Юридическое Бюро - Юридические услуги

Поиск по сайту

Специальное предложение!

Продается Инвестиционно-финансовая компания

Лицензия ФСФР от января 2009 на осуществление брокерской, дилерской деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами

ООО, один участник – Штат сотрудников укомплектован. ООО, один учредитель - юридическое лицо, уставный капитал оплачен деньгами в размере 10 миллионов рублей. ИФНС России № 7 по г. Москве. Вся отчетность в порядке. Деятельность не велась.

Цена 750 000руб. подробнее

Вход

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

ТЕМА: легализация. повышенный тариф

легализация. повышенный тариф 2 года 2 нед. назад #3548

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
А вот решение, где банк взял повышенный тариф уже после закрытия счета (и как следствие прекращения договорных отношений, в том числе и платы за услуги по переводу (если тариф рассматривать именно как плату, а не штраф). Интересное дело с интересными выводами. Будем наблюдать.
ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 октября 2015 г. N 09АП-43290/2015-ГК
Дело N А40-55687/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 22 октября 2015 года
Полный текст постановления изготовлен 27 октября 2015 года
Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Гарипова В.С.

судей: Мартыновой Е.Е., Птанской Е.А.
при ведении протокола судебного заседания секретарем Онипко Л.Д.
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу
ООО "Гриджио" на решение Арбитражного суда г. Москвы 24 июля 2015 года
по делу N А40-55687/2015, принятое судьей А.А. Архиповым, по иску ООО "Гриджио" (ОГРН 1147746051551, ИНН 7731463575, дата гос. рег. 2014-01-28, юр. адрес: 121353 г. Москва, ул. Беловежская, д. 17, копр. 2 кв. 2) к Инвестиционный банк "ВЕСТА" (ООО) (ОГРН 1026000001796, ИНН 6027006032, дата гос. рег. 2002-08-06, юр. адрес: 119071 г. Москва, пр-кт Ленинский, д. 15А) о взыскании 2 651 798 руб. 96 коп.

при участии в судебном заседании:
от истца - Натаров А.Ю. по доверенности от 10 февраля 2015 года;
от ответчика - Мерзляков А.А. по доверенности от 20 марта 2014 года, Селезнева А.Ю. по доверенности от 27 октября 2014 года.

установил:

В Арбитражный суд г. Москвы обратилось ООО "Гриджио" (далее - истец) с иском к Инвестиционному банку "ВЕСТА" (ООО) (далее - ответчик) о взыскании 2 651 798 руб. 96 коп. неосновательного обогащения (комиссия за перечисление денежных средств при закрытии счета по заявлению Клиента с взиманием 5% от суммы платежа).
Арбитражный суд города Москвы решением от 24 июля 2015 года в удовлетворении исковых требований отказал.
Не согласившись с принятым решением, истец подал апелляционную жалобу, в которой просит решение отменить, перейти к рассмотрению дела по правилам первой инстанции и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требований истца.
В обоснование своей позиции истец указывает, что от установления правовой природы спорной суммы зависит решение вопроса о применении к ней положений статей 162, 331 ГК РФ о письменной форме соглашения о неустойке, учитывая, что условие о взыскании комиссии было введено банком в одностороннем порядке после открытия истцу банковского счета по договору о присоединении, в которых таковое отсутствовало.
Доказательства отнесения каких-либо сделок к сомнительным в материалы дела Банком не представлены.
Взимание комиссии за перевод денежных средств с одновременным закрытием счета в размере 5% от суммы установлены за действия, которые не являются самостоятельными услугами и не создают непосредственно для Истца какого-либо самостоятельного блага или иного полезного эффекта, а поэтому эти условия не могут считаться соответствующими закону и являются ничтожными.
Суд, указывая на проведение проверки исполнительного листа, тем не менее, не дает оценку действий Банка о списании по нему денежных средств до получения каких-либо подтверждений.
При надлежащем исполнении Банком своих обязательств на момент закрытия счета остаток бы отсутствовал.
В судебном заседании Девятого арбитражного апелляционного суда представитель истца поддержал доводы и требования апелляционной жалобы, представитель ответчика возражал против удовлетворения апелляционной жалобы.
Законность и обоснованность принятого решения проверены по доводам жалобы в соответствии со статьями 266, 268 АПК РФ.

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, заслушав представителей истца и ответчика, считает, что оснований для отмены или изменения решения Арбитражного суда города Москвы не имеется.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между ООО "ГРИДЖИО" (клиент, истец) и ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БАНК "ВЕСТА" (ООО) (банк, ответчик) заключен договор банковского счета от 26.02.2014, согласно которому банк открывает клиенту расчетный счет N 407028100000010001560.
Как указывает истец, банк с нарушением норм законодательства необоснованно списал сумму комиссии в размере 2 651 798 руб. 96 коп. за перевод остатка со счета в другой банк при закрытии счета.
Руководствуясь ст. 845, п. 1 ст. 851 ГК РФ, ст. 859, п. 2 ст. 29 Федерального закона N 395-1-ФЗ "О банках и банковской деятельности", абз. 3 п. 5.2. ст. 7 Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", п. 6 ст. 70 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", п. 8.1 инструкции Банка России от 30.05.2014 N 153-И "Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов", суд первой инстанции отказал в иске.
При этом суд первой инстанции исходил из следующего.
Согласно материалам дела, заключение договора банковского счета происходит путем присоединения клиента к Правилам открытия, ведения и закрытия счетов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в Инвестиционном Банке "ВЕСТА" (ООО) (утверждены Протоколом Правления Банка от 28.12.2012 N 27). Указанные правила являются публичной офертой и размещены в открытом доступе.
На дату заключения договора действовали тарифы комиссионного вознаграждения за расчетно-кассовое обслуживание в валюте РФ для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, утвержденные Правлением Банка, протокол от 23.08.2013 N 19.
В соответствии с п. 3.3 Правил услуги банка оплачиваются клиентом в порядке и сроки, установленные банком, в соответствии с тарифами банка, являющимися неотъемлемой частью договора банковского счета.
В соответствии с п. 2 ст. 29 Федерального закона N 395-1-ФЗ "О банках и банковской деятельности" кредитная организация вправе изменить в одностороннем порядке комиссионное вознаграждение, если это предусмотрено договором с клиентом.
В соответствии с п. 2.6 Правил банк имеет право в одностороннем порядке вносить в настоящие правила изменения и дополнения, в том числе путем утверждения правил в новой редакции, уведомив предварительно клиента не менее чем за 10 рабочих дней о вышеуказанных изменениях и дополнениях. Указанные изменения доводятся до клиента путем размещения объявления на стендах в операционном зале банка и/или на сайте банка.
На дату поступления в банк заявления от истца на закрытие счета (25.11.2014) в банке действовали тарифы комиссионного вознаграждения за расчетно-кассовое обслуживание в валюте РФ для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, утвержденные протоколом Правления Банка от 26.06.2014 N 13. Указанные тарифы вступили в силу с 14.07.2014.
В соответствии с п. 5.1.9 правил банк обязуется информировать клиента за 10 рабочих дней об отмене и изменении банковских услуг, настоящих правил и тарифов на услуги банка путем размещения соответствующей информации на стендах в операционном зале банка и/или на сайте банка.
Правилами не предусмотрена обязанность банка подписывать с клиентом дополнительное соглашение об изменении тарифов.
В соответствии с п. 2.7 Правил в случае несогласия клиента с изменениями, внесенными в правила, клиент вправе отказаться от обслуживания, подав в банк письменное заявление о закрытии счета.
До 14.07.2014 истец не реализовал свое право на расторжение договора банковского счета, доказательств обратного истцом не представлено.
В соответствии с п. 5.1.3 Правил банк обязуется осуществлять платежи со счета клиента в порядке поступления распоряжений клиента и других документов на списание, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.
Тарифами предусмотрено взимание комиссии за перечисление денежных средств со счета клиента на счета, открытые в других кредитных организациях: 1) на основании расчетного документа, оформленного в электронном виде и полученного банком по системе дистанционного банковского обслуживания в сумме 20 руб.; 2) на основании расчетного документа, оформленного на бумажном носителе в сумме 50 руб.
До даты расторжения договора банковского счета у истца существовала возможность перечисления денежных средств на свои счета в другие кредитные учреждения путем предоставления в банк расчетных документов, оформленных надлежащим образом.
В тарифах, действующих на момент расторжения с истцом договора банковского счета, тариф за проведение банковской операции - перечисление остатка денежных средств при закрытии счета - изменен на тариф за проведение следующих банковских операций: 1) перечисление денежных средств при закрытии счета по заявлению Клиента с взиманием 5% от суммы платежа; 2) перечисление денежных средств при расторжении банком договора в соответствии с п. 5.2. ст. 7 Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" с взиманием 10% от суммы платежа.
Доводы истца о том, что банком произведено необоснованное списание денежных средств со счета и не исполнены требования, указанные в исполнительном документе, признаны судом первой инстанции необоснованными.
В банк 13.11.2014 поступил исполнительный лист серии АС N 006553717, выданный Арбитражным судом г. Москвы 19.08.2014 г. по делу N А40-99874/14. При получении исполнительного листа на расчетном счете клиента денежные средства отсутствовали.
С момента открытия счета до 14.11.2014 по расчетному счету истца N 40702810000001001560 операции не проводились. С 14.11.2014 на счет истца началось поступление денежных средств, что подтверждается выпиской по счету.
Руководствуясь 6 ст. 70 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", банк направил письменный запрос в Арбитражный суд г. Москвы с целью подтверждения подлинности выданного исполнительного листа и обоснованности принятия определения о выдаче исполнительного листа с одновременным прекращением исполнения требований в пользу взыскателя - нерезидента по исполнительному листу.
Банком 20.11.2014 в адрес Федеральной службы по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) направлено сообщение о возникновении ситуации, свидетельствующей о намерении использовать судебное решение и исполнительный документ в качестве инструмента придания правомерного вида деятельности по выводу денежных средств за рубеж.
В период с 18.11.2014 по 20.11.2014 банком направлены сообщения в Росфинмониторинг об операциях указанного клиента, содержащие признаки сомнительности.
От взыскателя 24.11.2014 в банк поступило заявление об отзыве предъявленного исполнительного листа.
После получения ответчиком от истца заявления на закрытие счета остаток денежных средств в сумме 53 035 979 руб. 27 руб. переведен по реквизитам, указанным в заявлении истца на закрытие счета.
В соответствии с тарифами комиссионного вознаграждения за расчетно-кассовое обслуживание банком удержана комиссия за перечисление денежных средств при закрытии счета по заявлению клиента в размере 5% от суммы перевода, что составило 2 651 798 руб. 96 коп.
Суд первой инстанции оценил действия банка по взиманию указанной комиссии как действия, направленные на защиту интересов банка в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.
В связи с этим суд первой инстанции пришел к выводу, что истцом в нарушение ст. 65 АПК РФ не доказан факт наличия на стороне ответчика неосновательного обогащения; что ответчик исполнил свои обязательства в полном объеме, заявленное истцом требование необоснованно и удовлетворению не подлежит.
Апелляционный суд не находит достаточных оснований для отмены решения суда первой инстанции по доводам апелляционной жалобы.
В соответствии с п. 1 ст. 851 ГК РФ в случаях, предусмотренных договором банковского счета, клиент оплачивает услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете.
Спорная сумма является комиссией, удержанной ответчиком за проведение банковской операции, то есть за оказываемую услугу, в соответствии с указанными Правилами открытия, ведения и закрытия счетов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в Инвестиционном Банке "ВЕСТА" (ООО).
В апелляционной жалобе истец утверждает, что ответчик не предоставил доказательств, свидетельствующих об уведомлении Клиента об отказе в совершении операций. Однако в силу п. 11 ст. 7 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" обязанность отказать в проведении операции и уведомить об этом Клиента возникает у Банка при наличии распоряжения Клиента (платежного документа) на совершение операций с денежными средствами.
Истцом не доказан факт предоставления ответчику распоряжения на совершение операции с денежными средствами.
Банк предоставляет своим Клиентам совершать перечисления денежных средств на свой счет в другой кредитной организации с тарификацией в размере 75 и 50 рублей в зависимости от способа оформления платежного документа.
Ответчик указывает, что, реализуя требования Закона об идентификации своих Клиентов, Ответчик запросил у Истца документы, необходимые для идентификации и документального фиксирования информации об отдельных видах совершаемых банковских операций путем направления сообщений в адрес Истца при помощи системы дистанционного банковского обслуживания Интернет-Банк. Однако Истец до даты закрытия счета требуемые документы не предоставил.
Истец сам, при наличии на его счете денежных средств, не переведенных по его распоряжениям, потребовал их перечисления в связи с закрытием счета по заявлению Клиента (при установленной Тарифами Банка комиссии в размере 5%).
При этом истец, не давая ранее банку распоряжений на перечисление находящихся на его счете средств (в том числе в счет добровольного погашения задолженности по исполнительному листу серии АС N 006553717, выданному Арбитражным судом города Москвы от 19.08.2014 г. по делу N А40-99874/14-25-631 от Взыскателя - нерезидента ANGETRAIDING OU (ул. Кауге 6-10, г. Таллин, Харьюский уезд, 11215) на сумму 473 509 838 рублей), сослался лишь на то, что банк неисполнением исполнительного листа вынудил истца обратиться с заявлением о закрытии счета во избежание негативных последствий.
Однако при этом истец никак не обосновал этот довод и не представил документальных доказательств того, что он был поставлен бездействием банка в безвыходное положение и был вынужден сам обратиться именно с заявлением о закрытии счета (при установленном Тарифе по уплате указанной комиссии).
К тому же истец не лишен был права оспорить бездействие банка в случае его незаконности и, не избирая способ перевода средств посредством закрытия счета, обратиться с требованием о взыскании соответствующих убытков в случае наличия таковых.
Однако истец принял решение именно о закрытии счета с переводом при этом средств со счета в иной банк.
При таких обстоятельствах суд не находит достаточных оснований для вывода о том, что истец был умышленно поставлен банком в положение, когда истец был вынужден избрать единственный способ перевода денежных средств на счет в ином банке исключительно путем подачи заявления о закрытии счета.
Поэтому довод истца о том, что банк таким образом умышленно задерживает платежи (со ссылкой на Закон о противодействии) в целях понудить клиента закрыть счет с взиманием комиссии, при уплате которой банк в итоге ничего не проверяет и беспрепятственно осуществляет операцию по переводу денежных средств, не может быть признан обоснованным, поскольку в случае неправомерных (незаконных) действий (бездействия) банка у клиента банка есть иные правовые способы восстановления нарушенных прав.
Таким образом, истец в рамках настоящего дела не доказал, что он был принужден банком закрыть счет с целью получения комиссии, и что истец был вынужден закрыть счет при отсутствии иных способов защиты.
Суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены решения суда, в связи с чем апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.
Нарушений судом первой инстанции норм процессуального права не установлено.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 176, 266 - 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 24 июля 2015 года по делу N А40-55687/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражном суде Московского округа.

