекла предпочтительное удовлетворение требований
ООО "Д" перед другими кредиторами, обратился в арбитражный суд с заявлением о
признании этой сделки недействительной по основаниям, установленным статьей 61.3
Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".
Суд первой инстанции, удовлетворяя заявление конкурсного управляющего,
исходил из того, что зачет денежных требований совершен примерно за полтора месяца до
возбуждения в отношении должника дела о несостоятельности (банкротстве) и повлек
предпочтительное удовлетворение требований ООО "Д" перед другими кредиторами.
Апелляционный суд поддержал позицию суда первой инстанции, исходя из
следующего.
Спорная сделка совершена в течение шести месяцев до принятия арбитражным
судом заявления о признании должника банкротом и на момент совершения оспариваемой
сделки у должника имелись обязательства перед иными кредиторами, информация о
которых является общедоступной в информационно-телекоммуникационной сети
"Интернет".
ООО "Д" должно быть известно о признаке неплатежеспособности или
недостаточности имущества должника, либо об обстоятельствах, которые позволяют
сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества,
поскольку должник с 31.12.2010 имел просроченную задолженность по двум договорам с
данным контрагентом.
Совершение сделки в сфере, отнесенной к основным видам деятельности должника
в соответствии с его учредительными документами, само по себе не является достаточным
для признания ее совершенной в процессе его обычной хозяйственной деятельности.

Апелляционным судом было установлено, что оспариваемая сделка направлена не
на создание новых обязательств, обеспечивающих хозяйственную деятельность, а связана
с урегулированием вопроса о прекращении ранее возникших обязательств должника, не
обеспечивала производственный процесс, не была направлена на получение прибыли,
достижения иной экономической цели, что не позволило ее отнести к сделке совершенной
в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Кроме того, согласно акту сверки взаимных расчетов ранее должник оплачивал
задолженность перед ООО "Д" денежными средствами. Сделка о зачете была 7
единственной, что не позволило ее отнести к сделкам, совершаемым в процессе обычной
хозяйственной деятельности должника.
Суд кассационной инстанции оставил судебные акты первой и апелляционной
инстанций без изменения.

3. Особенности рассмотрения в деле о банкротстве споров по признанию
недействительными сделок по ст. 61.2 Закона о банкротстве


Совмещение одним лицом должности главного бухгалтера у кредитора и
должника не может являться доказательством информированности кредитора об
обстоятельствах сделки и о цели причинения вреда кредиторам (Дело А57-2430/2011).

Судом первой инстанции было отказано в удовлетворении заявления конкурсного
управляющего должника о признании соглашения с кредитором об отступном
недействительным.
Суд апелляционной инстанции с данными выводами не согласился, отменил
судебный акт, признал сделку недействительной и применил последствия ее
недействительности, указав, что исполнительные органы должника и кредитора были
осведомлены о финансовом состоянии как должника так и кредитора через своего главного
бухгалтера, которая работала в обеих организациях.
Суд кассационной инстанции отменил оба судебных акта и направил дело на новое
рассмотрение, указав, что гражданка Х. занимала одновременно должности главного
бухгалтера должника и кредитора. Данный факт, по мнению кассационной инстанции, не
может являться доказательством информированности кредитора и о цели причинения
вреда кредиторам.
Мотивируя свой судебный акт, кассация сослалась на пункт 7 постановления
Пленума ВАС РФ № 63, в котором отмечено, что в силу абзаца первого пункта 2 статьи
61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении
сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана
заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была
знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках
неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
В силу пункта 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации
юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские
обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми
актами и учредительными документами.
Согласно подпункту 1 пункта 3 статьи 40 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-
ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» единоличный исполнительный
орган действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает
сделки.
Поскольку гражданка Х. являлась в спорный период единоличным исполнительным
органом кредитора, суд не должен был расценивать ее осведомленность о финансовом
состоянии должника как доказательство того, что контрагент по сделке – юридическое
лицо также знало об этом либо должно было знать.
Суды первой и апелляционной инстанций не ограничены доводами требований
истца о признании оспоримых сделок недействительными, а обязаны проверить их
на предмет ничтожности (Дело А12-22622/2010).8
При рассмотрении спора арбитражные суды первой и апелляционной инстанций
исходили из обстоятельств, входящих в предмет доказывания по первоначально
заявленному требованию истца, а именно, обстоятельств, связанных с оспоримостью
сделок на основании статьи 61.2 Закона о банкротстве, при этом суды не усмотрели
нарушений сторонами сделок законодательства при совершении оспариваемых сделок и
отказали в иске.
Суд кассационной инстанции, отменил судебные акты двух инстанций. При этом
суд кассационной инстанции указал, что суды не учли того, что на возможность признания
недействительной сделки, противоречащей статье 10 ГК РФ, указано, в частности, в
пункте 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами
статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации». Право лица на судебную защиту
означает, что такому лицу должны быть обеспечены эффективные гарантии
восстановления его права в случае нарушения последнего.
В соответствии со статьей 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется, в
том числе путем признания оспоримой сделки недействительной и применения
последствий ее недействительности, применения последствий недействительности
ничтожной сделки.
Так как судами первой и апелляционной инстанций по существу не рассмотрены
требования истца, основанные на положениях статей 10, 168 ГК РФ, не установлены
имеющие значение для дела обстоятельства, доводы об отчуждении имущества по
оспариваемым сделкам по заниженной цене не рассмотрены, суд кассационной инстанции
отменил судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и направил дело на
новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.
Аналогичные выводы содержатся по делу А12-9331/2011

При наличии нескольких различных по цене отчетов об оценке рыночной
стоимости предмета спора, суд вправе назначить экспертизу для установления
действительной рыночной стоимости предмета спора (Дело А06-4746/2010).

Предметом спора являлся договор купли-продажи земельного участка с
расположенным на нем строением за 450 000 рублей, которые по мнению конкурсного
управляющего были проданы значительно дешевле рыночной стоимости.
Ответчик в материалы дела представил отчет по определению рыночной стоимости
земельно-имущественного комплекса по цене 772 000 руб.
Из имеющегося в материалах дела другого отчета об оценке стоимости спорного
объекта следует, что оно оценено в 4 330 000 руб.
С учетом имеющихся в деле двух противоречивых отчетов оценщиков об оценке
рыночной стоимости объекта недвижимости, суд назначил соответствующую экспертизу.
Согласно заключению судебной экспертизы следует, что рыночная стоимость
земельного участка и расположенного на нем объекта недвижимости на дату совершения
сделки составляла 561 184 руб.
При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции признал сделку
недействительной. Кассационная инстанции данный судебный акт оставила в силе.
Продажа должником имущества по реальной цене сама по себе не может быть
признана направленной на причинение вреда другим лицам (Дело А12-5206/2011).
Конкурсный управляющий обратился с иском о признании недействительным по
признаку неравноценности договора купли-продажи автомашины. Суд установил, что 9
доказательства продажи по заниженной цене автомобиля суду конкурсным управляющим
должника не представлены.
Тем не менее, со ссылкой на то, что имел место вывод имущества должника,
арбитражный суд первой инстанции признал недействительной по правилам пункта 1
статьи 61.2 Закона о банкротстве оспоренную сделку должника с применением
последствий ее недействительности, сославшись также на злоупотребление сторонами
правом при заключении спорного договора.
Апелляционный суд оставил определение суда первой инстанции без изменений по
тем же основаниям.
Суд кассационной инстанции отменил указанные судебные акты и отказал в иске,
при этом суд кассационной инстанции указал, что нижестоящими судами установлено,
что по должник по спорному договору передал ответчику за 200 000 руб. спорный
автомобиль, который стоил на момент продажи согласно заключению эксперта 193 000
руб. То есть отсутствует как факт реализации имущества по договору по заниженной цене,
предусмотренный пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, так и причинение вреда
имущественным правам кредиторов, предусмотренное пунктом 2 названной статьи закона.
Следовательно, признание этой сделки недействительной по правилам статьи 61.2 Закона о
банкротстве нельзя признать обоснованным.
Также ошибочно и применение судами первой и апелляционной инстанций пункта 1
статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающего
недопустимость действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с
намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных
формах.
Продажа должником имущества по реальной цене сама по себе не может быть
признана направленной на причинение вреда другим лицам, в частности, кредиторам
должника как указал в своем заявлении конкурсный управляющий должника.
Совершение оспариваемой сделки по заниженной цене незначительно
отличающейся от рыночной не свидетельствует о ее существенном отличии от
аналогичных сделок должника и не является действием, направленным на
существенное ухудшение имущественного положения должника (Дело А57-3220/2011).

Конкурсным управляющим должника была оспорена сделка по передаче права
аренды земельного участка.
Арбитражным судом первой инстанции при рассмотрении спора установлено, что
дополнительным соглашением (к оспариваемому договору) определена стоимость
передаваемого права в размере 100 000 рублей, и денежные средства в указанном размере
согласно акту приема-передачи были переданы кредитором директору должника. Суд
первой инстанции, не установив неравноценности встречного исполнения, в иске отказал.
Судом апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы
конкурсного управляющего должника была назначена судебная экспертиза по вопросу
определения рыночной стоимости перенайма (передачи совокупности прав и обязанностей
по договору аренды) земельного участка находящегося в муниципальной собственности и
предоставленного должнику на основании договора аренды определенной на момент
заключения между должником и кредитором договора замены стороны в обязательстве.
По результатам экспертного исследования апелляционным судом установлено, что
рыночная стоимость перенайма на момент заключения оспариваемого договора могла
составить 96 279 рублей. То есть на несколько процентов ниже цены совершенной сделки
(100 000 руб.).10
Установив вышеизложенное, суд апелляционной инстанций также пришел к выводу
об отсутствии оснований, предусмотренных пунктами 1, 2 статьи 61.2 Закона о
банкротстве и статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, для признания
оспариваемого договора недействительным, указав также на то, что стоимость
переданного по оспариваемому договору права аренды не занижена, следовательно, сделка
не направлена на ухудшение положения должника.
Сделка, совершенная со значительной отсрочкой платежа в преддверии
банкротства, по заниженной цене, на условиях явно не выгодных для должника,
длящаяся, в отсутствии экономической выгоды, совершенная явно в ущерб их
интересам, существенно ущемляет права кредиторов и должника (Дело А57-
8702/2010).

Конкурсным управляющим должника был оспорен договор аренды автомобиля с
правом выкупа.
Как видно из материалов дела, между должником и гражданкой И. заключен
договор аренды транспортного средства без предоставления услуг по управлению и
технической эксплуатации с правом выкупа.
Согласно пункту 1.1 оспариваемого договора аренды арендодатель обязался
передать во временное владение и пользование арендатору автомобиль Subaru B9 Tribeca
(Субару Б9 Трибека)
Автомобиль был передан во временное владение и пользование ответчику сроком на
48 (сорок восемь) месяцев.
Исходя из условий оспариваемого договора, максимальный размер платы за
переданный автомобиль, которую вправе получить должник в ходе исполнения сделки,
составляет в сумме 416 000 (четыреста шестнадцать тысяч) руб., из них 396 000 руб. -
арендная плата и 20 000 руб. - выкупная стоимость.
Судом первой инстанции при оценке условий аналогичных сделок, совершавшихся
иными участниками оборота, приняты к вниманию действующие условия продажи
транспортных средств в городе Саратове. Так средняя рыночная стоимость аналогичного
транспортного средства Subaru B9 Tribeca составляет около 800 000 руб. Данные сведения
ответчиком не опровергнуты.
При этом, срок аренды имущества (июнь 2014 года - последний месяц аренды в
оспариваемой сделке) является экономически невыгодным для должника, поскольку
выкупная стоимость имущества может быть не получена от арендатора – гражданки И. в
связи с завершением процедуры конкурсного производства в отношении должника.
Согласно определению Арбитражного суда Саратовской области от 14.12.2012 по делу №
А57-8702/2010 срок конкурсного производства продлен до «19» мая 2013 года.
Также суд апелляционной инстанции признал оспариваемую сделку ничтожной в
силу статей 10, 168 ГК РФ, указав, что сделка совершена со значительной отсрочкой
платежа в преддверии банкротства, по заниженной цене, на условиях явно не выгодных
для должника, сделка длящаяся, у должника отсутствовала экономическая выгода от
данной сделки, что существенно ущемляет права кредиторов и должника, сделка
совершена явно в ущерб их интересам.
Суд кассационной инстанции согласился с выводами нижестоящих судов.
Если основанием оспаривания сделки является нарушение совершившим ее
арбитражным управляющим Закона о банкротстве, то в случае отказа суда
отстранить этого управляющего заявление о ее оспаривании по этому основанию 11
может быть подано кредитором, ходатайствовавшим о его отстранении (Дело А57-
11938/2010).