Председательствующий судья

В.С.ГАРИПОВ

Судьи
Е.Е.МАРТЫНОВА
Е.А.ПТАНСКАЯ
похожее решение из Поволжья

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 03.03.2015 N Ф06-19582/2013 по делу N А57-6048/2014
(извлечение)

"...Как следует из материалов дела, между ЗАО "Банк "Агророс" (далее - Банк) и ООО "ВолгаПродТорг" (далее - Клиент) заключен договор банковского счета от 09.12.2013 N 3698 (счет N 40702810800000003698), по условиям которого Банк принимает на себя обязательства по осуществлению его расчетного и кассового обслуживания в соответствии с действующим законодательством и банковскими правилами, а Клиент принимает обязательства по оплате этих услуг в соответствии с утвержденными Банком тарифами.
Согласно пункту 26 Тарифов Банка услуга по закрытию расчетного (банковского) счета по заявлению клиента, к которому были применены меры, предусмотренные пунктом 11 статьи 7 Федерального закона 115-ФЗ от 07.08.2001 (отказ в выполнении распоряжения клиента о совершении операции), а также в случае расторжения договора банковского счета на основании ст. 859 Гражданского кодекса РФ, пункта 5.2 статьи 7 Федерального закона N 115-ФЗ оплачивается в сумме 30% от остатка на счете на день закрытия, но не менее 500 рублей.
11.03.2014 от ООО "ВолгаПродТорг" в банк поступило заявление о расторжении договора банковского счета, на основании которого договор банковского счета расторгнут, а расчетный счет N 40702810800000003698 закрыт 11.03.2014.
В безакцептном порядке за услугу по закрытию счета Банком списана комиссия в размере 30% от остатка денежных средств на счете на день закрытия счета, что составило 384 375 руб. 54 коп.
Полагая, что Банком неправомерно списана комиссия, истец обратился в арбитражный суд с иском.
В договоре банковского счета от 13.12.2013 N 3698 стороны предусмотрели право Банка на одностороннее изменение действующих тарифов, введение новых тарифов, а также на безакцептное списание со счета клиента платы в соответствии с тарифами за предоставленные по договору услуги.
Применение пункта 26 Тарифов при закрытии счета было обусловлено тем, что в отношении ООО "ВолгаПродТорг" были применены меры, предусмотренные пунктом 11 статьи 7 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", а именно Банком было отказано в выполнении распоряжения клиента о совершении операции, по которой не представлены документы, необходимые для фиксирования информации в соответствии с положениями указанного Федерального закона, поскольку в результате реализации правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.
Данная правовая позиция изложена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 1307/10.
О действующих Тарифах на расчетно-кассовое обслуживание истец был уведомлен в соответствии с условиями договора банковского счета, в том числе и о стоимости услуг по закрытию счета в размере 30% от остатка денежных средств на счете на день закрытия, в случае применения к Клиенту мер, предусмотренных пунктом 11 статьи 7 Федерального закона 115-ФЗ от 07.08.2001 (отказ в выполнении распоряжения клиента о совершении операции).
Доводы заявителя кассационной жалобы были предметом рассмотрения в судах, где им была дана надлежащая правовая оценка, оснований для переоценки приведенных доводов у суда кассационной инстанции нет..."
Последнее редактирование: 2 года 1 нед. назад от Рига.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

легализация. повышенный тариф 2 года 1 нед. назад #3564

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
В этом деле банк не возвращал клиенту остаток после того, как клиент подал заявление о закрытии счета, ссылавшись на отказ в проведении банковской операции по легализационным основаниям. Суд признал действия банка неправомерными и указал что после расторжения ДБС банк не проводит операции по счету, а соответственно клиенту не в чем отказывать по Закону о противодействии. Возврат остатка не есть операция по счету, предшествующая закрытию счета, которую можно приостановить или отказать клиенту в ее проведении. Эти выводы сделаны в этом судебном постановлении, причем под председательством того же самого судьи, что и предыдущее дело.
ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной Сторожки, 12
адрес электронной почты: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
адрес веб-сайта: http://www.9aas.arbitr.ru

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е
№ 09АП-29656/2015

г. Москва
Дело № А40-182056/2013

21 августа 2015 года

Резолютивная часть постановления объявлена 20 августа 2015 года
Полный текст постановления изготовлен 21 августа 2015 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Гарипова В.С.
судей: Григорьева А.Н., Птанской Е.А.
при ведении протокола судебного заседания секретарем Онипко Л.Д.
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу
ООО КБ «ИНТЕРКОММЕРЦ»
на решение Арбитражного суда г. Москвы от 20 мая 2015 года
по делу № А40-182056/2013, принятое судьей Котельниковым Д.В.,
по иску ООО «Капитал Инвест Финанс» (ОГРН 1117746532420, ИНН 7715873905, 129090, г.Москва, ул. Каланчевская, д.20, стр.5) (его правопреемник - ООО «Лидерплюс» (ИНН 2543060905, ОГРН 1142543032521, место нахождения: 690068, г.Владивосток, ул. Кирова, д. 49, кв.32)
к ООО КБ «ИНТЕРКОММЕРЦ» (ОГРН 1037700024581, ИНН 7704045650, 119435, г.Москва, Б. Саввинский пер., д. 2-4-6, стр. 10)

об обязании закрыть расчетный счет и перечислить 21 133 685 руб. 47 коп.

при участии в судебном заседании:
от истца – не явился, извещен;
от ответчика – Биказова И.А. по доверенности от 31 декабря 2013 года

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «Капитал Инвест Финанс» (далее – истец, клиент) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением об обязании Коммерческого Банка «ИНТЕРКОММЕРЦ» (общество с ограниченной ответственностью) (далее – ответчик, банк) закрыть расчетный счет №40702810614000000450 и перечислить остаток в размере 21 133 685 руб. 47 коп. на расчетный счет ООО «Капитал Инвест Финанс» № 40702810801240000421 в ОАО «Банк Москвы», г.Москва, БИК 044525219, корр.счет №3010181050000000219.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 08.05.2014, оставленным без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2014 исковые требования были удовлетворены в полном объеме.
Постановлением от 08.12.2014 Арбитражный суд Московского округа отменил ранее вынесенные по настоящему делу судебные акты в связи с отсутствием оценки доводов ответчика о наличии оснований полагать осуществление истцом сомнительных операций, а также неправильным применением положений ст.7 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07.08.2011 № 115-ФЗ (далее – Закон о противодействии), дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
В ходе нового рассмотрения дела ответчик иск не признал, пояснив на вопрос суда, что истребуемые истцом действия на момент рассмотрения настоящего дела фактически произведены только в порядке исполнения вступивших в законную силу судебных актов до их отмены судом кассационной инстанции.
Арбитражный суд города Москвы решением от 20 мая 2015 года заявленные требования удовлетворил в полном объеме.
Не согласившись с принятым решением, ответчик подал апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение суда и отказать в удовлетворении требований истца.
В обоснование своей позиции ответчик указывает, что:
судом первой инстанции сделки, имеющие сомнительный характер, перечень и характеристики которых определены в п. 2 статьи 7 Закона о противодействии, ошибочно отнесены к перечню операций, указанных в статье 6 Закона о противодействии, обязательный контроль за совершением которых осуществляют кредитные организации в порядке, установленном указанным законом;
Банк не указывал, что расторжение договора есть банковская операция - Банковской операцией является операция по перечислению денежных средств со счета Истца, открытого в Банке, на счет Истца, открытый в другом банке;
банковская операция по списанию средств предшествует закрытию счета (внесению записи в Книгу регистрации открытых счетов), а значит, закрытие банковского счета без совершения банковской операции по списанию денежных средств невозможна;
в соответствии с п. 11 статьи 7 Закона о противодействии Банк вправе отказать в выполнении распоряжения клиента о совершении операции; признаки и характер таких операций изложены в статье 3 и пункте 2 статьи 7 Закона о противодействии; такими признаками и характеристиками обладали операции Клиента, совершавшиеся им по счету.
при новом рассмотрении дела судом первой инстанции принято решение, которые принципам правовой определенности и исполнимости не отвечает, поскольку истребуемые действия уже исполнены.
В соответствии со ст.156 АПК РФ апелляционная жалоба рассмотрена в отсутствие истца, надлежащим образом извещенного в порядке статей 121-123 АПК РФ о времени и месте судебного заседания.
В судебном заседании Девятого арбитражного апелляционного суда представитель ответчика поддержал доводы и требования апелляционной жалобы, заявив при этом ходатайство о замене ООО «Капитал Инвест Финанс» его правопреемником - ООО «Лидерплюс» (ИНН 2543060905, ОГРН 1142543032521, место нахождения: 690068, г.Владивосток, ул. Кирова, д. 49, кв.32) в связи с реорганизацией в форме присоединения к последнему 04.06.2015, которое удовлетворено судом.
В соответствии с п. 4 статьи 57 Гражданского кодекса РФ, при реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.
Из пункта 2 статьи 58 Гражданского кодекса РФ следует, что при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица.
Статьей 48 Арбитражно-процессуального кодекса РФ предусмотрено, что в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.
Законность и обоснованность принятого решения проверены по доводам жалобы в соответствии со статьями 266, 268 АПК РФ.
Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, заслушав представителя ответчика, считает, что оснований для отмены или изменения решения Арбитражного суда города Москвы не имеется.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между истцом и ответчиком 21.06.2012 был заключен Договор № 178/14/БК на обслуживание клиента по системе «iBank», на основании которого ответчик открыл истцу расчетный счет № 40702810614000000450.
Из представленной банком выписки по указанному счету за период с 21.06.2012 по 30.01.2014 следует и истцом по существу не оспаривается (ч.3.1 ст.70 АПК РФ), что основными контрагентами истца в указанный период являлись ООО «СтройБизнес» и ООО «Базальт» как источники поступления денежных средств от предъявления векселей к оплате и компания «Hotsilver Investments Ltd.» как получатель перечисляемых в счет погашения собственных векселей. Иных платежей, за исключением оплаты предусмотренной договором комиссии за расчетное обслуживание, не имеется.
Согласно бухгалтерскому балансу истца на 31.12.2012, последний не имеет в собственности основных средств, валюта баланса сформирована за счет сальдо дебиторской и кредиторской задолженности без разнесения по соответствующим с учетом фактических финансовых операций счетам (статьям).
Из представленного банком письма истца от 06.08.2012 в ответ на запрос № 21 от 01.08.2012 следует, что экономический смысл деятельности истца заключается в обороте векселей, когда собственные векселя обмениваются на подобные долговые обязательства иных лиц с продажей последних третьим лицам по повышенной стоимости и последующим погашением собственных векселей за счет получаемых денежных средств.
При этом согласно письму ОАО «Банк Москвы» от 02.10.2012 № 15/1829 операции контрагента истца ООО «СтойБизнес», осуществленные в период действия расчетного счета с 03.04.2012 по 28.08.2012, были признаны сомнительными, источником денежных средств является ООО «Полистеп». Письмом от 04.10.2012 №289/401800 ОАО Банк ВТБ в ответ на запрос ответчика сообщил, что проводимые в пользу компания «Hotsilver Investments Ltd.» транзитные операции обладают характером сомнительных.
Письмом от 16.08.2013 Банк России запросил сведения принятых в отношении прямо перечисленных организаций выводов и принятых мерах о предотвращении осуществления подозрительных операций, а также уведомил ответчика, что по итогам анализа движений денежных средств по счету истца следует, что данный счет использовался как транзитный для осуществления платежей на счет банка-нерезидента.
Решением единственного участника истца № 3 от 07.11.2012 место нахождения последнего изменено на г. Нижний Новгород, генеральным директором назначена Сиднева Валентина Ивановна. Уведомление о смене адреса и документы для изменения сведений о лице, уполномоченном распоряжаться денежными средствами, представлены в банк 28.03.2013 сопроводительным письмом № 7 от 26.03.2013. Решением № 5 от 05.03.2014 место нахождения общества снова изменено – на г. Москву, также сменен генеральный директор – на Орехво Михаила Александровича. Сведений о направлении уведомления о смене адреса, а также уполномоченного лица не имеется; доказательств смены сертификата открытого ключа ЭЦП, выданного истцу 25.06.2012 на имя Карандаева А.Г., не представлено.
При этом в ходе проведенной банком выездной проверки истца установлено, что последний по месту своей государственной регистрации не находится, дверь арендованного по указанному в ЕГРЮЛ адресу офиса закрыта, арендодатель подтвердил факт подписания с истцом договора, но лично как и охранник офисного здания никого не видел, размещенные в здании указатели на занимаемый истцом офис противоречат друг другу.
В то же время решением Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-153250/12 от 23.05.2013, резолютивная часть которого оглашена 16.05.2013, банк был обязан устранить ограничения прав истца на распоряжение денежными средствами на расчетном счете и возобновить операции по расчетному счету, однако несмотря на Приказ банка от 06.08.2013 № 986/2 о поручении исполнения указанного судебного акта каких-либо доказательств фактического прекращения ограничений не представлено, последняя операция по расчетному счету проведена 21.08.2012.
13 августа 2013 года банк посредством электронного документооборота направил истцу запрос № 50 о представлении документов об обстоятельствах заключения договоров с контрагентами, включая непубличного нерезидента, обстоятельствах приема-передачи векселей, размере полученного дохода от сделок, финансовой отчетности за 2012 года и обеспечения выпущенных истцом векселей, сведений о наличии активов и вхождения истца в какой-либо холдинг. Согласно распечатанному ответчиком отчету, указанный запрос сроком исполнения до 16.08.2013 был доставлен клиенту; сведений и документов, свидетельствующих о представлении истцом ответа на него, не представлено.
Письмом от 26.08.2013 № 02/10766, полученным 29.08.2013 представителем истца нарочно, банк уведомил клиента об отказе в выполнении платежного поручения № 62 от 23.08.2013 на сумму 21 130 000 руб. на основании п.11 ст.7 Закона о противодействии.
18 октября 2013 года истец направил ответчику заявление о расторжении договора и закрытии расчетного счета, а также перечислении остатка денежных средств в размере 21 133 685 руб. 47 коп. на расчетный счет истца, открытый в ОАО «Банк Москвы», на которое ответчик письмом от 25.10.2013 отказал в совершении указанных операций, сославшись на п.11 ст.7 ФЗ от 07.08.2011 №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», поскольку имелись подозрения, что такая операция совершается в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем.
Из представленного ответчиком ответа истца от 03.04.2014 на запрос банка №394 О/05 от 27.03.2014, включающего в себя как требования запроса №50 от 16.08.2013, так и новые требования, а именно: о представлении договоров и документов их исполнения в том числе в отношении ООО «Базальт», представления документов согласно п.3.3.3 договора банковского счета и сведений о счетах, с которых производятся обязательные платежи; согласно которому истец указывал на представление всех истребованных документов в 2012 году при блокировке счета и в ходе рассмотрения дела №А40-153250/12, отметив, что нормы Закона о предотвращении не предусматривают неоднократное представление информации и документов по одной и той же операции, а также что закрытие расчетного счета и перечисление остатка денежных средств на нем на счет клиента в ином банке не подпадают под действие указанного Закона.
Принимая во внимание изложенное выше, суд первой инстанции, с учетом Методических рекомендаций по разработке кредитными организациями правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, направленных Банком России письмом № 99-Т от 13.07.2005, и разъяснениями Банка России, изложенными в письме № 111-Т от 03.09.2008 «О повышении эффективности работы по предотвращению сомнительных операций клиентов кредитных организаций» и Приказе Росфинмониторинга № 103 от 08.05.2009 «Об утверждении рекомендаций по разработке критериев выявления и определению признаков необычных сделок», а также п.2 ст.7 Закона о противодействии в отсутствие доказательств об ином признал доводы банка об осуществлении истцом сделок, имеющих сомнительный характер.
В соответствии с п.11 ст.7 Закона о противодействии, банк в случае, если в результате реализации правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма у работников организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, возникают подозрения, что операция совершается в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, вправе отказать в выполнении распоряжения клиента о совершении операций, за исключением операций по зачислению денежных средств, поступивших на счет физического или юридическою лица.
Как указано в ст.3 Закона о противодействии, под операцией с денежными средствами или иным имуществом понимаются действия физических и юридических лиц с денежными средствами или иным имуществом независимо от формы и способа их осуществления, направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав и обязанностей. При этом под клиентом понимается физическое или юридическое лицо, находящееся на обслуживании организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом.
Согласно ст.5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» №395-1 от 02.12.1990, кредитная организация вправе совершать следующие, в частности, операции и сделки: открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц (п.3); осуществление переводов денежных средств по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам (п.4) и осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов, в том числе электронных денежных средств (за исключением почтовых переводов) (п.9).
В то же время, суд первой инстанции указывает, что из положений ст.6 Закона о противодействии, определяющей перечень операций, подлежащих обязательному контролю, следует, что под указанными в ст.3 Закона операциями понимаются непосредственно операции с денежными средствами в наличной форме (п.1), зачисление или перевод на счет денежных средств, предоставление или получение кредита (займа), операции с ценными бумагами (п.2), операции по банковским счетам (вкладам) (п.3), а также иные сделки с движимым имуществом (п.4).
Положениями п.1 ст.7 Закона о противодействии перечисленные в ст.5 указанного закона организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны идентифицировать клиента, его представителя и (или) выгодоприобретателя до приема клиента на обслуживание, за исключением прямо перечисленных случаев (пп.1); принимать обоснованные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры по идентификации бенефициарных владельцев (пп.2), обновлять информацию о клиентах, представителях клиентов, выгодоприобретателях и бенефициарных владельцах (пп.3), документально фиксировать и представлять в уполномоченный орган сведения по подлежащим обязательному контролю операциям с денежными средствами или иным имуществом, совершаемым их клиентами (пп.4), предоставлять в уполномоченный орган по его запросу имеющуюся у организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, информацию об операциях клиентов и о бенефициарных владельцах клиентов (пп.5), незамедлительно применять меры по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества, за исключением установленных п.2.4 ст.6 Закона случаев (пп.6) и не реже чем один раз в три месяца проверять наличие среди своих клиентов организаций и физических лиц, в отношении которых применены либо должны применяться меры по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества (пп.7). Кроме того, в соответствии с п.2 ст.7 Закона данные организации обязаны в целях предотвращения легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма разрабатывать правила внутреннего контроля, назначать специальных должностных лиц, ответственных за реализацию правил внутреннего контроля, а также принимать иные внутренние организационные меры в указанных целях.