Определением Арбитражного суда Саратовской области от 14.03.2013 заявление
конкурсного кредитора о признании недействительным договора поручительства,
заключенного между должником и другим кредитором, оставлено без рассмотрения.
Апелляционная инстанция согласилась с законностью судебного акта суда первой
инстанции.
Кассация отменила судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и
указала, что согласно статье 61.9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки
на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве может быть подано арбитражным
управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета
кредиторов.
Вместе с тем и отдельный кредитор вправе обратиться к арбитражному
управляющему с предложением об оспаривании этим управляющим сделки по названному
основанию.
Исходя из позиции пункта 31 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63,
в случае уклонения или отказа арбитражного управляющего от выполнения решения
собрания (комитета) кредиторов об оспаривании конкретной сделки конкурсный кредитор
либо уполномоченный орган вправе в порядке статьи 60 Закона о банкротстве обратиться в
суд с жалобой на бездействие (отказ) арбитражного управляющего; признание этого
бездействия (отказа) незаконным может являться основанием для отстранения
арбитражного управляющего.
Отдельный кредитор или уполномоченный орган вправе также обращаться к
арбитражному управляющему с предложением об оспаривании управляющим сделки на
основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве; в случае отказа или бездействия
управляющего этот кредитор или уполномоченный орган также вправе в порядке статьи 60
Закона о банкротстве обратиться в суд с жалобой на отказ или бездействие арбитражного
управляющего; признание этого бездействия (отказа) незаконным может являться
основанием для отстранения арбитражного управляющего.
Кроме того, если основанием оспаривания сделки является нарушение
совершившим ее арбитражным управляющим Закона о банкротстве, то в случае отказа
суда отстранить этого управляющего заявление о ее оспаривании по этому основанию
может быть подано кредитором, ходатайствовавшим о его отстранении.
Следовательно, до разрешения судом вопроса об отстранении конкурсного
управляющего должника, отдельному кредитору не предоставлено право самостоятельного
оспаривания сделки должника.
Между тем, определением Арбитражного суда Саратовской области от 10.07.2012
по жалобе кредитора (истца), признано незаконным бездействие конкурсного
управляющего должника, выразившееся в непринятии им надлежащих мер к оспариванию
заключенного в преддверии банкротства договора поручительства между должником и
другим кредитором. Другим судебным актом - определением Арбитражного суда
Саратовской области от 10.07.2012 заявителю было отказано в удовлетворении заявления
об отстранении конкурсного управляющего должника от исполнения обязанностей.
Таким образом, исходя из позиции пункта 31 Постановления Пленума ВАС РФ от
23.12.2010 № 63, данный кредитор вправе был обратиться в арбитражный суд с заявлением
об оспаривании указанной сделки.
Последнее редактирование: 3 года 1 мес. назад от Рига.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Сделки, оспоримые по банкротным основаниям 3 года 1 мес. назад #2725

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2824
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
продолжение


4. Действия по выходу участников общества являются сделкой
и оспариваются по основаниям,предусмотренным законом и иными правовыми актами


Выход участников из общества, в результате которого в обществе не остается
ни одного участника, а также выход единственного участника общества не
допускается (Дело N А57-5759/2010).
В рамках дела о банкротстве ООО «С» конкурсный управляющий должника
обратился в арбитражный суд с заявлением о применении последствий
недействительности ничтожной сделки - выхода ООО "Т" из состава участников ООО «С»
(должника), совершенной после введения в отношении должника процедуры наблюдения,
и об обязании ИФНС восстановить запись о регистрации ООО "Т" в качестве участника
должника.
Суд первой инстанции удовлетворил заявление конкурсного управляющего.
Апелляционным судом определение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Постановлением ФАС Поволжского округа определение суда первой инстанции и
постановление апелляционной инстанции оставлены без изменения.
Определением ВАС РФ отказано в передаче в Президиум Высшего Арбитражного
Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора судебных актов.
Как установлено судами, участниками должника являлись ООО "Т" и ООО "П".
Общество "П" вышло из состава участников должника, направив 30.04.2010 в его
адрес соответствующее заявление, которое было получено должником 25.05.2010.
Судом 07.06.2010 в отношении должника введена процедура наблюдения. После
этого должником было получено заявление ООО "Т" от 24.12.2010 о выходе из состава его
участников, решением ИФНС произведена государственная регистрация выхода общества
"Т" из состава участников ООО "С".
Согласно пункту 1 статьи 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью
участник общества вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия
других его участников, если это предусмотрено уставом общества.
Вместе с тем в силу пункта 2 названной статьи Закона выход участников общества
из общества, в результате которого в обществе не остается ни одного участника, а также
выход единственного участника общества из общества не допускается.
Исходя из установленных по делу обстоятельств, суды признали сделку выхода
общества с ограниченной ответственностью "Т" из состава участников общества с
ограниченной ответственностью "С" недействительной в связи с нарушением при ее
совершении положений статьи 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью
и удовлетворили заявленное конкурсным управляющим требование.
При применении последствий недействительной сделки при оплате третьим
лицом долга должника кредитору, денежные средства перечисленные кредитору
подлежат возврату в конкурсную массу должника, а не третьему лицу (Дело А12-
5206/2011).