Из изложенного выше суд первой инстанции пришел к выводу, что приведенные нормы Закона о противодействии подразумевают дополнительные публичные обязанности осуществляющих операции с денежными средствами организаций, основные положения о правах и обязанностях таких организаций, в том числе – в части ведения банковского счета, предусмотрены соответствующими нормами Гражданского кодекса Российской Федерации.
В соответствии со ст.845 ГК РФ, по договору банковского счета, заключение которого в силу нормы ст.846 ГК РФ для банка является обязательным, за исключением случаев, установленных законом, в частности – п.5 ст.7 Закона о противодействии, когда не представляется возможным должным образом идентифицировать клиента, банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.
Положениями ст.848 ГК РФ установлено, что банк обязан совершать для клиента операции, предусмотренные для счетов данного вида законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота, если договором банковского счета не предусмотрено иное, в срок, определенный ст.849 ГК РФ или заключенным с клиентом договором.
В соответствии с положениями ст.854 ГК РФ, списание денежных средств со счета осуществляется банком на основании распоряжения клиента либо без такового по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом.
Ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, как определено ст.858 ГК РФ, не допускается, за исключением наложения ареста на денежные средства, находящиеся на счете, или приостановления операций по счету в случаях, предусмотренных законом, в частности – в случаях, указанных в ст.6 и 7 Закона о противодействии.
При этом согласно ст.859 ГК РФ договор банковского счета расторгается по заявлению клиента в любое время, что является основанием для закрытия счета клиента с выдачей остатка денежных средств клиенту либо перечислением по указанию клиента на другой счет. Также нормы указанной статьи определяют основания и порядок расторжения договора банковского счета по инициативе кредитной организации, в том числе - в случаях, установленных законом, а равно порядок действий банка в случае неявки клиента за получением остатка денежных средств на счете либо неполучении банком указания клиента о переводе суммы остатка денежных средств на другой счет – перечисление денежных средств на специальный счет в Банке России, порядок ведения операций по которому определяется Указаниями Банка России № 3026-У от 15.07.2013.
Приведенная выше норма ст.859 ГК РФ о праве банка на односторонний отказ от договора банковского счета корреспондирует, в частности, к положениям абзаца 3 п.5.2 ст.7 Закона о противодействии, согласно которой право на расторжение договора банковского счета возникает у кредитной организации в случае принятия ей в течение одного года двух или более решений об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операции на основании указанного выше п.11 ст.7 Закона о противодействии.
Суд первой инстанции указывает, что из системного толкования приведенных норм следует, что предусмотренные ст.7 Закона о противодействии права и обязанности кредитной организации относительно операций с денежными средствами возникают и реализуются только в рамках действующего договора банковского счета либо непосредственного осуществления операций по распоряжению физических лиц о перечислении денежных средств без открытия банковского счета. Иное их толкование влечет за собой нарушение баланса прав и обязанностей сторон по сделке, а равно наступление в зависимости от инициирующей стороны неидентичных последствий юридически значимых действий, что противоречит положениям п.1 ст.2 ГК РФ, согласно которым имущественные и личные неимущественные отношения участников гражданских правоотношений предполагаются основанными на равенстве.
Последнее следует из объяснений банка на указанные в определениях суда вопросы, а именно: фактически осуществленный ответчиком отказ на основании положений п.11 ст.7 Закона о противодействии в расторжении договора как операции с денежными средствами повлек за собой возникновение ситуации, когда банк на формально законных основаниях – отсутствует необходимость по прекращении договора перечислить остаток денежных средств на иной счет клиента либо на специальный открытый в Банке России счет, банк является безрисковым в части возможности полного внезапного истребования фактически бессрочным владельцем денежных средств клиента с правом в силу ст.845 ГК РФ пользования ими. Иные же последствия наступают только в случае расторжения договора банковского счета по инициативе самого банка.
Кроме того, суд первой инстанции счел ошибочным толкование ответчиком расторжения договора банковского счета как операции, в совершении которой может быть отказано, вне зависимости от оснований такого отказа, поскольку само по себе прекращение сделки не является как лицензируемым действием, так и не подпадает под перечень указанных в ст.ст.5-7 Закона о противодействии операций, а также не связано с непосредственным движением денежных средств. Возникающие по расторжении договора банковского счета последствия в виде обязанности банка выдать либо перечислить остаток денежных средств не предопределяет действия клиента по прекращению сделки как операцию с денежными средствами в размере их остатка на счете, в том числе в связи с тем, что при прекращении договора банковского счета представление клиентом платежного поручения как распорядительного документа на совершение расходной операции по счету не требуется.
Следовательно, как указывает суд первой инстанции, положения ст.859 ГК РФ, в том числе в части последствий расторжения договора банковского счета, применяются без установленных Законом о противодействии изъятий, а именно: перевод средств на счет клиента в другой банк либо перечисление невостребованных средств клиента на специальный счет в Банке России.
В соответствии со ст. 859 ГК РФ, договор банковского счета расторгается по заявлению клиента в любое время, что является основанием для закрытия счета. При этом, учитывая правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении Пленума № 5 от 19.04.1999, договор банковского счета считается расторгнутым с момента получения банком заявления о его расторжении.
Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу, что банк, при правильности оценки осуществленных истцом операций и наличии при иных обстоятельствах оснований для применения п.11 ст.7 Закона о противодействии, необоснованно отказал в совершении предусмотренных и вменяемых в обязанность именно кредитной организации ст.859 ГК РФ действий, так как с момента получения заявления о расторжении договора предусмотренные указанным Законом права и обязанности ответчика относительно истца прекратились. Следовательно, указываемые банком обстоятельства в обоснование позиции по спору не имеют правового значения для рассмотрения настоящего дела.
Суд в решении отмечает, что вывод суда о прекращении регламентированных Законом о противодействии прав и обязанностей банка по отношению к клиенту при расторжении договора банковского счета соответствует правовой позиции Арбитражного суда Московского округа, изложенной, в частности, в постановлении от 27.05.2014 по делу № А40-131716/2013, вынесенному по подобному спору.
При этом суд отметил, что изложенные в письме Банка России № 191-Т от 10.11.2014 указания являются рекомендацией кредитным организациям, осуществляющим перевод денежных средств клиента в порядке последствий расторжения договора банковского счета, об извещении Росфинмониторинга о соответствующем действии с указанием кода причины, однако не содержит в себе указания о возможности отказа в таком переводе.
Также суд первой инстанции указывает, что не подлежит применению в связи с существенным различием в обстоятельствах рассматриваемых дел – о применении последствий расторжения договора банковского счета или о неисполнении банком обязанностей в период действия договора банковского счета, правовая позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенная, в частности, в постановлениях от 09.07.2013 № 3173/13 и от 27.04.2010 № 1307/10.
На основании изложенного выше суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заявленные истцом требования в отсутствие сведений о закрытии расчетного счета и перечислении остатка денежных средств на момент первого рассмотрения предъявленного иска по существу подлежат удовлетворению в полном объеме.
При этом суд первой инстанции исходил из следующего.
Из представленных в материалы дела документов следует, что 23.09.2014 банк платежным поручением №36 перечислил денежные средства в размере 21 133 685,47 руб. на счет истца, открытый в ОАО «БАНК МОСКВЫ», с указанием в назначении платежа: «Перевод денежных средств в связи с закрытием счета, на основании решения суда от 08.05.2014», то есть в порядке принудительного исполнения отмененного в последствии судебного акта; расчетный счет закрыт, что сторонами не оспаривается (ч.3.1 ст.70 АПК РФ), также после вступления ранее вынесенного судебного акта по настоящему делу в законную силу.
Как следует из положений ст.325 АПК РФ, если приведенный в исполнение судебный акт отменен полностью или в части и принят новый судебный акт о полном или частичном отказе в иске, либо иск оставлен без рассмотрения, либо производство по делу прекращено, ответчику возвращается все то, что было взыскано с него в пользу истца по отмененному или измененному в соответствующей части судебному акту.
В соответствии с положениями ст.305 ГК РФ предоставленные нормами ст.ст.301-304 ГК РФ права принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. При этом указано, что такое лицо имеет право на защиту его владения также против собственника.
Таким образом, банк, являющийся на основании п.2 ст.845 ГК РФ в силу заключенного договора владельцем принадлежащих и находящихся на расчете клиента денежных средств (правовая конструкция «использование» с учетом особенностей взаимных прав и обязанностей относительно переданных клиентом банку денежных средств и осуществления, включая источники финансирования, банковских операций), вправе при вынесении судом решения об отказе в удовлетворении иска вследствие фактического прекращения обязанностей их исполнением обратиться в суд с заявлением о повороте исполнения судебного акта, которое рассматривается по формальным – как разница между ранее исполненным по отмененному судебному акту и присужденному истцу впоследствии – признакам вне зависимости от мотивов принятия нового судебного акта.
При этом суд первой инстанции отмечает, что институт поворота исполнения судебного акта по искам, связанным с движением материальных ценностей, направлен на восстановление положения сторон, существовавшем до исполнения отмененного судебного акта полностью либо в части за вычетом подлежащего исполнению по новому судебному акту по тому же делу.
Следовательно, решение суда по настоящему делу подлежит вынесению безотносительно факта исполнения ранее принятого судебного акта для обеспечения прав истца, за защитой которого подано исковое заявление.
В то же время, суд первой инстанции отмечает, что поскольку решение по настоящему делу, выносимое по итогам нового рассмотрения, подлежит исполнению в том числе в принудительном порядке, а соответствующие обязательства на момент рассмотрения дела по существу, как было указано выше, фактически прекращены и, следовательно, предмет исполнения отсутствует, суд на основании положений ст.318 АПК РФ и на основании ч.6 ст.13 АПК РФ - с учетом правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в п.19 постановления Пленума № 62 от 08.10.2012, приходит к выводу о том, что исполнительный лист по настоящему делу не подлежит.
Апелляционный суд не находит оснований для отмены решения и для отказа в иске по доводам апелляционной жалобы.
В данном случае рассматривается не правомерность отказа банка в совершении операции по счету на момент подачи заявления в банк, а исковое требование о совершении действий - закрыть расчетный счет и перечислить в связи с этим остаток денежных средств на иной счет истца в ином кредитном учреждении при отсутствии оснований для удержания принадлежащих истцу (доказательств иного не представлено) денежных средств на счете, открытом у ответчика.
Суд первой инстанции, исследовав представленные в материалы дела доказательства, установил отсутствие оснований для отказа в иске.
Отказ в требовании клиента о закрытии счета и производного из этого требования о перечислении остатка денежных средств на счет этого же клиента в ином кредитном учреждении, по сути, являлся бы арестом денежных средств на счете клиента при отсутствии доказательств того, что денежные средства нажиты преступным путем. Арест в установленном законом порядке на расчетный счет истца, открытом у ответчика, не наложен.
Сомнительность операций по счету является основанием для соответствующего расследования уполномоченным органом, но не для бездействия по доказыванию этих обстоятельств и не для бессрочного удержания денежных средств на счете, открытом у ответчика.
Таким образом, оснований для отказа в иске не имеется в связи с отсутствием факта ареста денежных средств на спорном расчетном счете, нет доказательств того, что денежные средства нажиты преступным путем и не принадлежат истцу и он не вправе требовать их перечисления на свой же счет в ином кредитном учреждении (ст. 209 ГК РФ).
Как обоснованно указал суд первой инстанции, при рассмотрении настоящего дела и при указанных обстоятельствах не имеют правового значения ссылки на положения Закона о противодействии, поскольку оснований для удержания денежных средств на счете истца на момент рассмотрения спора не имелось.
При этом публичность действий ответчика, действовавшего со ссылкой на Закон о противодействии, и его репутация не оспариваются в рамках заявленного и рассматриваемого спора.
Как обоснованно указал суд первой инстанции, истребуемые истцом действия осуществлены ответчиком не добровольно (не по собственной инициативе), а во исполнение решения (впоследствии отмененного).
Факт совершения ответчиком истребуемых действий до отмены соответствующего решения не является основанием для вынесения противоположного решения об отказе в иске, поскольку иное означало бы незаконность требований истца и отсутствие судебного акта об обязании закрыть расчетный счет и перечислить остаток на расчетный счет общества с ограниченной ответственностью «Капитал Инвест Финанс» № 40702810801240000421 в ОАО «Банк Москвы», г.Москва, БИК 044525219, корр.счет № 3010181050000000219.
При этом ответчик возражает в обоснованности требований истца, основанных на ст.859 ГК РФ, и совершил указанные действия именно во исполнение судебного акта.
Таким образом, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены решения суда, в связи с чем апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.
Нарушений судом первой инстанции норм процессуального права не установлено.
Расходы по оплате госпошлины по апелляционной жалобе распределяются в соответствии со статьей 110 АПК РФ.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 176, 266-269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 20 мая 2015 года по делу №А40-182056/2013 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражном суде Московского округа.

Председательствующий судья

В.С. Гарипов

Судьи:
А.Н. Григорьев
Е.А. Птанская
Последнее редактирование: 2 года 1 нед. назад от Рига.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

легализация. повышенный тариф 1 год 5 мес. назад #4032

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Свежая практика по повышенному тарифу, суть которой сводится к тому, что фактически, взимание Банком, установленного «заградительного тарифа» является взиманием платы за проведение «сомнительных» операций без предоставления документов предусмотренных законом. «Сомнительность» операций, как и сама плата в виде «заградительного тарифа» устанавливается самим Банком, законодательно не наделенным данным правом. Таким образом, Банком незаконно присвоены функции государственного органа и установлена плата, не предусмотренная законом, в виде «заградительного тарифа» за проведение банковских операций без предоставления документов, что противоречит смыслу ФЗ № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 9 марта 2016 г. по делу N А17-7679/2014

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:
председательствующего Елисеевой Е.В.,
судей Жегловой О.Н., Ногтевой В.А.
при участии представителей
от общества с ограниченной ответственностью "ТЕО":
Павловой О.Б. по доверенности от 01.02.2016,
от открытого акционерного общества коммерческий инвестиционный банк "Евроальянс":
Вишнякова А.Н. по доверенности от 05.02.2016
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу ответчика -
акционерного общества коммерческий инвестиционный банк "Евроальянс"
на решение Арбитражного суда Ивановской области от 04.09.2015,
принятое судьей Рощиной Е.А., и
на постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 08.12.2015,
принятое судьями Кобелевой О.П., Гуреевой О.А., Дьяконовой Т.М.,
по делу N А17-7679/2014
по иску общества с ограниченной ответственностью "ТЕО"
(ИНН: 3702719578, ОГРН: 1143702002003)
к открытому акционерному обществу коммерческий инвестиционный банк "Евроальянс"
(ИНН: 3702030072, ОГРН: 1023700001467)
о признании недействительным примечания к пункту договора банковского счета, взыскании неосновательного обогащения
и

установил:

общество с ограниченной ответственностью "ТЕО" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Ивановской области с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к открытому акционерному обществу коммерческий инвестиционный банк "Евроальянс" (далее - Банк) о признании недействительным примечания к пункту 1.2 Тарифов Банка по банковским операциям юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее - Тарифы) в части наличия у Банка права применить тариф за ведение счета в размере до двух процентов от суммы оборота по дебету при наличии у него подозрений, что операция клиента совершалась в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма; о взыскании с Банка в пользу Общества 260 994 рублей 40 копеек неосновательного обогащения.
Суд первой инстанции решением от 04.09.2015, оставленным без изменения постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 08.12.2015, удовлетворил исковые требования. При принятии судебных актов суды исходили из того, что удержанная Банком сумма в виде "заградительного тарифа" является неосновательным обогащением, поскольку условие Тарифов Банка о применении повышенной комиссии за совершение клиентом операции в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма противоречит статье 4 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее - Закон N 115-ФЗ), а следовательно, является ничтожным в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Не согласившись с состоявшимися судебными актами, Банк обратился в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение от 04.09.2015 и постановление от 08.12.2015 и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований Общества.
В обоснование доводов кассационной жалобу Банк указывает, что договор и приложения к нему не содержат такого определения, как "заградительный тариф"; тариф в размере двух процентов за ведение счета от суммы оборота по дебету счета клиента является стандартным тарифом и применяется к операциям всех клиентов Банка, носящим необычный (сомнительный) характер; с Тарифами и примечаниями директор истца был ознакомлен, согласен, о чем свидетельствует его подпись, стоящая сразу после текста примечаний, скрепленная печатью Общества.
По мнению ответчика, вывод судов о том, что данный тариф противоречит Закону N 115-ФЗ, свидетельствует о неправильном применении судом норм материального права; отношения в части установления тарифов по договорам банковского счета (вклада) не входят в сферу регулирования Закона N 115-ФЗ, данные отношения регулируются нормами гражданского права.
Заявитель отмечает, что в соответствии с пунктом 2 статьи 7 Закона N 115-ФЗ обязанность по документальному фиксированию информации об операциях с денежными средствами или иным имуществом возложена на кредитные организации; Общество не представило договоры, в которых истец значился бы продавцом товаров, работ и услуг; вывод суда об осуществлении истцом обычной хозяйственной деятельности не соответствует материалам дела и не доказан истцом; истец в спорный период не осуществлял выплату заработной платы и платежи в бюджет и внебюджетные фонды, что как факт в совокупности с другими обстоятельствами (фактами), указанными ответчиком в ранее представленных возражениях по иску, явилось основанием для применения спорного тарифа.
Банк полагает, что суд апелляционной инстанции сделал неправильный вывод о том, что комиссия в сумме 500 рублей была уплачена истцом по банковским ордерам от 07.08.2014 N 1818 и от 15.08.2015 б/н, поскольку оплата по названным ордерам списывалась за июнь 2014.
В отзыве на кассационную жалобу Общество, указав на законность и обоснованность обжалованных судебных актов и несостоятельность доводов кассационной жалобы, попросило оставить решение от 04.09.2015 и постановление от 08.12.2015 без изменения, как законные и обоснованные.
В судебном заседании представители Банка и Общества поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее соответственно.
Законность решения Арбитражного суда Ивановской области от 04.09.2015 и постановления Второго арбитражного апелляционного суда от 08.12.2015 по делу N А17-7679/2014 проверена Арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Проверив обоснованность доводов кассационной жалобы и отзыва на нее, суд округа не нашел правовых оснований для отмены обжалованных судебных актов.
Как следует из материалов дела и установили суды, Банк и Общество (клиент) заключили договор банковского счета в рублях от 18.02.2014, по условиям которого Банк открывает клиенту счет N 40702810300000002995 и осуществляет расчетно-кассовое обслуживание клиента в соответствии с законодательством Российской Федерации, правилами и нормативными актами Банка России.
Согласно пункту 3.2 договора Банк обязан своевременно и правильно производить расчетные и кассовые операции на основании платежных документов, оформленных в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации и настоящим договором.
В силу пункта 5.1 договора клиент обязан выполнять требования действующего законодательства, в том числе нормативных актов Банка России по вопросам совершения расчетно-кассовых операций.
На основании пункта 5.5 договора клиент обязан в течение трех рабочих дней сообщать Банку о реорганизации или ликвидации юридического лица, о смене руководителя и лиц и лиц, уполномоченных распоряжаться счетом, об изменениях, вносимых в учредительные документы, почтовых реквизитов, номеров телефонов, факса, текста, оплаченного уставного капитала, фактического местонахождения юридического лица, его постоянно действующего органа управления, иного органа или лица, которые имеют права действовать от имени юридического лица без доверенности.
В соответствии с пунктом 4.9 договора Банк вправе отказать в выполнении распоряжения клиента о совершении операции, за исключением операций по зачислению денежных средств, поступивших на счет, по которой не представлены документы, необходимые для фиксирования информации в соответствии с положениями Закона от N 115-ФЗ, а также в случае, если в результате реализации Правил внутреннего контроля противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма у работников Банка возникают подозрения, что операция совершается в целях легализации (отмывания) полученных преступным путем, или финансирования терроризма.
Банк вправе требовать от клиента предоставления подтверждающих документов по проводимым операциям и сделкам, необходимых для выполнения Банком требований Закона N 115-ФЗ (пункт 4.11 договора).
Клиент обязан предоставлять в Банк информацию, необходимую для исполнения Банком требований Закона N 115-ФЗ, включая информацию о своих выгодоприобретателях и бенефициарных владельцах, а также подтверждающие документы по проводимым операциям и сделкам (пункт 5.8 договора), а также по требованию Банка в установленные сроки предоставлять договоры и/или документы, подтверждающие необходимость получения денежных средств (пункт 5.9 договора).
На основании пункта 7.1 договора Банк взимает плату за расчетно-кассовое обслуживание, размер которой определяется с учетом требований Банка России и указывается в Тарифах Банка, являющихся неотъемлемой частью настоящего договора.
В соответствии с пунктом 7.2 договора тарифы могут быть изменены или дополнены Банком в одностороннем порядке. Об изменениях действующих тарифов Банк извещает клиента путем объявлений, вывешиваемых в операционном зале Банка или на специальном стенде.
В силу пункта 7.5 договора клиент предоставляет Банку право списывать со своих счетов без его распоряжения плату за расчетно-кассовое обслуживание.
Истец знаком с Тарифами Банка, что подтверждается подписью директора Общества.
В пункте 1.2 Тарифов установлена плата за ведение расчетного счета клиента. В примечании к указанному пункту предусмотрено право Банка применить тариф за ведение счета до двух процентов от суммы оборота по дебету при наличии у Банка подозрений, что операции клиента совершаются в целях легализации (отмывания) доходов, преступным путем, или финансирования терроризма.
Материалами дела подтверждается, что с 8-го по 29 августа 2014 года на счет истца несколькими платежами поступили крупные денежные средства на общую сумму 11 551 340 рублей от обществ с ограниченной ответственностью "Армина", "Альконта", "Ультра" и "ТК Элита". В день поступления денежных средств либо на следующий рабочий день поступившие денежные средства переводились на счета обществ с ограниченной ответственностью "Ланч" и "Комплект Торг" или снимались наличными, что подтверждается выпиской по счету.
Посчитав указанные перечисления подозрительными, Банк в безакцептном порядке, применив повышенный тариф в размере двух процентов от суммы оборота по дебету, произвел списание комиссий за август 2014 года в размере 246 064 рублей и 14 930 рублей (банковский ордер от 18.09.2014 N 1, мемориальный ордер от 19.09.2014 N 1).
Общество обратилось к Банку с письменным требованием от 25.09.2014 о производстве возврата излишне списанных денежных средств, а также с просьбой письменно сообщить о принятом решении.
В ответе от 01.10.2014 N 05-1088 Банк сообщил, что в связи с возникшими подозрениями о совершении операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, в отношении указанных операций было принято решение об установлении комиссии в размере двух процентов от суммы оборота по дебету, а также о применении указанного тарифа к операциям, проведенным с 01.08.2014 по 31.08.2014.
Посчитав данное списание денежных средств незаконным, Общество обратилось в Арбитражный суд Ивановской области с настоящим иском.
В соответствии с пунктом 3 статьи 845 Гражданского кодекса Российской Федерации банк не вправе определять и контролировать направление и использование денежных средств и устанавливать другие, не предусмотренные законом или договором банковского счета, ограничения его права распоряжаться денежными средствами по его усмотрению.
В силу подпункта 1 пункту 1 статьи 6 Закона N 115-ФЗ операция с денежными средствами или иным имуществом подлежит обязательному контролю, если сумма, на которую она совершается, равна или превышает 600 000 рублей, либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 600 000 рублей, или превышает ее, а по своему характеру данная операция относится к такой операции с денежными средствами в наличной форме, как снятие со счета или зачисление на счет юридического лица денежных средств в наличной форме в случаях, если это не обусловлено характером его хозяйственной деятельности.
По смыслу пункта 1 статьи 7 Закона N 115-ФЗ, у клиента банка имеется обязанность по представлению документов, необходимых для его идентификации и фиксирования информации, содержащей сведения о совершаемой операции.
Согласно пункту 11 статьи 7 Закона N 115-ФЗ банк вправе отказать в проведении операции клиента в случае наличия обоснованных сомнений по поводу отнесения сделки клиента к операции, связанной с легализацией доходов, полученных преступным путем.
В силу приведенных норм и установленных фактических обстоятельств дела судебные инстанции обоснованно отметили, что фактически взимание Банком спорного "заградительного тарифа", не предусмотренного в законе, является платой за проведение "сомнительных" операций без предоставления установленных законом документов. Сомнительность операций, как и сама плата в виде "заградительного тарифа", определяется самим Банком, не наделенным данным правом. Таким образом, установленная Банком комиссия в виде "заградительного тарифа" за проведение банковских операций без предоставления документов противоречит Закону N 115-ФЗ.
При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций правомерно признали недействительным примечание к пункту 1.2 Тарифов Банка по банковским операциям юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в части наличия у Банка права применить тариф за ведение счета в размере до двух процентов от суммы оборота по дебету при наличии у него подозрений, что операция клиента совершалась в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма и в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации взыскали с Банка в пользу Общества 260 994 рубля 40 копеек неосновательного обогащения.
Суд правильно установили обстоятельства, входящие в круг доказывания по настоящему спору.