Судами было установлено, что должником в адрес третьего лица было направлено
письмо с предложением о перечислении денежных средств в размере 420 148 руб. 04 коп.
(оставшейся задолженности по договору подряда) на расчетный счет кредитора в счет
погашения задолженности должника перед ним по договору подряда.
Платежным поручением на основании указанного письма должника, что следует из
основания указанного платежного документа, третье лицо перечислило на расчетный счет
кредитора денежные средства в размере 420 148 руб. 04 коп. 13
Следовательно, указанные действия были направлены на исполнение обязательств
должника перед одним из его кредиторов.
Общим последствием недействительности сделок, предусмотренным пунктом 2
статьи 167 ГК РФ, является возврат другой стороне всего полученного по сделке, а в
случае невозможности возвратить полученное в натуре, возместить его стоимость в
деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
Статьей 61.6 Закона о банкротстве предусмотрены также специальные последствия
недействительности сделки в условиях, когда одна из ее сторон является банкротом.
Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 22.10.2012 в порядке
применения последствий недействительности сделки на кредитора возложена обязанность
по возврату третьему лицу денежных средств в размере 420 148 руб. 04 коп.;
восстановлено обязательство должника перед третьим лицом на сумму 420 148 руб. 04 коп.
Отменяя определение суда первой инстанции в части применения последствий
недействительности сделки, арбитражный суд апелляционной инстанции возложил на
кредитора обязанность по возврату должнику денежных средств в размере 420 148 руб. 04
коп. и восстановил право требования кредитора к должнику в размере 420 148 руб. 04 коп.
Апелляционным судом было учтено, что оплата денежных средств кредитором в размере
420 148 руб. 04 коп. произведена за должника по его письму третьим лицом на основании
платежного поручения, которое в качестве основания платежа имеет ссылку на исполнение
обязательства за должника. Следовательно, указанные действия были направлены на
исполнение обязательств должника.
С учетом положений статьи 313 ГК РФ исполнение обязательств должника перед
третьим лицом является действием, совершенным самим должником.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Сделки, оспоримые по банкротным основаниям 2 года 6 мес. назад #3087

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2824
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Про сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности (применительно к их оспариванию по банкротным основаниям) (дело банка Электроника).
ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 12 июля 2011 г. N 722/11

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего - Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;
членов Президиума: Амосова С.М., Андреевой Т.К., Бациева В.В., Дедова Д.И., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Исайчева В.Н., Козловой О.А., Першутова А.Г., Разумова И.В., Сарбаша С.В. -
рассмотрел заявление государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда города Москвы от 29.03.2010 по делу N А40-58697/09-95-227, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.07.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 21.10.2010 по тому же делу.
В заседании приняли участие представители:
от государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" - Гринина Е.Н., Кравцова Е.В.;
от открытого акционерного общества "Акционерный коммерческий банк "Электроника" - Холмогоров С.В.
Заслушав и обсудив доклад судьи Разумова И.В., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.
Государственная корпорация "Агентство по страхованию вкладов" как конкурсный управляющий открытым акционерным обществом "Акционерный коммерческий банк "Электроника" (далее - банк) обратилась в Арбитражный суд города Москвы с иском к названному банку, открытому акционерному обществу "Народная нефтяная инвестиционно-промышленная Евро-Азиатская корпорация" (далее - общество "НИПЕК"), обществу с ограниченной ответственностью "Бриз" (далее - общество "Бриз") о признании недействительными договоров уступки требования от 31.10.2008 N 01406, N 01506, N 01606, N 01806, заключенных между банком и обществом "НИПЕК", от 07.11.2008 N 07, заключенного между обществами "НИПЕК" и "Бриз", а также о применении последствий недействительности этих сделок.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено закрытое акционерное общество "Северная звезда" (далее - общество "Северная звезда").
Решением суда первой инстанции от 29.03.2010 производство по делу в части требования о признании недействительным договора цессии от 07.11.2008 N 07 прекращено в связи с отказом истца от иска в указанной части и принятием этого отказа судом. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.07.2010 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 21.10.2010 оставил названные судебные акты без изменения.
В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций конкурсный управляющий банком просит их отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права, и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене в части по следующим основаниям.
Как усматривается из материалов дела, общество "НИПЕК" имело в банке расчетный счет и являлось его клиентом (договор банковского счета от 27.12.2007 N 00-810/8467).
Кроме того, 11.01.2008 между банком и обществом "НИПЕК" был заключен договор срочного банковского вклада (депозита) N 810/330, в соответствии с которым общество "НИПЕК" внесло в банк вклад в размере 15 000 000 рублей, а банк обязался возвратить сумму вклада по истечении 366 дней и выплатить обществу проценты, начисленные на сумму вклада по ставке 12,5 процента годовых.