Доводы, приведенные в кассационной жалобе, свидетельствуют о несогласии заявителя с установленными по делу фактическими обстоятельствами и оценкой судами доказательств. Переоценка доказательств и установленных судами фактических обстоятельств дела в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.
Обжалованные судебные акты приняты при правильном применении норм права, содержащиеся в них выводы не противоречат установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебного акта, судом округа не установлено.
Кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.
Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статье 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации государственная пошлина по кассационной жалобе составляет 3000 рублей и относится на заявителя.
В связи с окончанием кассационного производства определение Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.01.2016 о приостановлении исполнения судебных актов подлежит отмене в силу части 4 статьи 283 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 274, 286, 287 (пунктом 1 части 1) и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Ивановской области от 04.09.2015 и постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 08.12.2015 по делу N А17-7679/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества коммерческий инвестиционный банк "Евроальянс" - без удовлетворения.
Отменить определение Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.01.2016 о приостановлении исполнения решения Арбитражного суда Ивановской области от 04.09.2015 и постановления Второго арбитражного апелляционного суда от 08.12.2015 по делу N А17-7679/2014.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
Е.В.ЕЛИСЕЕВА

Судьи
О.Н.ЖЕГЛОВА
В.А.НОГТЕВА
Администратор запретил публиковать записи гостям.

легализация. повышенный тариф 1 год 3 мес. назад #4150

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17
http://www.msk.arbitr.ru
Р Е Ш Е Н И Е
Именем Российской Федерации
г. Москва
21 апреля 2016г.
Дело № А40-245000/15-3-826


Операции по зачислению и списанию средств между собственными счетами не являются сомнительными и не подлежат обязательному контролю в соответствии со ст. 6 Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», а также не включены в перечень операций, указанных в п.3 действующих Тарифов КБ «ЛОКО-Банк», а именно:
«3. Список операций:
- Безналичные валютные операции в российских рублях и иностранной валюте, определяемые ФЗ от 10.12.2003 № 173-ФЗ, если хотя бы одним из участников расчетов по операции является лицо (физическое/юридическое в т.ч. Банк), зарегистрированное в государствах и на территориях, относящихся с списку нежелательных (см. Приложение 3);
- Безналичные валютные операции в российских рублях и иностранной валюте за в пользу третьих лиц, не являющихся стороной по договору;
- Безналичные валютные операции в российских рублях и иностранной валюте за товары без их ввоза на территорию РФ или за товар, продаваемый на территории РФ;
- Безналичные валютные операции в российских рублях и иностранной валюте за товар, поставка которого осуществляется из республики Беларусь и республики Казахстан, а перечисление средств осуществляется контрагентами, зарегистрированными в странах отличных от республики Беларусь и республики Казахстан;
- Безналичные валютные операции в российских рублях и иностранной валюте по предоставлению займов по ставке ниже ставки рефинансирования Банка России;
- Безналичные валютные операции в российских рублях и иностранной валюте по договорам займа с целью погашения ранее предоставленного займа, в случае, ее выдача займа через счета, открытые в Банке не проводилась».
На основании вышеизложенного, истец полагает, что применение заградительного (специального) тарифа КБ «ЛОКО-Банк» к ООО «УСБ «Финанс» является незаконным, и нарушающим права истца. Кроме того, истец утверждает, что ответчиком были превышены полномочия в рамках Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма».
Администратор запретил публиковать записи гостям.

легализация. повышенный тариф 1 год 2 мес. назад #4197

  • Рига
  • Рига аватар
  • Не в сети
  • Platinum Boarder
  • Сообщений: 2834
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 0
Статья: О заградительных тарифах в банковской практике
(Лысова Ю.В.)
("Право и экономика", 2016, N 2)
О ЗАГРАДИТЕЛЬНЫХ ТАРИФАХ В БАНКОВСКОЙ ПРАКТИКЕ

Ю.В. ЛЫСОВА

Лысова Юлия Владимировна, кандидат юридических наук, магистр частного права, преподаватель кафедры банковского права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина.
Автор родилась в 1980 году, в 2002 году окончила МГЮА, в 2006 году выпустилась из аспирантуры МГЮА, в 2004 году окончила РШЧП.
Научная специализация автора: гражданское право, банковское право, противодействие легализации преступных доходов, валютное право, гражданский и арбитражный процесс.
Основные труды:
Валютные отношения в предмете гражданского права. 2004;
Деньги и денежные обязательства как категории гражданского права. 2006;
Невозможность исполнения денежных валютных обязательств. 2006;
Принцип номинализма в денежном валютном обязательстве. 2006;
Принудительное исполнение мирового соглашения. 2006.

В работе дан анализ правовой природы нового правового явления в банковской практике - заградительных тарифов. В частности, в противовес доминирующей позиции о штрафном характере таких сборов как гражданско-правовой неустойки автор приходит к выводу, что они являются нормами публичного права, у клиента нет обязательства, которое они могли бы обеспечивать, банк не заинтересован в проведении финансового мониторинга, договор банковского счета не может регулировать осуществление банками публично-правовых функций. Автор раскрывает практические проблемы правоприменения в области взыскания заградительных тарифов, в том числе неустоявшуюся практику в выборе надлежащего способа судебной защиты ввиду отсутствия единства правовой квалификации обсуждаемого института.

Ключевые слова: противодействие легализации преступных доходов, заградительные тарифы, банковская практика, защита интересов клиента банка, договор банковского счета, гражданско-правовое обязательство, административная ответственность, неустойка, судебное производство по делам, возникающим из публичных правоотношений.

On prohibitive tariffs in banking practice
Ju.V. Lysova

The article analyzes the legal nature of a new legal phenomenon in banking practices - tariffs barrier. In particular, in contrast to a dominant position on penal character of such fees as a civil penalty, the author comes to the conclusion that they are rules of public law, the client has no commitment that they would ensure that the bank is not interested in conducting financial monitoring, the bank account agreement cannot regulate the banks public-legal functions. The author reveals practical problems of enforcement concerning the collection of protective tariffs, including well established practice in the selection of appropriate remedy in the absence of the unity of the legal qualification of the discussed notion.

Key words: countering legalization of criminal incomes, protective tariffs, banking practices, protection of interests of the client bank, bank account agreement, civil liability, administrative liability, penalty, judicial proceedings in cases arising out of public legal relations.

Заградительные тарифы - относительно новое явление в российской банковской практике, появившееся в связи с внедрением в российскую действительность механизма противодействия легализации преступных доходов. Соответствующий Федеральный закон <1> вступил в действие 01.02.2002, однако до сих пор такого понятия, как заградительные тарифы, он не содержит.

<1> Федеральный закон от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (ред. от 29.06.2015).

Общий механизм Закона рассчитан на создание такой системы, при которой уполномоченным государственным органом проводится обязательный контроль за определенными операциями клиентов на основе проведения организациями, осуществляющими операции с денежными средствами, в первую очередь кредитными организациями, функций агентов финансового мониторинга, т.е. на соответствующие организации возлагаются публично-правовые обязанности по осуществлению контроля за банковскими операциями <2>.

<2> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2014 N 09АП-5636/2014 по делу N А40-104598/13.
В удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения отказано правомерно, так как, затребовав у истца дополнительные документы по поступившим платежам и применив к нему заградительные тарифы, банк действовал в рамках договора банковского счета и в рамках публично-правовых обязательств по осуществлению контроля за банковскими операциями.

Заградительный тариф представляет собой денежную сумму, которую банк взыскивает с клиента в определенных случаях, установленных тарифными правилами, которые, как правило, являются частью договора банковского счета, заключенного путем присоединения. В основном заградительные тарифы взыскиваются:
- за несвоевременное предоставление информации, необходимой для идентификации клиента;
- за предоставление ложной информации, а также
- за непредоставление документов и информации о проводимой банковской операции (ее экономическом смысле, соответствии хозяйственной деятельности клиента, источниках получения денежных средств клиентом и т.п.).
Общее понятие заградительного тарифа, таким образом, отсутствует и регулируется каждым банком индивидуально в локальных нормативных актах <3>.

<3> "Удовлетворяя исковые требования, суды указали и на то, что действующее законодательство не содержит ограничений по рассмотрению таких локальных нормативных правовых актов непубличного характера в рамках обычных исковых судебных процедур" (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.11.2014 N Ф05-12356/2014 по делу N А40-183247/2013).
Требование: О признании частично недействительными тарифов расчетно-кассового обслуживания.
Обстоятельства: Между сторонами заключен договор на расчетно-кассовое обслуживание. Клиент утверждает, что действия банка по взиманию комиссии за непредставление клиентами необходимых сведений фактически направлены не на противодействие легализации доходов, полученных преступным путем, и не на оплату услуг банка, а на неосновательное обогащение банка.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку спорная комиссия (неустойка) была в одностороннем порядке введена банком после заключения договора банковского счета с клиентом и к нему не применялась.

"Банк России рекомендует коммерческим банкам ставить заградительные тарифы на снятие наличных денежных средств. И банки, конечно же, эти рекомендации выполняют" <4>.

<4> Транзитные операции клиентов и контроль банков: решение проблемы на основе доверительности и взаимной ответственности [Интервью с К.Г. Парфеновым] // Практический бухгалтерский учет. Официальные материалы и комментарии. 2015. N 5. С. 53 - 66.

Как пишут некоторые авторы, "арбитражная практика подтвердила правомерность применения банками заградительных тарифов в отношении клиентов, если имеются основания полагать, что клиент осуществляет сомнительные финансовые операции" <5>.

<5> Мазавина А. Суммы заградительных тарифов должны соответствовать среднерыночным значениям // Банковское обозрение. Приложение "БанкНадзор". 2015. N 1. С. 6 - 7.

Однако такой подход вызывает сомнения с точки зрения действующего законодательства, причем как самого Закона о противодействии легализации денежных средств, так и гражданского законодательства.
Очевидно, что разработанные и применяемые на основе данного Федерального закона положения имеют целью защиту публичных интересов.
"При этом гипертрофированное внимание к публичным интересам неминуемо ущемляет частные, не позволяет им динамично развиваться и в полной мере реализовываться" <6>.

<6> Бакаева О.Ю., Погодина Н.А. О соотношении частных и публичных интересов // Журнал российского права. 2011. N 4.

Следовательно, защита интересов общества и государства должна осуществляться в рамках законодательных гарантий, т.е. "публичное право должно обеспечивать реализацию частного права, не деформируя его" <7>.

<7> Там же.

Так, например, КС РФ указал на обязанность законодателя соблюдать баланс частных и публичных интересов при регулировании земельных отношений, в том числе возникающих в области оборота земельных участков и долей в праве общей собственности на земельные участки сельскохозяйственного назначения <8>.

<8> Постановление КС РФ от 30 января 2009 г. N 1-П.

Вместе с тем обращает на себя внимание тот факт, что обеспечение данного баланса Конституционным Судом толкуется как публично-правовая цель <9>, и в связи с этим надлежит согласиться с мнением тех авторов, которые полагают, что происходит постоянное "расширение сферы деятельности, регулируемой законами, правилами и административными предписаниями, приводящее к сокращению сферы отношений, основанных на согласованной воле частных лиц" <10>.

<9> Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2014 N 1668-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ростовцевой Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав абзацем первым пункта 1 статьи 50.20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций".
<10> Там же.