Впоследствии банк и общество "НИПЕК" 31.10.2008 (в один день) совершили следующие действия:
заключили дополнительное соглашение N 1 к договору банковского вклада, согласно которому банк обязался перечислить на расчетный счет общества "НИПЕК" сумму вклада досрочно - не позднее 31.10.2008, с перерасчетом начисленных на сумму вклада процентов исходя из ставки 2 процента годовых;
заключили четыре договора цессии (N 01406, N 01506, N 01606 и N 01806), в соответствии с которыми банк уступил обществу за 5 000 000 рублей свои требования к обществу "Северная звезда" на общую сумму свыше 41 000 000 рублей и 1 000 000 долларов США, вытекающие из заключенных между банком и названным обществом обеспеченных залогом кредитных договоров от 15.08.2006 N 01406, от 31.08.2006 N 01506, от 13.09.2006 N 01606 и от 20.09.2006 N 01806, подтвержденные вступившими в законную силу решениями Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области;
банк зачислил сумму досрочно истребованного вклада на открытый в банке счет общества "НИПЕК" и сразу списал с него 5 000 000 рублей в оплату уступленных по договорам цессии требований.
Вскоре общество "НИПЕК" по договору от 07.11.2008 N 07 переуступило обществу "Бриз" за 8 000 000 рублей полученные от банка требования к обществу "Северная звезда".
Затем приказами Банка России от 25.12.2008 N ОД-993 и N ОД-995 у банка отозвана лицензия
на осуществление банковских операций и назначена временная администрация по управлению банком, после чего Банк России обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением от 12.01.2009 о признании банка банкротом, которое принято к производству определением этого суда от 21.01.2009 по делу N А40-1392/09-95-4 "Б"; решением суда первой инстанции от 06.03.2009 по названному делу банк признан несостоятельным, в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим назначена государственная корпорация "Агентство по страхованию вкладов".
Исковые требования о признании договоров цессии от 31.10.2008 недействительными и о применении последствий их недействительности предъявлены на основании пункта 3 статьи 103 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (в редакции, действовавшей в спорный период; далее - Закон N 127-ФЗ), пункта 1 статьи 50.34 Федерального закона от 25.02.1999 N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" (в редакции, действовавшей в спорный период; далее - Закон N 40-ФЗ).
В обоснование заявленных требований конкурсный управляющий сослался на то, что оспариваемые сделки заключены в течение шести месяцев, предшествовавших назначению Банком России временной администрации. В счет оплаты по договорам цессии с расчетного счета общества "НИПЕК" были списаны 5 000 000 рублей путем проведения внутрибанковских операций, на момент совершения которых банк ввиду отсутствия достаточного количества денежных средств на своем корреспондентском счете имел неисполненные денежные обязательства, вытекающие из договоров банковского вклада и банковского счета, перед другими клиентами, в том числе перед физическими лицами - вкладчиками, и не мог ни перечислить денежные средства по распоряжению клиентов их контрагентам, имеющим счета в других банках, ни выдать их непосредственно самим клиентам. Поэтому, как указал конкурсный управляющий, 5 000 000 рублей, имевшиеся на расчетном счете общества "НИПЕК", при обычном хозяйственном обороте подлежали бы включению в реестр требований кредиторов банка в составе требований кредиторов третьей очереди. Однако в результате заключения договоров цессии общество "НИПЕК" было, по мнению конкурсного управляющего, освобождено от необходимости заявлять свое требование на 5 000 000 рублей в деле о банкротстве банка, получив ликвидный актив банка - требование к обществу "Северная звезда", обеспеченное залогом имущества, что повлекло за собой предпочтительное удовлетворение требования общества "НИПЕК" к банку в части 5 000 000 рублей перед требованиями других кредиторов данной кредитной организации, которые были лишены возможности вернуть вне рамок дела о банкротстве находящиеся в банке денежные средства или получить взамен суммы долга какие-либо активы.
Суд первой инстанции, отказывая в иске, исходил лишь из совершения оспариваемых сделок в процессе обычной хозяйственной деятельности и непредставления конкурсным управляющим надлежащих доказательств, подтверждающих информированность общества "НИПЕК" о неплатежеспособности банка.
Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции дополнительно указал на отсутствие на момент заключения договоров цессии официальных публикаций, касающихся отзыва лицензии, назначения временной администрации и введения в отношении банка процедур банкротства.
Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций.
Между тем судами не учтено следующее.

В силу пункта 3 статьи 103 Закона N 127-ФЗ, пункта 1 статьи 50.34 Закона N 40-ФЗ сделка, заключенная или совершенная должником - кредитной организацией - с отдельным кредитором, в течение шести месяцев, предшествовавших дню назначения Банком России в кредитной организации временной администрации, может быть признана арбитражным судом недействительной по заявлению конкурсного управляющего, если указанная сделка повлекла за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.
Согласно правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 19 постановления от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", если сторона сделки, повлекшей за собой предпочтительное удовлетворение требования одного из кредиторов перед другими кредиторами, докажет, что на момент ее совершения она не знала и не должна была знать о том, что должник является неплатежеспособным или вскоре станет таковым, то сделка не может быть признана судом недействительной.
Таким образом, именно общество "НИПЕК" должно было представить доказательства того, что ему не было известно о затруднительном финансовом состоянии банка на момент заключения указанных договоров цессии.
Суды же, разрешая спор, неправомерно возложили на истца бремя подтверждения обстоятельств, которые должны были быть опровергнуты обществом "НИПЕК".
В оспариваемых решении суда первой инстанции и постановлениях судов апелляционной и кассационной инстанций нет ссылок на конкретные доказательства того, что общество "НИПЕК", имеющее открытый в банке расчетный счет и разместившее депозит, действуя с должной степенью заботливости и осмотрительности, не могло получить информацию о нахождении кредитной организации на момент заключения договоров цессии в преддверии банкротства.
Из материалов дела не усматривается, что такого рода доказательства были представлены обществом "НИПЕК".
При этом конкурсный управляющий представил в суд выписки с корреспондентского счета банка, предписание Банка России от 10.11.2009 N 51-14-18/44613ДСП, вступившие в законную силу судебные решения по искам клиентов банка, подтверждающие факты неисполнения банком в спорный период распоряжений клиентов о перечислении денежных средств из-за недостаточности их у самого банка, образования по этой причине к октябрю 2008 года картотеки списанных со счетов клиентов средств, но не проведенных по корреспондентскому счету кредитной организации. Также конкурсный управляющий представил копии публикаций, размещенных в средствах массовой информации и сети Интернет, о неисполнении банком платежных поручений клиентов, что свидетельствовало о широком обсуждении сложившейся в банке к спорному периоду ситуации.
Поскольку непосредственно в преддверии банкротства организация всегда испытывает определенные трудности в исполнении обязательств перед своими клиентами и контрагентами, презюмируется, что последние об этих затруднениях не могут не знать и, соответственно, предполагается, что заинтересованное лицо владеет информацией о возникновении признаков несостоятельности. Это, в свою очередь, влечет переход бремени доказывания обратного на клиентов и контрагентов должника.
В рассматриваемой ситуации суды возложили бремя доказывания на конкурсного управляющего в нарушение установившейся судебной арбитражной практики по искам о признании недействительными договоров, заключенных в преддверии банкротства.
Кроме того, суды сделали вывод о том, что оспариваемые сделки совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности, без указания мотивов, которыми они руководствовались.
Между тем к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, судебная арбитражная практика относит обусловленные разумными экономическими причинами сделки, не отличающиеся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени, и необходимые для осуществления его хозяйственной деятельности.
Названные договоры цессии, исходя из их предмета и других условий, примененной сторонами в преддверии банкротства схемы расчетов, указанным признакам не отвечали и поэтому не могли быть квалифицированы в качестве сделок, совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Суды не учли, что по настоящему делу оспариваются сделки, совершенные до дня отзыва лицензии, назначения временной администрации и введения в отношении банка процедуры банкротства, следовательно, официальных публикаций по этому поводу в момент заключения договоров не могло быть в принципе и поэтому их отсутствие не опровергает и не доказывает какие-либо имеющие значение для дела обстоятельства.
Отказав в иске по ненадлежащим основаниям при неправильном распределении между сторонами спора бремени доказывания, суды уклонились от исследования доводов истца, полагавшего, что заключение оспариваемых договоров цессии с имевшей место схемой расчетов в период времени, непосредственно предшествующий банкротству банка, повлекло уменьшение задолженности банка перед обществом "НИПЕК" по договору банковского счета на 5 000 000 рублей, то есть предпочтительное удовлетворение требования общества в этой сумме преимущественно перед требованиями других кредиторов банка, также заключившими с данной кредитной организацией договоры банковского счета и банковского вклада, при том что общество "НИПЕК" получило от банка ликвидный актив, который вскоре уступило другой организации за 8 000 000 рублей.
Таким образом, оспариваемые решение суда первой инстанции и постановления судов апелляционной и кассационной инстанций в части, касающейся отказа в удовлетворении исковых требований конкурсного управляющего банком, нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому согласно пункту 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене в этой части.
Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 29.03.2010 по делу N А40-58697/09-95-227, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.07.2010 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21.10.2010 по тому же делу в части отказа в удовлетворении исковых требований государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" - конкурсного управляющего открытым акционерным обществом "Акционерный коммерческий банк "Электроника" - отменить.
В отмененной части дело направить на новое рассмотрение
в Арбитражный суд города Москвы.
В остальной части названные судебные акты оставить без изменения.