Данное правовое явление не может быть признано нормой развития правового государства, поскольку увеличение административного регулирования напрямую влияет на свободу гражданского оборота и, по мнению некоторых ученых, теперь, как и ранее, без господства частной собственности как главного принципа капитализма не может работать капиталистическая экономическая система <11>.

<11> Чиркин В.Е. Социальная эволюция конституционного права частной собственности // Государство и право. 2014. N 12. С. 18.

При этом следует также обратить внимание на то, что, "на наш взгляд, для западного общества (западной правовой культуры) характерна, так сказать, частноправовая культура: публичное право в юридическом смысле для западного общества все равно по смыслу (по его логике) частное, что, кстати, делает возможным существование государства как правового. В России же и частное право - все равно по смыслу (по его логике) публичное, что делает формирование правового государства весьма проблематичным" <12>.

<12> Малахов В.П. Публичное и частное в системе характеристик права // История государства и права. 2011. N 16. С. 2 - 6.

Вопрос о квалификации правовой природы положений договора, являющихся нормами публичного права (в силу ст. 2 ГК РФ они не регулируются нормами гражданского права, потому что не являются имущественными отношениями, основанными на равенстве и свободе воли, в т.ч. не представляют собой гражданско-правовые обязательства, о чем будет сказано ниже), остается открытым и требует своего разрешения на основе научных исследований.
По мнению большинства авторов и судов, "правовая природа данного заградительного тарифа - неустойка по ст. 330 ГК РФ" <13>.

<13> Мазавина А. Суммы заградительных тарифов должны соответствовать среднерыночным значениям // "Банковское обозрение. Приложение "БанкНадзор". 2015. N 1. С. 6 - 7.
См. также: Определение Верховного Суда РФ от 16.10.2014 по делу N 308-ЭС14-2286, А32-20874/2013.
Требование: О пересмотре в порядке кассационного производства судебных актов по делу о признании незаконными действий банка по применению к операциям, проводимым обществом мер заградительного характера (заградительного тарифа).
Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, поскольку суд пришел к правильному выводу о том, что на момент заключения договора банковского счета тарифы не содержали условия о спорной комиссии, при этом отсутствует подписанное сторонами соглашение о неустойке.

Между тем некоторые суды с такой квалификацией не соглашаются: "Довод апелляционной жалобы о необходимости применения к спорным правоотношениям ст. 333 ГК РФ отклоняется, поскольку истец ошибочно относит списанные со счета денежные средства к неустойке" <14>. В иных случаях правоприменители без определения точной правовой природы заградительных тарифов указывают на то, что они являются "мерой ответственности имущественного характера" <15>, не уточняя, к какому виду (гражданско-правовая, административно-правовая) ответственности эти меры относятся.

<14> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2014 N 09АП-5636/2014 по делу N А40-104598/13.
В удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения отказано правомерно, так как, затребовав у истца дополнительные документы по поступившим платежам и применив к нему заградительные тарифы, банк действовал в рамках договора банковского счета и в рамках публично-правовых обязательств по осуществлению контроля за банковскими операциями.
<15> Постановление ФАС Московского округа от 24.12.2012 по делу N А40-134113/11-58-864.
Требование: О снижении неустойки и обязании возвратить излишне списанные денежные средства.
Обстоятельства: По мнению истца, банк необоснованно списал денежные средства с расчетного счета в результате применения банком положений ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" и разработанных в соответствии с данным Законом тарифов банка.
Решение: Требование удовлетворено, поскольку каких-либо обстоятельств, дающих основания полагать, что данная операция осуществлена в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, а также что целью осуществления данной операции является уклонение от процедур обязательного контроля, предусмотренных действующим законодательством, банком не приведено и соответствующих доказательств не представлено.

Некоторые суды рассматривают заградительные тарифы в качестве комиссии за выполнение банком своих обязательств по договору (оплата услуг банка, однако неясно, какие услуги оказывает банк клиенту, требуя новые документы и оценивая экономический смысл его операций) <16>. При этом действия клиента, послужившие основанием для взыскания соответствующего тарифа, рассматриваются судом как "неисполнение обязательств в рамках договора банковского счета" <17>. Однако иные суды "пришли к выводу о том, что комиссия установлена Банком за непредставление клиентом банка документов и (или) исчерпывающих пояснений либо представление клиентом банка недостоверных и (или) недействительных документов, то есть не за какие-либо действия (деятельность), совершаемые банком, а за действия или бездействие клиента банка, в связи с чем указали на то, что спорная комиссия является одновременно и штрафной, что противоречит существу договора банковского счета, по которому банк оказывает клиенту определенные услуги (принимает и зачисляет поступающие на счет клиента деньги, выполняет распоряжения клиента о перечислении и выдаче денежных средств и т.д.), а клиент оплачивает услуги банка за отдельные согласованные сторонами услуги банка" <18>. Таким образом, признать заградительные тарифы комиссией согласно ст. 851 ГК РФ, т.е. оплатой услуг банка, нельзя. Поскольку банк никаких услуг клиенту в рассматриваемой сфере не оказывает, действия банка по взысканию заградительных тарифов направлены не на противодействие легализации преступных доходов, а на собственное обогащение.

<16> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.08.2014 N Ф05-5924/2014 по делу N А40-22350/2013.
Требование: О взыскании неосновательного обогащения.
Обстоятельства: Истец ссылается на то, что ответчик незаконно списал с его расчетного счета денежные средства.
Встречное требование: О взыскании суммы заградительных тарифов, НДС.
Решение: 1) в удовлетворении основного требования отказано, поскольку денежные средства были списаны с расчетного счета истца в связи с невыполнением им требований о представлении запрошенных документов; 2) Встречное требование удовлетворено, поскольку ответчик не смог объяснить экономический смысл проводимых сомнительных операций и не владел общей информацией о деятельности организации, в связи с чем деятельность истца была признана сомнительной.
<17> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2011 N 09АП-24437/2011 по делу N А40-41946/11-58-177.
В удовлетворении требований о взыскании неосновательно списанных денежных средств по договору банковского счета в валюте отказано правомерно, поскольку истец не исполнил требование ответчика о предоставлении информации об изменении своего местонахождения, а также запрошенных документов.
<18> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.11.2014 N Ф05-12356/2014 по делу N А40-183247/2013.
Требование: О признании частично недействительными тарифов расчетно-кассового обслуживания.
Обстоятельства: Между сторонами заключен договор на расчетно-кассовое обслуживание. Клиент утверждает, что действия банка по взиманию комиссии за непредставление клиентами необходимых сведений фактически направлены не на противодействие легализации доходов, полученных преступным путем, и не на оплату услуг банка, а на неосновательное обогащение банка.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку спорная комиссия (неустойка) была в одностороннем порядке введена банком после заключения договора банковского счета с клиентом и к нему не применялась.

Полагаем возможным согласиться с таким мнением ввиду того, что правовая природа заградительных тарифов полностью противоположна природе частноправовых обязательств.
Общая историческая эволюция обязательств изложена И.А. Покровским <19>. Этот ученый и выявил, на наш взгляд, отличительную черту обязательства: "Всякое обязательство может быть характеризовано как частная норма поведения для должника в интересах кредитора, как некоторое специальное "долженствование" (долг)" <20>. Именно в том, что обязательство устанавливает особое поведение должника, порождает индивидуальное регулирование поведения сторон на основе их свободного волеизъявления и равенства их прав, состоит специфика данного юридического отношения. Не может быть абсолютно одинаковых обязательств, ибо они каждый раз будут отличаться по тем признакам, которые закреплены в законе и договоре. Индивидуализация права для участников регулируемых им отношений - вот главное назначение обязательства. Такой особенности лишены какие-либо обязанности, т.к. обязанность - это нормативно предусмотренное поведение, понуждаемое независимо от воли и интереса управомоченного лица и каждый раз одинаковое для субъектов права. При включении в договор условий о возможности применения заградительных тарифов нет обязательства клиента, в котором у банка имелся бы частный интерес, который можно обеспечивать неустойкой в виде взыскания заградительного тарифа.

<19> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. С. 236.
<20> Там же.

В связи с этим интересна позиция Девятого арбитражного апелляционного суда по делу N А40-22350/2013 о том, что взыскание штрафа - заградительного тарифа является компенсацией на банковский контроль, осуществляемый в целях ПОД/ФТ <21>. Действительно, "на практике возложение функции по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, как правило, приводит к увеличению штата работников, отвечающих за те или иные направления в рамках осуществления данной функции, или же к увеличению объема обязанностей при сохранении штата работников, к примеру возложение обязанности по разработке и согласованию правил внутреннего контроля, сбору, анализу и направлению сообщений об операциях, подлежащих обязательному и факультативному мониторингу, идентификации клиентов и выгодоприобретателей, постановке на учет организаций, осуществляющих операции с денежными средствами и иным имуществом, и т.д." <22>. Однако не ясно, почему компенсация таких расходов перекладывается на клиентов, а не на государство, в интересах которого осуществляется финансовый мониторинг.

<21> Далее ПОД/ФТ - противодействие отмыванию доходов/финансированию терроризма.
<22> Карамов И.Ф. К вопросу о правовом механизме компенсации финансовых издержек агентов финансового мониторинга // Финансовое право. 2014. N 10.

При взыскании заградительного тарифа банк выполняет функции агента финансового мониторинга: в случае нарушения законодательства о ПОД/ФТ он несет только административную ответственность, но не несет гражданско-правовых убытков из-за нарушения клиентом своих обязанностей в сфере ПОД/ФТ, поэтому заслуживает внимания позиция суда, согласно которой "взыскание комиссии за совершение операций с денежными средствами, связанных с отмыванием доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма, формой внутреннего контроля не является, более того, представляет собой в какой-то мере легализацию данных операций с непосредственным участием банка, получающего от этого прибыль в виде списания повышенных комиссий <23>".

<23> Апелляционное определение Омского областного суда от 11.09.2013 по делу N 33-5718/2013, 33-5907/2013.
Требование: О взыскании необоснованно списанной комиссии, процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда.
Обстоятельства: Стороны заключили договоры на эмиссию и обслуживание международных банковских карт.
Решение: Требование удовлетворено частично, поскольку банк самостоятельно, без уведомления клиентов применил комиссию в размере, не оговоренном договором.

В силу п. 2 ст. 854 ГК РФ без распоряжения клиента списание денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом. Видимо, сторонники возможности применения заградительных тарифов полагают возможным руководствоваться данной нормой при списании соответствующих комиссий с клиента. Однако положения договора банковского счета о заградительных тарифах договором не являются, поскольку регулируют не гражданские права и обязанности сторон, а выполнение ими публично-правовых обязанностей, предусмотренных законодательством о противодействии легализации преступных доходов <24>. Здесь важно обратить внимание на такую характеристику публичного права, как стремление к юридической централизации, отмеченное тем же И.А. Покровским <25>, отражением которого является система взимания заградительных тарифов, фактически направленная на недопущение неугодных государству банковских операций.

<24> "При этом суд апелляционной инстанции отмечает, что к числу требований банковского законодательства, предъявляемых к операциям по исполнению кредитными организациями платежных поручений, относятся требования Закона о противодействии легализации преступных доходов, которые возлагают на банки как на организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, ряд публично-правовых обязанностей, в том числе идентификация клиента и документальное фиксирование информации об отдельных видах совершаемых банковских операций" (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2014 N 09АП-4475/2014 по делу N А40-22350/2013. Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 13.08.2014 N Ф05-5924/2014 данное Постановление оставлено без изменения).
<25> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. С. 39.