Председательствующий
А.А.ИВАНОВ


-
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Сделки, оспоримые по банкротным основаниям 2 года 6 мес. назад #3088

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2824
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Обычная хозяйственная деятельность.
ПЛЕНУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 16 мая 2014 г. N 28

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ,
СВЯЗАННЫХ С ОСПАРИВАНИЕМ КРУПНЫХ СДЕЛОК И СДЕЛОК
С ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬЮ

6. Не требуется соблюдения предусмотренного законом порядка одобрения крупных сделок в случаях, когда сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности общества (пункт 1 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и пункт 1 статьи 78 Закона об акционерных обществах).
Бремя доказывания совершения оспариваемой сделки в процессе такой деятельности лежит на ответчике.
Под обычной хозяйственной деятельностью следует понимать любые операции, которые приняты в текущей деятельности соответствующего общества либо иных хозяйствующих субъектов, занимающихся аналогичным видом деятельности, сходных по размеру активов и объему оборота, независимо от того, совершались ли такие сделки данным обществом ранее.
К сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, могут относиться сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи).

При этом не является основанием для квалификации сделки как совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности один только факт ее совершения в рамках вида деятельности, упомянутого в едином государственном реестре юридических лиц или уставе общества как основного для данного юридического лица, либо то, что общество имеет лицензию на право осуществления такого вида деятельности.
"Юридическая работа в кредитной организации", 2014, N 4

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ БАНКА И КЛИЕНТА
В СВЕТЕ ИХ ОБЫЧНОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

(ИЗВЛЕЧЕНИЕ)

Следует отметить, что правоприменительные органы с завидным постоянством пытаются дать универсальное понятие обычной хозяйственной деятельности, поскольку законодателем такое понятие не выработано.
В Постановлении от 12.07.2011 N 722/11 <1> дано следующее понятие сделки, совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности: "Обусловленные разумными экономическими причинами сделки, не отличающиеся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени, и необходимые для осуществления его хозяйственной деятельности".
<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 722/11 по делу N А40-58697/09-95-227.
В 2014 г. ВАС РФ еще раз вернулся к вопросу понятия обычной хозяйственной деятельности, указав в п. 6 Постановления N 28, что под обычной хозяйственной деятельностью следует понимать "любые операции, которые приняты в текущей деятельности соответствующего общества либо иных хозяйствующих субъектов, занимающихся аналогичным видом деятельности, сходных по размеру активов и объему оборота, независимо от того, совершались ли такие сделки данным обществом ранее".
К сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, могут относиться сделки:
- по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности;
- по реализации готовой продукции;
- по получению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи).
Иными словами, если организация регулярно кредитуется, то суды с большой долей вероятности квалифицируют заключение кредитных договоров как обычную хозяйственную деятельность заемщика.
Так, суд, установив, что заемщик ежегодно на протяжении нескольких лет брал кредит в банке на пополнение оборотных средств, пришел к выводу, что спорный кредитный договор не относится к крупным сделкам, поскольку заключен директором как единоличным исполнительным органом в рамках обычной хозяйственной деятельности общества <2>.
<2> Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.05.2009 N Ф03-1982/2009.

Сложнее обстоит дело в тех случаях, когда кредитование осуществляется не на систематической основе, а имеет разовый характер. В каком случае разовое заключение кредитного договора относится к обычной хозяйственной деятельности заемщика?

Разовое заключение кредитного договора
и обычная хозяйственная деятельность

ВАС РФ пояснил, что к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, могут относиться сделки по получению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей розничной продажи) <1>. То есть при оценке кредитного договора нужно опираться на цели, на которые заемщику предоставляется кредит <2>.
<1> Пункт 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19.
<2> Постановление ФАС Уральского округа от 10.05.2006 N Ф09-3528/06-С5.

Системный анализ законодательства и судебной практики позволяет говорить о том, что такая цель кредитования, как пополнение оборотных средств, является наиболее безопасной для банков с точки зрения рисков оспаривания кредитного договора как крупной сделки.
Так, ФАС Московского округа, рассмотрев спор, установил, что кредит предоставлялся заемщику на пополнение оборотных средств и производственные цели. Суд счел, что формулировка в кредитном договоре, характеризующая цель его выдачи, свидетельствует о том, что он был предоставлен для удовлетворения потребностей общества, возникающих в рамках обычной хозяйственной деятельности, следовательно, кредитный договор является для заемщика такого рода сделкой <3>.
<3> Постановление ФАС Московского округа от 05.05.2005 N КГ-А40/3378-05.