Таким образом, фактически положения договора о заградительных тарифах представляют собой административную ответственность, которую взыскивает агент финансового мониторинга. Однако взыскание административной ответственности на основании положений договора действующим законодательством не предусмотрено и противоречит ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ. Даже агенты валютного контроля вправе только составлять протоколы об административных правонарушениях в соответствующей сфере (ст. 23.60, ч. 80 ст. 28.3 КоАП РФ), но не применять ответственность. Кроме того, при взыскании штрафов за нарушение валютного законодательства соответствующие суммы поступают в доход федерального бюджета, а не являются прибылью агента, выявившего соответствующее правонарушение.
Иное толкование правовой природы заградительных тарифов приводит на практике к абсурдным выводам.
Так, суды, признавая, что "банк действовал в рамках договора банковского счета и действующего законодательства в рамках публично-правовых обязательств по осуществлению контроля за банковскими операциями" <26>, тем не менее ссылаются на п. 2 ст. 1, подп. 1 п. 1 ст. 8, ст. 421 ГК РФ, т.е. на положения законодательства, регулирующие имущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников, иными словами, частноправовые обязательства. При этом, например, отказ клиента от предоставления документов относительно проверяемой банком операции рассматривается судами как односторонний отказ от исполнения обязательств, недопустимый с точки зрения ст. 310 ГК РФ. Между тем суды также полагают, что контрольные функции банка должны заключаться в мониторинге сомнительных банковских операций клиента <27>, а не контроле над его хозяйственной деятельностью ("а не анализе его хозяйственной деятельности в целом" <28>). Очевидно, что при таком подходе предоставление документов не может быть самостоятельным гражданско-правовым обязательством, поскольку не представляет для банка интереса согласно ст. ст. 845 и 851 ГК РФ, поскольку единственным гражданско-правовым защищаемым законом интересом банка является возможность использовать имеющиеся на счете денежные средства клиента и получать плату за услуги по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете. "Сложилась уникальная ситуация, состоящая в том, что банк, не являясь государственной организацией, тем не менее должен участвовать в реализации мер, которые выходят за пределы целей его собственно банковской деятельности" <29>.

<26> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2014 N 09АП-5636/2014 по делу N А40-104598/13; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2014 N 09АП-4475/2014 по делу N А40-22350/2013.
Идентификация клиента, находящегося у банка на обслуживании, а также запрос у клиента документов об источниках поступления на счет денежных средств согласуются с целями Закона о противодействии легализации преступных доходов и не выходят за пределы полномочий, предоставленных в этой части кредитным организациям.
<27> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2015 N 09АП-5947/2015-ГК по делу N А40-130678/2014.
Иск о взыскании задолженности по договору о банковском обслуживании, процентов за пользование чужими денежными средствами удовлетворен частично, поскольку ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих факт предоставления истцом недостоверной информации и проведения сомнительных операций, как и доказательств, подтверждающих явную несоразмерность сумм взысканных процентов последствиям нарушения обязательств.
<28> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2014 N 09АП-46657/2014-ГК по делу N А40-84526/2014.
Исковые требования о взыскании неосновательного обогащения в виде списанных с расчетного счета истца комиссии за выявление недостоверной информации и процентов за пользование чужими денежными средствами удовлетворены правомерно, так как фактически банковская операция, относительно которой у банка возникли сомнения, не проведена, тогда как комиссия с применением заградительного тарифа банком списана, что противоречит существу договора банковского счета.
<29> Алексеева Д.Г. Банковская безопасность: правовые проблемы: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 2011.

Отсутствие адекватной оценки правовой природы заградительных тарифов вызывает на практике много сложностей в выборе способа защиты заинтересованных лиц в судебном порядке.
Так, среди изученных нами дел можно выделить следующие примеры формулирования способов судебной защиты:
1) о признании незаконными действий банка;
2) о признании недействительными действий банка;
3) о признании недействительными тарифов (как условий сделки);
4) о признании недействительным закрытия расчетного счета;
5) о взыскании неосновательного обогащения.
Сама перечисленная вариативность указанных формулировок свидетельствует о том, что надлежащего способа судебной защиты оборот до сих пор не знает, поэтому каждый истец вынужден избирать способ защиты на свой страх и риск, что явно не способствует выработке единообразия в судебной практике и нарушает ст. 19 Конституции РФ о равенстве всех перед законом и судом.
При этом суды принимали к производству и рассматривали в исковом порядке все заявленные требования, несмотря на то что способы защиты прав, упомянутые в пунктах 1, 2, 4, действующим законодательством не предусмотрены.
Как следует из ст. 12 ГК РФ, защита гражданских прав осуществляется путем применения перечисленных в этой статье мер, а также иными способами, предусмотренными законом. Однако указанные выше способы защиты ни данной статьей, ни иными федеральными законами не предусмотрены.
Очевидно, что банк, применяя заградительный тариф, действует как агент финансового мониторинга, т.е. в порядке делегирования ему части публично-правовых функций, поэтому логично обжаловать его действия в порядке производства, возникающего из публичных правоотношений (гл. 22, 24 АПК РФ) <30>, возможность применения которого в рассматриваемых ситуациях усматривается из ч. 1 ст. 197 АПК РФ: дела об оспаривании затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности решений и действий организаций, наделенных федеральным законом отдельными публичными полномочиями, рассматриваются в порядке публичного производства по правилам искового производства с определенными изъятиями.

<30> Аналогично обжалованию действий агентов валютного контроля в п. 2 ч. 1 ст. 24 Федерального закона от 10.12.2003 N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле".

Важной особенностью публичного производства является то, что в силу ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия обжалуемого решения, возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).
При этом в силу п. 3 ч. 5 ст. 201 АПК РФ в резолютивной части решения должно содержаться указание на обязанность соответствующих органов, осуществляющих публичные полномочия, совершить определенные действия, принять решения или иным образом устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в установленный судом срок.
Между тем в сфере гражданского судопроизводства после внесения изменений в ГПК РФ в части отправления правосудия по делам, возникающим из публичных правоотношений, применение соответствующих положений Кодекса административного судопроизводства РФ (далее - КАС РФ) к разрешению споров между клиентами и банками, вытекающих из применения антилегализационного законодательства, оказывается невозможным, поскольку п. 3 ч. 2 ст. 1 КАС РФ установлено, что суды в порядке, предусмотренном данным Кодексом, рассматривают и разрешают подведомственные им административные дела об оспаривании решений, действий (бездействия) некоммерческих организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, к числу которых банки и иные кредитные организации не относятся.
Здесь же следует указать на неправомерность удовлетворения встречных исков банков о взыскании заградительных тарифов <31>, поскольку согласно ч. 1 ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, а никакие законные права и интересы банка непредставлением обосновывающих экономический смысл операции документов или документов о местонахождении клиентов не затрагиваются. В случае если государство считает необходимым обязать клиентов соблюдать соответствующие положения антилегализационного законодательства, необходимо предусмотреть административную ответственность в Кодексе об административных правонарушениях с предоставлением агентам финансового мониторинга права составлять протоколы о выявленных правонарушениях с целью применения санкций в пользу федерального бюджета, а не банка. При этом необходимо установить правила проведения банками проверок своих клиентов для обеспечения прозрачности данной процедуры с целью недопущения злоупотреблений со стороны банков, в том числе определить перечень мероприятий, документов и сроки осуществления соответствующих действий, а также право их обжалования по аналогии с функциями агентов валютного контроля.

<31> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.08.2014 N Ф05-5924/2014 по делу N А40-22350/2013.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что применение заградительных тарифов нарушает один из основных принципов банковского права - принцип приоритета защиты прав клиента, который "направлен на устранение фактического неравенства в правоотношениях между банком - сильной в экономическом отношении коммерческой организацией, профессионально занимающейся посреднической деятельностью на финансовых рынках, и клиентом банка, который, по общему правилу, значительно уступает банку с точки зрения финансовой обеспеченности и профессиональной подготовки" <32>. Подтверждением этого вывода служит то, что клиент лишен каких-либо прав при проведении банком проверки предоставленных документов и информации; в частности, банк не обязан предупреждать клиента о проводимых мероприятиях и принимает решение о взыскании заградительных тарифов на основании актов проверки, составленных в одностороннем порядке <33>.

<32> Банковское право: Учебник / Отв. ред. Л.Г. Ефимова, Д.Г. Алексеева. М.: Проспект, 2013.
<33> Следует отметить, что некоторые суды не признают доказательственную силу данных актов: акт выездной проверки по адресу местонахождения истца не может быть принят судом во внимание ввиду того, что акт составлен в одностороннем порядке (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2014 N 09АП-46657/2014-ГК по делу N А40-84526/2014). "Ссылка ответчика на заключение управления экономической, информационной безопасности и инкассации ООО КБ "АкадемРусБанк" по установлению нахождения органов управления от 10.07.2014 при указанных обстоятельствах является несостоятельной, поскольку данное заключение составлено ответчиком в одностороннем порядке как заинтересованным в соответствующем исходе разрешения дела лицом" (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2015 N 09АП-5947/2015-ГК по делу N А40-130678/2014).

На основании вышеизложенного предлагается отказаться от применения заградительных тарифов в банковской практике в целях недопущения нарушения основных гарантий прав клиентов и обеспечения баланса прав участников соответствующих правоотношений. Клиентам банков при этом рекомендуется не подписывать договор банковского счета без протокола разногласий в части применения заградительных тарифов или пользоваться своим правом, предусмотренным п. 2 ст. 428 ГК РФ, согласно которому присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но содержит явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Список литературы

1. Транзитные операции клиентов и контроль банков: решение проблемы на основе доверительности и взаимной ответственности [Интервью с К.Г. Парфеновым] // Практический бухгалтерский учет. Официальные материалы и комментарии. 2015. N 5. С. 53 - 66.
2. Мазавина А. Суммы заградительных тарифов должны соответствовать среднерыночным значениям // Банковское обозрение. Приложение "БанкНадзор". 2015. N 1. С. 6 - 7.
3. Бакаева О.Ю., Погодина Н.А. О соотношении частных и публичных интересов // Журнал российского права. 2011. N 4.
4. Чиркин В.Е. Социальная эволюция конституционного права частной собственности // Государство и право. 2014. N 12. С. 18.
5. Малахов В.П. Публичное и частное в системе характеристик права // История государства и права. 2011. N 16. С. 2 - 6.
6. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. С. 236.
7. Карамов И.Ф. К вопросу о правовом механизме компенсации финансовых издержек агентов финансового мониторинга // Финансовое право. 2014. N 10.
8. Алексеева Д.Г. Банковская безопасность: правовые проблемы: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Время создания страницы: 0.310 секунд
Работает на Kunena форум

Контакты

Офис "Братиславская"

г. Москва, ул. Братиславская д.16, корп. 1
(отдельный вход со двора)

м. Братиславская (1 мин. пешком)

Офис "Трехпрудный"

г. Москва, Трехпрудный пер., д. 11/13 стр. 2

м. Маяковская (5 мин. пешком)

Тел.: +7 (495) 545-10-99
Тел.: +7 (495) 543-50-44
Факс: +7 (495) 347-67-67
Дежурный: +7 (916) 303-23-23

e-mail: 5451099 @ mail.ru

Узнайте больше!

Вы можете получить краткую бесплатную юридическую консультацию прямо на страницах нашего сайта в Форуме, а так же обменяться своим мнением относительно обсуждаемых там вопросов. Услуга "Заказ звонка" - Вы можете оставить заявку на оказание юридической поддержки с кратким описанием Вашей проблемы, заполнив специальную форму в разделе "Контакты" и наш Дежурный консультант обязательно свяжется с Вами в ближайшее время. Так же Вы можете воспользоваться СМС-сервисом, отправив СМС на наш мобильный номер +7(916) 303-23-23.

Счетчики



 форум
BANKI.RU — народный рейтинг, вклады, кредиты, ипотека