В аналогичном деле суд также пришел к выводу, что получение кредитных денежных средств заемщиком для пополнения оборотных средств подтверждает вывод о совершении сторонами сделки по получению кредита в рамках обычной хозяйственной деятельности общества-заемщика <4>.
<4> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14.05.2009 N Ф04-2581/2009(5586-А70-8).

Еще в одном судебном процессе правоприменительный орган отказал в удовлетворении иска о признании кредитного договора недействительной сделкой, так как спорные кредитные договоры были заключены в целях получения кредита для оплаты договоров в рамках основной деятельности под залог товаров и пополнения средств <5>. ФАС Поволжского округа пришел к выводу, что денежные средства были получены заемщиком на пополнение оборотных средств, значит, кредитный договор заключен в рамках обычной хозяйственной деятельности заемщика.
<5> Постановление ФАС Московского округа от 29.12.2008 N КГ-А40/12212-08.

С учетом п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.03.2001 N 62 суд разъяснил, что к кредитному договору, заключенному в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности, положения законодательства о крупных сделках не применяются независимо от размера полученного по нему кредита <1>.
<1> Постановления ФАС Поволжского округа от 14.08.2007 N А12-17293/06, от 25.03.2010 N А65-9286/2009.

Особо следует отметить Определения ВАС РФ, в которых суд пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для признания кредитного договора крупной сделкой, поскольку заемщик преследовал цель пополнения своих оборотных средств, то есть сделка была совершена в рамках обычной хозяйственной деятельности; размер полученного заемщиком кредита в данном конкретном случае не имеет правового значения. В дальнейшем ВАС РФ неоднократно подтверждал указанную позицию <2>. Следовательно, предоставление кредита для пополнения оборотных средств рассматривается судами в качестве обстоятельства, свидетельствующего, что денежные средства были получены в рамках обычной хозяйственной деятельности заемщика.
<2> См. подробнее Определения ВАС РФ от 30.07.2007 N 9134/07, от 02.02.2010 N ВАС-300/10, от 15.04.2010 N ВАС-4267/10, от 29.04.2010 N ВАС-4753/10.

Обычная хозяйственная деятельность, банкротство и банки

Обычная хозяйственная деятельность приобретает особое значение в контексте с возможным банкротством юридического лица, так как почти всегда затрагивает интересы кредитной организации.
Согласно п. 2 ст. 61.4 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании п. 1 ст. 61.2 и ст. 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышают одного процента стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.
В п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" сказано, что к сделкам по принятию обязательств или обязанностей относятся, в частности, любые договоры, предусматривающие уплату должником денег, в том числе договоры купли-продажи (для покупателя), подряда (для заказчика), кредита (для заемщика), а также договоры поручительства, залога и т.п.
При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам могут быть отнесены (с учетом всех обстоятельств дела) платежи по длящимся обязательствам, например возврат очередной части кредита в соответствии с графиком.
В Постановлении от 28.05.2013 N 7372/12 Президиум ВАС РФ конкретизировал критерии обычной хозяйственной деятельности применительно к оспариванию сделок в рамках дел о банкротстве. При определении того, была ли банковская операция совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковыми не могут быть признаны операции:
- осуществленные в период действия введенного государственным регулятором запрета на совершение кредитной организацией соответствующих операций;
- проведенные при наличии скрываемой кредитной организацией картотеки неоплаченных платежных документов из-за отсутствия средств на корреспондентском счете в обход других ожидающих исполнения распоряжений клиентов, которые в это время не могли получить доступ к своим средствам, в том числе перевести их в другие банки;
- по исполнению распоряжений клиентов, которые ввиду аффилированности с должностными лицами Банка России или сотрудниками кредитной организации располагали точной и конкретной, недоступной другим информацией о делах кредитной организации и в момент выдачи распоряжения на перевод денежных средств знали о неизбежном принятии в ближайшем будущем Банком России решения об отзыве (аннулировании) у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций;
- совершенные при наличии иных обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности контрагента несостоятельного банка.
По общему правилу к хозяйственным сделкам не могут быть отнесены также платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, а также не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.
Банк в случае открытия в отношении его процедуры банкротства вправе в процессе обычной хозяйственной деятельности исполнять поручения клиентов, заключивших с банком договоры банковского счета, по переводу денежных средств. При этом такие сделки сами по себе не могут быть оспорены на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве, если не имеется мотивов и доказательства того, что оспариваемое исполнение распоряжения клиента выходит за пределы обычной деятельности банка, а также не представлены обосновывающие данный довод доказательства, а цена имущества или размер принятых обязательств или обязанностей не превышают одного процента стоимости активов банка, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.
Как указано в Определении ВАС РФ от 23.07.2014 N ВАС-16878/13 по делу N А40-77625/12, если сделка в принципе относится к обычной хозяйственной деятельности кредитной организации, в силу п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве при ее оспаривании на основании ст. 61.3 этого Закона именно конкурсный управляющий кредитной организации обязан доказать, что она выходит за пределы такой деятельности.
Практика располагает случаями, когда конкурсному управляющему удавалось доказать тот факт, что сделка выходила за пределы обычной хозяйственной деятельности. Например, ФАС Поволжского округа в Постановлении от 27.02.2014 по делу N А12-23873/2012 отметил, что нельзя отнести к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, списание денежных средств банком со счета организации по требованиям по уплате налогов и сборов.

Обычная хозяйственная деятельность
и антимонопольное законодательство

Некоторое время назад банки активно привлекались антимонопольным органом к административной ответственности по ст. 19.8 КоАП РФ за непредставление ходатайств, уведомлений (заявлений), сведений (информации) в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы.
Подобная обязанность банков обосновывалась ссылкой на ч. 9 ст. 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции", согласно которой финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном указанным Законом.
Из приведенного правила предусмотрены следующие исключения:
1) соглашения между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашения, являющиеся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашения, являющиеся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Как мы понимаем, соглашения, заключенные в рамках обычной хозяйственной деятельности банка, позволяли последнему избежать привлечения к административной ответственности, и наоборот, если отсутствовали критерии, позволяющие квалифицировать сделку как заключенную в рамках обычной хозяйственной деятельности, банк рисковал стать правонарушителем.
Подобные прецеденты возникали по поводу соглашений между банками и страховыми компаниями о совместном сотрудничестве в сфере кредитования. Суды не квалифицировали такие соглашения как договоры о предоставлении финансовых услуг и также не находили в них признаков обычной хозяйственной деятельности <1>.
<1> Определение ВАС РФ от 15.01.2009 N ВАС-17239/08 по делу N А27-4361/2008-5, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.09.2008 N Ф04-5522/2008(11321-А27-23) по делу N А27-4361/2008-5.

Известен случай, когда банк был привлечен антимонопольным органом к ответственности, предусмотренной ч. 4 ст. 19.8 КоАП РФ, по факту нарушения установленного антимонопольным законодательством срока подачи уведомления о заключенном между банком и риелторской компанией соглашении о сотрудничестве с целью взаимного оказания информационных, консультационных и иных видов услуг в сфере развития рынка ипотечного кредитования. Суд счел правомерным привлечение банка к административной ответственности по указанной статье, поскольку, по мнению суда, данное соглашение не относилось к категории сделок, заключаемых финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности <2>.
<2> Определением ВАС РФ от 24.09.2008 N 11606/08 отказано в передаче в Президиум ВАС РФ дела N А04-418/08-9/24 Апелляционного суда Амурской обл. для пересмотра в порядке надзора данного Постановления, а также Решения суда первой инстанции от 26.03.2008 и Постановления Шестого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2008.

В рамках еще одного спора генеральное депозитное соглашение о размещении средств бюджета на банковские депозиты с использованием системы электронных торгов биржи также не было квалифицировано в качестве обычной хозяйственной деятельности банка <1>.
<1> Определение ВАС РФ от 24.07.2012 N ВАС-6884/12.

Обычная хозяйственная деятельность
и налогообложение банковских операций

Согласно пп. 3 п. 3 ст. 149 НК РФ осуществляемые банками банковские операции освобождаются от налогообложения налогом на добавленную стоимость. В рамках налогового права к обычным банковским операциям, не подлежащим обложению НДС, относят:
- привлечение денежных средств организаций и физических лиц во вклады;
- размещение привлеченных денежных средств организаций и физических лиц от имени банков и за их счет;
- открытие и ведение банковских счетов организаций и физических лиц, в том числе банковских счетов, служащих для расчетов по банковским картам, а также операции, связанные с обслуживанием банковских карт;
- осуществление расчетов по поручению организаций и физических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам;
- кассовое обслуживание организаций и физических лиц;
- куплю-продажу иностранной валюты в наличной и безналичной формах (в том числе оказание посреднических услуг по операциям купли-продажи иностранной валюты);
- осуществление операций с драгоценными металлами и драгоценными камнями в соответствии с законодательством Российской Федерации;
- деятельность по исполнению банковских гарантий (выдачу и аннулирование банковской гарантии, подтверждение и изменение условий указанной гарантии, платеж по такой гарантии, оформление и проверку документов по этой гарантии), а также осуществление банками и банком развития - государственной корпорацией следующих операций:
выдачу поручительств за третьих лиц, предусматривающих исполнение обязательств в денежной форме;
оказание услуг, связанных с установкой и эксплуатацией системы "клиент-банк", включая предоставление программного обеспечения и обучение обслуживающего указанную систему персонала;
получение от заемщиков сумм в счет компенсации страховых премий (страховых взносов), уплаченных банком по договорам страхования, в том числе по договорам страхования на случай смерти или наступления инвалидности указанных заемщиков, по договорам страхования имущества, являющегося обеспечением обязательств заемщика (залогом), и иным видам страхования, в которых банк является страхователем;
услуги, связанные с обслуживанием банковских карт.
Учитывая перечень операций, осуществляемых банком в рамках обычной деятельности, налоговые органы формируют позицию относительно налогообложения в нестандартных ситуациях, прямо не описанных в законе. Например, ФНС России в Письме от 23.08.2012 N АС-4-3/13967@ отмечает, что денежные средства, получаемые банком в связи с изменением сроков предоставления средств, погашения (возврата) средств, включая уплату процентов, а также с изменением процентных ставок и других условий договора кредитования, можно рассматривать как денежные средства, связанные с оплатой банковской услуги по предоставлению денежных средств, не подлежащей налогообложению налогом на добавленную стоимость. В связи со сказанным такие денежные средства в налоговую базу по этому налогу не включаются.

Ю.В.Севастьянова
К. ю. н.,
доцент
кафедра гражданско-правовых дисциплин
РАНХиГС при Президенте РФ
(Волгоградский филиал)
Подписано в печать
20.11.2014
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Сделки, оспоримые по банкротным основаниям 11 мес. 2 нед. назад #4406

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2824
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Обратить внимание на п. 4 ст. 61.4. согласно которому при наличии иных известных кредиторов к моменту исполнения денежного обязательства такая сделка может быть признана сделкой с предпочтением. (даже гашение в рамках графика)
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
Время создания страницы: 0.445 секунд
Работает на Kunena форум

Контакты

Офис "Братиславская"

г. Москва, ул. Братиславская д.16, корп. 1
(отдельный вход со двора)

м. Братиславская (1 мин. пешком)

Офис "Трехпрудный"

г. Москва, Трехпрудный пер., д. 11/13 стр. 2

м. Маяковская (5 мин. пешком)

Тел.: +7 (495) 545-10-99
Тел.: +7 (495) 543-50-44
Факс: +7 (495) 347-67-67
Дежурный: +7 (916) 303-23-23

e-mail: 5451099 @ mail.ru

Узнайте больше!

Вы можете получить краткую бесплатную юридическую консультацию прямо на страницах нашего сайта в Форуме, а так же обменяться своим мнением относительно обсуждаемых там вопросов. Услуга "Заказ звонка" - Вы можете оставить заявку на оказание юридической поддержки с кратким описанием Вашей проблемы, заполнив специальную форму в разделе "Контакты" и наш Дежурный консультант обязательно свяжется с Вами в ближайшее время. Так же Вы можете воспользоваться СМС-сервисом, отправив СМС на наш мобильный номер +7(916) 303-23-23.

Счетчики



 форум
BANKI.RU — народный рейтинг, вклады, кредиты, ипотека